Это приговор всему городу

7616

Мой Жуковский пойдет по этапу

«Справедливость – несправедливость… это все слова. Их смысл –  каждодневные поступки, которые мы совершаем в силу собственных представлений о добре и зле, уме и глупости, совести и  бесчестии». Это сказал Семен Ария, известный российский адвокат, в интервью ЖВ  лет двадцать назад. Одна из лучших публикаций, которой я горжусь по сей день, вызвала тогда много эмоций среди читателей газеты: от восхищения гостем ЖВ до открытой ненависти, от благодарности редакции до страстных проклятий в мой адрес.

Дело в том, что Семен Львович Ария был не только великим адвокатом, но и настоящим участником Великой Отечественной войны. Более того, как репрессированный, он воевал в составе штрафного батальона. Его рассказы о войне для многих стали откровениями: осмысленными, выстраданными и в некотором смысле беспощадными по отношению к привычным мифам.

«Сталинизм – это космическое безумие»,  – сказал он. И мы вынесли эти слова в заголовок как суть безвозвратного прошлого . Я была уверена, что  такое  больше не повторится. Мне (как и многим) казалось, что  сила человеческого достоинства  отныне и навсегда  станет стержнем  нашей жизни  и никому уже даже в голову не прийдет культивировать страх как средство управления общество. Казалось невероятным, что доносы и репрессии станут нормой, а будущее превратится в прошлое, как карета в тыкву из известной сказки Шарля Перро.

Однако сегодня невероятное  стало новой реальностью: бессмысленной, беспощадной  и даже вульгарной –  ученому  ЦАГИ, профессору МФТИ  Валерию Голубкину выносят обвинительный приговор. За госизмену, которую не признает ни он, ни большинство его коллег.  Он не первый и, видимо, не последний ученый, имевший достижения в определенной области аэродинамики, оказался  под следствием, в СИЗО  и фактически оторван от дела, которому посвятил всю свою жизнь.  Он не скрывался от следователей, сам приехал на  допрос в  строгом костюме  (рассчитывал успеть на  лекцию)  и  оказался  в тюрьме.  Почти два года  пытался доказать, что никакой вины на нем нет.  Но правосудие в закрытом режиме – это  история для узкого круга лиц,  обществу предъявляется только вердикт, согласно которому профессор Голубкин – без  пяти минут зек с большим тюремным сроком,  в то время  как, по сути, является ученым с мировым  именем.  И  никто ничего не может сделать  в отсутствии  реального правосудия, потому что Левиафан такое чудовище, которое пожирает людей исключительно для того, чтобы доказать – справедливости нет и не будет, есть только сила власти и жребий судьбы.

Тем не менее, времена имеют свойство меняться, а люди  все равно надеются на справедливость, которой нет.  Потому что есть высшая справедливость, она не про сегодня, она про будущее. И очень хочется, чтобы  это будущее  стало близким. Есть один способ  его приблизить – поддерживать друг друга.  И в первую очередь тех, кому не просто тяжело, а очень тяжело. Потому что тюрьма – не место для ученого. Потому что  измена родине – это не про Валерия Голубкина, а  слава российской науки  –  не лозунг на фасаде ЦАГИ, а достижения таких как Голубкин.

«Как поддерживать?» – спросите вы. Есть два очевидных способа  – помочь семье оплачивать  работу адвоката  (что крайне важно, потому как – это единственная надежда и связь с внешним миром для заключенного)  и  писать письма  через ФСИН письмо  или родственников.  Ну, и конечно, не забывать, что  город науки, где  отмечают праздники, пускают салюты и поют песни про любовь к полетам и небу в то время, когда репрессируют ученых – это фактически приговор. Причем всем нам, кто  отличает  правду от лжи, фарс от истории  и глубокие смыслы от  замыленных символов.

А потому свободу Валерию Голубкину !

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут

Главный редактор. Рубрика "Колонка редактора", круглые столы, "Гость ЖВ"