Чей Жуковский?

3021
Фото: smartik.ru

В девятую годовщину присоединения Крыма к России вспомнился недавний инцидент с новостью о якобы скором вхождении Жуковского в Раменский округ Подмосковья. Как тут триггернуло наш наукоград! «Эксклав» внутри соседнего района непременно желал остаться отдельным муниципалитетом. «Мы всегда были городом областного подчинения! Кто и где нас спросил, чего мы хотим?!» – забрасывали меня сообщениями в мессенджерах со ссылками на неверно перепечатанный кем-то пост.

А теперь все вместе ответим на вопрос, превращённый соцсетями в однословный тег и вечный повод для драки: «Чей Крым?»

В комментариях к стримам ЖВ нас тоже об этом спрашивали. В моём понимании, Крым – крымчан. Как и Жуковский – жуковчан. А Донбасс – дончан и луганчан. Только им решать, как жить в своём доме, а не кому-то со стороны – от обывателей до политиков с Илоном Маском и Папой Римским в придачу – рассуждать, кому и какие земли оставить или вернуть.

Другое дело, что право народов на самоопределение входит в прямое противоречие с принципом территориальной целостности государств. Разрешить эту дилемму созданием эффективных механизмов волеизъявления граждан, судебных, а не военных разбирательств по спорным вопросам – задача ООН, с которой организация так и не справилась почти за восемьдесят лет существования. В итоге мы имеем застарелые «горячие» и тлеющие конфликты Нагорного Карабаха и Армении с Азербайджаном, Сербии и Косово, Палестины и Израиля, Китая и Тайваня. Теперь ещё – Москвы с Киевом.

Международный уголовный суд в Гааге 17 марта выдал ордер на арест Путина и уполномоченного по правам ребёнка в РФ Львовой-Беловой, которые «предположительно несут ответственность за военное преступление, связанное с незаконной депортацией детей из Украины в Россию».

Можно сколь угодно долго рассказывать, что для нашей страны решения МУС не имеют юридической силы, что они ничего не значат для США, КНР, Индии, Израиля, Ирана и кого-то ещё, а ордер можно использовать, как туалетную бумагу, на что прозрачно и во всеуслышание намекнул экс-президент РФ Медведев. Однако для 123 государств мира ратификация Римского статута Международного уголовного суда – не пустой звук.

Едва ли на территории Европы, Канады, Австралии, Латинской Америки, значительной части Африки, Таджикистана, Афганистана или Монголии Путина отныне ждёт арест. Но также наивно недооценивать репутационный урон, нанесённый действующему президенту России – седьмому в ряду глав государств, против которых выдвигал обвинения МУС. Вряд ли можно считать совпадением и то, что выписку ордера на Путина подгадали к визиту Си Цзиньпина в Москву и к годовщине присоединения Крыма.

Так, может, хотя бы во избежание Гааги, начнём интересоваться мнением граждан? На всех уровнях – от глобального до местного? Только не надо в ответ пугать перспективами сепаратизма и, к примеру, развала РФ, считая избирателей тупее себя.

Ровно 32 года назад они голосовали не за распад, а за сохранение СССР. И ровно столько же времени было у российских властей на исправление ошибок Беловежских соглашений – для восстановления страны, канувшей в Лету единоличным решением политиков, в виде обновлённой, основанной на добровольном объединении Федерации, куда стояла бы очередь подлиннее, чем сегодня в Евросоюз. Но наши «элиты» были заняты другими делами.

Пришла пора менять приоритеты.

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут