Без лица

1365

Колонка редактора или когда есть повод, но что-то грустно

Наш город всегда был непохожим на тихое провинциальное замкадье. Он был уникальным. И мы городились этим качеством. Так гордились, что иногда признавались в «великожуковском шовинизме», который на самом деле являлся не горем от ума, а всего лишь выражением интеллектуального одиночества в 25 км от столицы. Впрочем, говорили о нем с определенной долей самоиронии, без ссылок на идеологию превосходства кого бы то ни было.

Между тем, у города определенно было свое лицо. И это вовсе не какая-то особая архитектура и памятники (которых раньше было совсем немного). Лицом Жуковского всегда были люди: те самые ученые и инженеры с портфелями или папками, которые каждое утро шли по центральному скверу к проходным ЦАГИ, НИИПа …или по тропинкам цаговского леса к ЛИИ имени Громова.

Мне всегда казалось несправедливым, что их роль в публичном сознании явно недооценивалась. Во всяком случае, по сравнению с летчиками-испытателями.
Между тем, именно они (ученые и инженеры) создавали в городе ту особую ауру, благодаря которой Жуковский был самодостаточным во всех отношениях: вместе с авиационной наукой, аэродинамической трубой ЦАГИ и самой длинной взлетной полосой ЛИИ здесь гармонично соседствовала музыка, живопись, театр и спорт. Сюда приезжали известные музыканты, писатели, философы и публицисты… Здесь выступали лучшие представители культурной России. И не ради того, чтобы «делать кассу». А ради общения с понимающей, интеллектуальной публикой, для которой смыслы имеют значение больше, чем антураж самого присутствия.
Я помню встречи с Высоцким в актовом зале ФАЛТа МФТИ, с Городницким, Дольским, Кимом в Доме Ученых ЦАГИ, с Михаилом Жванецким, Аркадием Стругацким, Валентином Непомнящим…

Концерты исполнителей классической музыки всегда были востребованы и проходили с аншлагом. Между прочим, жуковский симфонический оркестр под управлением Сергея Скрипки начинался с народного оркестра ДК ЦАГИ. А муниципальный театр «Стрела» был частью ЛИИ имени Громова. А еще в ДК ЦАГИ была своя оперная студия, созданная силами сотрудников института, и она ставила «Евгения Онегина». Это не к вопросу о культурных вкусах, а к вопросу о культуре увлечений наукограда. Впрочем, не только.

Журналист «Жуковских вестей» Юрий Луговской однажды взял прекрасное интервью у писателя-классика Василия Аксенова в рамках нашей рубрики «Гость ЖВ». В дополнение к публикации Василий Павлович написал свое пожелание читателям газеты. Всего пара строк, но как много в них было содержания, объясняющего суть того, что имел город.

«Привет читателям газеты «Жуковские вести»! Много лет назад я был вместе с Эренбургом на первом вечере памяти Бабеля. Уже тогда ваш город был очагом свободной мысли. Так держать!

Ваш В. Аксенов».

Сегодня это кажется удивительным, но город Жуковский действительно был апологетом свободы. Даже в советские времена, когда лозунг «Народ и партия едины» являлся аксиомой антинаучного характера. Тем не менее, в рамках института марксизма-ленинизма (пропагандистского проекта КПСС) цаговцы умудрялись вести дискурс, выходя за рамки идеологических норм. Как рассказывал мне один «бинж» (бывший инженер), именно там он узнавал о новинках самиздата и наличии преимуществ рыночной экономики перед плановой.

Поэтому совершенно неудивительно, что в начале девяностых большинство жуковчан поддержали перестройку. Они ждали свободу и хотели ее. Они искренне полагали, что право выбора – это лучше, чем отсутствие прав. Но что-то пошло не так… Оказалось, что выбирать гораздо труднее, чем идти на поводу. А правда – это не то, с чем приятно жить… Да и так ли нужна свобода, если за нее приходит счет?
Рано или поздно я напишу об этом книгу. Попробую разобраться, что же с нами произошло? Почему мы, жуковчане, перестали быть обществом? Почему фейки и симулякры заменили все живое, что было в Жуковском? Прочему нам давно не до Бабеля, а местная элита – не выше плинтуса? Когда и в каком месте было потеряно самое главное – чувство собственного достоинства и реальное ощущение правды жизни? Куда пропала элементарная солидарность и понимание, что невозможно быть успешным вопреки здравому смыслу.

Я напишу эту книгу, скорее рано, чем поздно. Потому что все, что могло случиться, уже случилось. У города было свое лицо, теперь – его нет. Есть маска, которую по команде сверху велено одевать. Как букву Z на здание администрации в темное время суток.

И тем не менее, я хотела бы поздравить нас всех с юбилеем города, несмотря ни на что. Ведь лучшее, что у нас есть – время. Оно не стоит на месте и перемены обязательно будут.

А пока – Нет войне, Правде – быть и Свободу цаговскому ученому Валерию Голубкину!

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут