От чего лихорадит городскую больницу

Что случилось с нашей больницей? Она перестала быть нашей, жуковской, как и все, что когда-то принадлежало городу. Это то, о чем я говорю в своих колонках уже ни один год. Да, наш любимый город Жуковский становится заурядным среднестатистическим населенным пунктом, где областное чиновничество внедряет свои незамысловатые проекты по приведению Подмосковья к общему знаменателю. Когда-то я сказала, что цаговский лес — это только начало. Этот было не знание, скорее — предчувствие, однако за семь лет случилось гораздо больше, чем я могла предположить. И городская клиническая больница в этой цепи, похоже, самая болезненная жертва командно-административного эксперимента эпохи губернатора Воробьева.

Все началось с того, что само учреждение ГКБ несколько лет назад перешло в распоряжение Минздрава правительства Московской области. Тихо и незаметно, в административном порядке, при полном «одобрямс» местных органов власти. Собственно, их всерьез никто и не спрашивал, потому как к этому времени от местного самоуправления в наукограде осталось лишь одно название. То есть был мэр, который мало чего решал, но гордо назывался главой города. Был Совет депутатов, который вообще ничего не решал, но исправно голосовал за фактическое лишение наукограда всех полномочий. Устав города потерял всякий смысл, потому как стал тупым следствием областного законотворчества. Местная элита так деградировала, что уровень ее влияния на процессы в городе стал невидим даже под микроскопом.
Никто не пикнул, когда жуковчанина Сергея Антипенко сняли с должности главврача Жуковской ЦКБ без очевидных на то причин. Такая же участь постигла и Вахтанга Ломтатидзе, который тоже стал «крайним» в условиях нового менеджмента областного Минздрава.

Полгода назад в Жуковский прислали нового главврача Лилию Бусыгину, которую мэр города Андрей Войтюк представил как опытного управленца в области здравоохранения. И хотя к мнению Андрея Петровича народ в Жуковском относился с некоторой осторожностью, никто не предполагал, что для жуковской ЦКБ такое назначение станет серьезным испытанием. В конце концов варяги в руководстве больнице уже были (Александр Злобин, например, приехал из Твери), но качество учреждения определяли наши высокопрофессиональные врачи: их знали, им доверяли, их ценили. И, надо признать, Злобин в том числе.
Приоритеты Лилии Бусыгиной определились довольно быстро. Вечный вопрос о форме и содержании получил ответ в пользу первого. Новый главврач начала наводить порядок ровно так, как она его понимала: «инструкция — закон и начальник всегда прав». Надо признать, это не порок, а скорее особенности воспитания, которые при умелом управлении вполне могли оказаться признаками авторитета. Так бывает, что опыт взаимодействия между людьми в коллективе показывает преимущество лидера не по должности, а по результату. Но авторитет — такая штука, которая не приходит вместе с назначением на должность. И тем более, в процессе принуждения поступать так, а не иначе. Любой высококвалифицированный специалист тем и отличается от посредственности, что имеет собственное мнение. Ко всему прочему, он владеет важным знанием, как отличить главное от второстепенного здесь и сейчас, как соблюсти баланс между инструкцией и реальной жизнью. И, конечно же, он искренне полагает, что профессиональное достоинство несовместимо с унижением.
Впрочем, все эти гуманитарные ценности вряд ли бы стоило обсуждать при тенденции к лучшему. Но жуковскую ЦКБ вот уже полгода реально лихорадит: массово уходят жуковские врачи, не хватает медикаментов, жалуются пациенты… При этом управленческий аппарат получает служебные квартиры в Жуковском, а в самой больнице устанавливаются правила, от которых наше здравоохранение отказалось еще лет десять назад. Ровно потому, что они не имели никакого отношения к здоровью пациентов. Скорее напротив — создавали проблемы.

Тихий час

Я, если честно, уже не помню, когда в больнице ограничивали посещение больных на основании распоряжения главного врача о введение общего для всех «тихого часа». Теперь он есть: с 14 до 16 . Не важно, что это: инструкция Минздрава или местная самодеятельность, но к самому понятию «здравоохранение» это новшество вряд ли имеет отношение. В больнице практически нет младшего медицинского персонала, за многими пациентами ухаживают родственники, они же приносят лекарства, общаются с лечащим врачом, которого может не быть вечером и он катастрофически занят утром. Ведь совершенно же очевидно, что речь идет о больных людях, которым нужна поддержка близких, а «тихий час» у каждого из них разный, как заболевание и состояние здоровья в настоящий момент. Кому нужны эти унизительные барьеры, бессмысленные по своей сути? На самом деле ответ прост: тем, кто любит унижать. А главное, мы все это уже проходили. На минувшей неделе я как будто посмотрела старое советское кино в центральном холле жуковской ЦКБ: интеллигентные люди, нервно поглядывая на часы, заискивающе просят охранника пропустить их к больному, рассказывают о своих проблемах, показывая пропуск ЦАГИ, а он гордо посылает их к главврачу. Нет, некоторых все-таки пропускает, с талонами на платные услуги. Потому что у него инструкция, и в этих инструкциях он — важное лицо, как пограничник, от которого зависит твое время и твоя перспектива оказаться по ту сторону шлагбаума. Более того, врачи рассказали мне, что «пограничник» теперь еще и досматривает их сумки при выходе с работы. Видимо, по инструкции он ко всему прочему, немного «таможенник».

Тут же вспомнила, как год назад моя знакомая экстренно попала в больницу в Испании. Я не говорю о том, что еще в приемном покое у нее взяли все анализы, а через три дня интенсивного лечения выписали почти здоровой. У нее в палате (как и во всех других) стоял диванчик для посетителей, которые приходили свободно в любое время и даже без бахил.
Я, конечно, понимаю, что Россия — не Испания, здесь «климат иной». Как впрочем и нравы. Я даже не против пропускного режима с «аусвайсом», который женщина в окошке теперь выдает по спискам больных. Но право пройти к больному или врачу глупо ограничивать надуманными причинами. Еще глупее возводить в культ эту норму, злить людей и создавать очевидно коррупционную ситуацию на ровном месте: рано или поздно «нельзя» превращается в «можно» за определенную плату. Это — Россия.

Как мы дошли до жизни такой?

Есть такая традиция в нашем городе — жить воспоминаниями о прошлом. А между тем, настоящее все больше напоминает чеховский «Вишневый сад»: с топором лопахиных и беспомощностью раневских. Или рассказ Солоухина про то, как менялись великие цивилизации: «Была Великая Греция, но нынешние греки —вовсе не эллины…».
Так или иначе, будущее любого сообщества определяется степенью его готовности защищать свою идентичность. Ну, например, города, который «полетит, опираясь не на силу своих мускул, а на силу своего разума».
Давайте признаем, мы давно никуда не летим. В таком состоянии не летают, когда из всех благих намерений выбирается конформизм. В таком состоянии можно только терять: хороших врачей, сильных учителей, грамотных специалистов, умных руководителей…
Я уже не говорю о том, что власть, которую мы содержим на свои налоги, надо бы всерьез расшевелить палочкой и напомнить ей о себе.
Как минимум сообщить ей много-много раз, что если она окончательно «прошляпит» еще и больницу, жуковчане ей этого не простят. Ведь рано или поздно безумие заканчивается, а в мире разума —все по заслугам.

Обратная связь

Заместителю Председателя
Московской областной Думы
Чистюхину И.В.

Уважаемый Игорь Васильевич!

Довожу до Вашего сведения, что в жуковский городской комитет профсоюза работников здравоохранения на протяжении последних 6 месяцев поступают устные обращения сотрудников ГБУЗ МО «Жуковская ГКБ», что главный врач Бусыгина Л.А. занимается деструктивной деятельностью в коллективе, что отрицательно сказывается на функционировании лечебного учреждения, а именно ведет к «развалу» больницы. Медицинские работники опасаются сообщить данную информацию лично в вышестоящие организации, т.к. их профессиональная деятельность напрямую зависит от решения главного врача Бусыгиной Л.А.
Как председатель городского профсоюза работников здравоохранения не могу допустить нездоровую атмосферу в коллективе, что может негативно сказаться на оказании медицинской помощи населению. А также не могу позволить необоснованное и несправедливое распределение заработной платы в организации в связи со следующими фактами, которые произошли за время работы Бусыгиной Л.А. в должности главного врача ГБУЗ МО «Жуковская ГКБ».
1. Уволились 26 врачей первой и высшей категории, в том числе 5 заведующих отделениями — это рекордное количество уволившихся профессионалов за такой срок. Причем отток квалифицированных медицинских кадров в настоящее время продолжается.
2. Взамен уволившихся медицинских работников было принято около 10 врачей с низкой профессиональной подготовкой, о чем свидетельствует отсутствие квалификационных категорий и ученых степеней.
3. В административно-управленческий аппарат были приняты сотрудники, а именно, заместитель главного врача по лечебной работе, заместитель главного врача по клинико-экспертной работе, которые не имеют соответствующей подготовки (сертификата) по организации здравоохранения и общественного здоровья.
4. Вновь принятым медицинским работникам, а также немедицинскому персоналу устанавливаются надбавки за интенсивность работы до 400%, что приводит к дисбалансу уровня заработной платы по отношению к уже работающим сотрудникам.
5. На руководящие и хозяйственные должности назначены родственники главного врача.
6. Главный врач нарушает в отношении работников правила медицинской этики и деонтологии.

Прошу рассмотреть обращение и принять соответствующие меры, которые будут способствовать сохранению коллектива ГБУЗ МО «Жуковская ГКБ», что приведет к высококвалифицированному и своевременному оказанию медицинской помощи населению.

Председатель ЖГО профсоюза работников здравоохранения
Ю.В. Орехова

Больничный тупик
Мнения читателей из почты ЖВ

Хочу поделиться своими наблюдениями по поводу посещения Жуковской городской больницы.
Из отделения кардиологии выписывали моего уважаемого тестя Лапшина Михаила Григорьевича, 1928 года рождения, всю жизнь проработавшего в ЛИИ имени Громова (стаж более 60 лет), инвалида первой группы, тяжелого лежачего больного. За день до выписки, 21 января 2019 года, я пришел навестить тестя, поговорить с лечащим врачом. Договориться о перевозке больного.
Как театр начинается с вешалки, так больница начинается с гардероба. Неприятно поразил тот факт, что ни в гардеробе, ни в вестибюле, ни в находящейся здесь же аптеке нельзя было приобрести бахилы. В гардеробе еще и нахамили по этому поводу.
Из трех пассажирских лифтов работают только два, один из них – без индикации этажей (непонятно, на каком этаже ты в данный момент находишься).
Наконец я навестил тестя, поговорил с лечащим врачом и узнал, что с перевозкой больного нет никаких проблем, она состоится 22 января с 14 до 15 часов. Вполне удовлетворенный я покинул больницу.
Каково было мое удивление, когда позже я узнал от лечащего врача, что перевозка не состоится, потому что скорая отказывается везти из-за нехватки машин для вызовов
(их всего четыре) и отсутствии бензина. На мое предложение оплатить бензин, мне сказали, что это невозможно.
Что делать в такой ситуации, когда для перевозки нужна специализированная машина, потому как больной перевозится в лежачем положении? Социальная защита таких услуг не оказывает. Правильно, остается платная перевозка. Звоню туда. Машину можно заказать за сутки. Тупик.
Пытаюсь встретиться с заместителем главного врача Кристиной Алексеевной Агафоновой, которая обещала организовать перевозку, но тщетно — телефон недоступен, а в кабинете она отсутствует.
После некоторого ожидания у кабинета получаю наконец счастливое известие: руководству кардиологического отделения удалось договориться с Раменской скорой помощью. Как уже эти скорые между собой договорились, я не знаю, но приехала жуковская скорая помощь и благополучно перевезла моего тестя.
Вся беда в том, что в Жуковской больнице отсутствует такой вид деятельности, как перевозка тяжелых лежачих больных. Вот и приходится нервничать больным, родственникам и врачам.
А по поводу лечения и ухода могу сказать только добрые слова в адрес врачей и медсестер кардиологического отделения больницы.

С уважением,
Винокуров Владимир Викторович

Поддержи ЖВ

Каждый материал выходит в свет благодаря вам, жуковчанам, которым небезразлично, что происходит в городе, и которым нужна журналистика, а не пропаганда. Это наш с вами совместный проект, который мы будем делать для города и горожан, во…

Подробнее о поддержке можно прочитать тут