Имитация местного самоуправления

2011

Круглый стол по вопросам местного самоуправления, которое за последнее десятилетие из эффективного инструмента превратилось в фейк.

2020 год начался с объявления, что мы будем жить теперь по-новому: с обновленным правительством и измененной Конституцией. Правительством и раньше особо никто не интересовался, а Конституцию даже ее новые разработчики, как оказалось, до сегодняшнего дня не читали. Но главное, энтузиазм, это больше всего и тревожит. Тем более, изменения в главный закон страны коснутся и вопросов местного самоуправления, которого и так уже фактически нет, а под пристальным вниманием власти и рабочей группы по внесению изменений в Конституции, может пропасть окончательно. Хотя многие полагают, что это лишь приведение в соответствие, так как полномочия у муниципалитетов забрали уже давно и навсегда.

В редакции ЖВ прошел круглый стол на тему местного самоуправления, точнее его критического состояния без каких-либо перспектив. Депутат сельского поселения Верейское третьего созыва Галина Менькова, депутат жуковского Совета депутатов Маргарита Лесняк и представитель Общественного совета Кратово Марина Мозжерова обсудили полномочия муниципальных Советов депутатов, их тесное сотрудничество с исполнительной властью в ущерб своим избирателям, а также как централизация власти влияет на ее открытость.

Эла Знаменская
ведущий круглого стола

Вспоминая фразу из известного всем фильма: «Каждый год мы с друзьями ходим в баню». Так и у нас: уже три года подряд в начале года мы сверяем свои впечатления по состоянию местного самоуправления, и надо сказать, что пациент еще в прошлом году был «скорее мертв, чем жив». Как ощущения в этом году, что у нас с местным самоуправлением на момент февраля 2020? Понимаю, конечно, что после объединения Раменского района спрашивать об этом − издевательство, но все же.

Марина Мозжерова. Оно умерло.

Галина Менькова. А внесение поправок в Конституцию его добьет окончательно, ведь невозможно укрепить вертикаль власти, провести ее централизацию без уничтожения местного самоуправления.

Между прочим, бытует мнение, что поправки могут быть и хорошие…

Марина Мозжерова. Если только в том смысле, что после них не будет недопонимания, ложной надежды, что в России существует местное самоуправление.

Маргарита Лесняк. Я бы все-таки внесла каплю оптимизма: пока хотя бы де-юре местное самоуправление у нас есть, пусть и в таком сильно сжатом виде. Да, к сожалению, у муниципалитетов забрали главные полномочия − земельные вопросы, градостроительство, но все же мы еще можем решать определенные вопросы, с которыми к нам приходят жители города.

Вы сейчас про установку условной скамейки?

Маргарита Лесняк. И не только, еще разработка муниципальных положений, которые регламентируют взаимодействие жителей и власти по многим городским вопросам. Да, мы оказались в весьма стесненных обстоятельствах, когда, по сути, стали заложниками действий региональных властей, но делай что должно, и будь что будет.

Марина Мозжерова. Проблема в том, что стерты границы между исполнительной и законодательной властью, на примере Совета депутатов в Раменском городском округе это очень четко видно. Судя по тому, как развиваются события, они убеждены, что являются придатком администрации и недоумевают, когда от них требуют чего-то иного. Депутаты искренне считают, что их задача − защищать исполнительную власть от жителей.

Меня, конечно, поражает, что законодательная власть не читает законов, они просто голосуют, видимо, по велению сердца. Хотя чему мы удивляемся, если у нас Елена Исинбаева, которая входит в группу разработчиков поправок в Конституцию, первый раз ее прочитала только что.

В сентябре 2019 года Совет депутатов начал работать, по составу депутатского корпуса иллюзий уже тогда никто не питал. Но действительность превзошла даже отсутствие каких-либо ожиданий. Начнем с самого простого − обращения граждан. Существует положение, в котором прописано, как принимаются обращения от граждан, однако, видимо, народные избранники его не читали. Сразу после того, как граждане перестали быть электоратом, к ним потеряли всякий интерес. Приемная Совета депутатов находится в здании администрации, там сидит секретарь, которая не принимает заявления от жителей и регистрацию входящей корреспонденции не ведет. Нам предложили пойти вниз и сдать обращение в канцелярию администрации. Причем я подала два обращения в Совет депутатов, который находится по адресу Раменский г.о., ул. Комсомольская. 2, различались лишь адресаты: в одном случае −это был председатель Совета депутатов, в другом − депутат. Так вот одно обращение у меня приняли, а другое – нет, причем в связи с недостоверным адресом. Пришлось отправить свои обращения в Мособлдуму, так как мы не можем достучаться до наших депутатов, «абонент временно недоступен». Это уровень решения проблемы. После чего вдруг раменский Совдеп проснулся, и началась долгая переписка, касающаяся регламента подачи обращений. Они мне на электронную почту прислали письмо, в котором спрашивали телефон, чтобы созвониться и договориться, как отдать копии запрашиваемых документов. То есть, послать сканы документов на электронную почту нельзя, при этом у нас из каждой розетки слышны доклады об электронном документообороте.

В процессе обсуждения оказалось, что Совету депутатов не нужна интернет-приемная, а если граждане хотят подать заявление, пусть подают его в администрацию. То есть, мы должны подать в Совет депутатов жалобу на администрацию и сделать это необходимо через саму администрацию. Это как бы предполагает дальнейший вектор разбора сложившейся ситуации.

У нас до депутатов можно спокойно дойти, сдать обращение, но на результат, на мой взгляд, это не сильно влияет, так как нет реальных полномочий. Это все про те же лавочки, как и на «Доброделе».

Марина Мозжерова. У нас существует подвешенная в вакууме администрация, которой глубоко неинтересно, что происходит на земле, основная задача − освоение бюджета. Существует второй эшелон обороны − Совет депутатов, который стоит фильтром на обратную связь от жителей. И существует целая армия товарищей, для обозначения которых даже цензурного слова не находится, пытающихся изо всех сил сделать картинку счастливой жизни. То есть, все построено на принципе не пропустить, ни одна жалоба не пройдет административный фильтр. А потом власть скажет, что у нас все прекрасно, жалоб же нет. Только благодарности главе, что он пригласил на чай 7-тысячного подписчика своего инстаграмма.

Галина Менькова. Складывается ситуация, при которой решения принимаются в области, а чиновники на местах становятся теми гонцами, которые приносят плохие вести. Все же я считаю, что у Совета депутатов даже в таком урезанном виде полномочий достаточно, чтобы отстаивать интересы граждан. Например, никто не отменял депутатские запросы. Конечно, у тех, кто избирался по одномандатным округам, возможностей меньше, так как согласно регламенту работы Совета депутатов городского округа Раменский, депутаты-одномандатники могут писать депутатские запросы только в пределах своего округа. В Жуковском такого нет, как и не было этого в Советах депутатов сельских поселений, которые ликвидировали.

Маргарита Лесняк. В Жуковском действительно нет таких ограничений, и это логично. Выборы могут быть и по одному округу, но в конечном счете все депутаты работают на всех жителей города. Мы же не можем Генплан и бюджет по округам утверждать и только по своему округу запросы по этим документам делать, это просто не логично.

Марина Мозжерова. У вас в Жуковском вообще «Новгородская вольница»: глава к людям пришел по объединению школ, депутатов можно найти.

До объединения Раменского района в городской округ мы всегда поражались «заповедникам» в поселениях, где действительно было местное самоуправление. А после объединения, теперь ваш черед пришел удивляться относительной демократии в Жуковском. Развитие событий не предполагает оптимизма.

Галина Менькова. Я считаю, что все эти битвы региональной власти за городские округа имеют исключительно финансовую причину, это битва за бюджет. На примере бывшего Раменского района, а ныне Раменского городского округа это очень хорошо видно. Раньше у каждого поселения был собственный бюджет, у большинства профицитный, а у Раменского района (по данным Минфина МО) дефицит бюджета на протяжении многих лет составлял 20%. Сегодня дефицит бюджета городского округа Раменский также составляет 20%, то есть мы все в составе округа стали дефицитными. А доходы консолидированного бюджета, то есть все доходы, собираемые в один котел, распределяет Раменская администрация, решая, кому и сколько выделить на расходы.
Сегодня администрация просто по своему усмотрению раздербанила доходы всех поселений. Отняли деньги у быковского бюджета, софьинского, кузнецовского, кратовского и т.д. А теперь идет просто распределение из центра, критерии которого непонятны. Например, у Быково было 150 млн рублей, в этом году выделили 42 млн рублей, Софьино было 147 млн рублей а в этом году − 56 млн рублей.
Разница между бюджетами всех поселений Раменского района на 2019 год и бюджетом, выделенным поселениям (сегодня это не администрации, а территориальные управления Раменского городского округа) на 2020 год, составила более 400 млн рублей. Кстати, после объединения в том числе на эти деньги жителям обещали решать вопросы по расселению аварийного жилья. На самом деле все это пошло на строительство соцобъектов (школ, детских садов, клуба), которые раньше предполагалось строить, в основном, на деньги регионального бюджета, куда уходит большая часть наших налогов. То есть, область дает разрешения на строительство «человейников», положения инвестконтрактов не выполняются, а муниципалитеты потом за свой счет достраивают инфраструктуру. Депутатов поселений потому и ликвидировали, что они никогда бы не позволили строить «человейники» без инфраструктуры. А сейчас, судя по принятому бюджету на 2020 год в Раменском городском округе, с моей точки зрения, депутаты не являются защитниками жителей, они в большинстве своем − защитники администрации и, по большому счету, лоббисты интересов застройщиков. Приведу пример: муниципальную программу Раменского городского округа «Строительство объектов социальной инфраструктуры» на 2020 год откорректировали таким образом: на строительство школы на 1100 мест в микрорайоне № 10 в 2019 году было предусмотрено финансирование из бюджета Московской области − 812 435,02 тыс. рублей, из бюджета Раменского района − 42 759,74 тыс. рублей. В бюджете на 2020 год на строительство этой школы депутаты утвердили из бюджета Раменского городского округа 580 166 тыс. рублей вместо 42 759,74 тыс. рублей.

Или другой пример. На строительство дома культуры в сельском поселении Сафоновское в 2019 году было предусмотрено финансирование из бюджета Московской области − 186 188,83 тыс. рублей, из бюджета Раменского района − 9 799,95 тыс. рублей. Сегодня строительство дома культуры будет осуществляться только за счет бюджета Раменского городского округа, а это, на минуточку, − 202 244 тыс. рублей. Расселение аварийного жилья будет проводиться, если судить по проекту планировки по ул. Нижегородской п.Кратово, методом постройки «человейников», а дальше по кругу: соцобъекты за счет местного бюджета.

Маргарита Лесняк. То, что у муниципалитетов забрали полномочия распоряжаться землей и самостоятельно выстраивать градостроительную политику, на мой взгляд, в корне не верно. На уровне региона жизнь на местах приводят в соответствии с документами, которые зачастую являются не отражением действительности, а недоразумением, которое образовалось при помощи человеческого фактора. Ровно так произошло у нас с Генпланом, в котором из-за слишком буквального понимания приказов бывшим главой Андреем Войтюком материализовались линия легкорельсового транспорта и магистраль на ул. Грищенко. В области просто перенесли информацию из схемы территориального планирования транспортного обслуживания в Генплан, а жителей даже не спросили, всего лишь проинформировали.

Марина Мозжерова. Создано огромное количество имитационных структур, например, какой-то ЦУР…

Как это какой-то?! Это же наше все, практически как «Добродел».

Маргарита Лесняк. Я тоже не совсем понимаю цель ЦУРов. Вот у нас в городе три дома несколько дней были без газа, даже штаб оперативный создали, а результат нулевой. И никакие ЦУРы не помогли.

Галина Менькова. «Добродел» не является официальной структурой, это такой коллегиальный дворник-завхоз: убрать мусор или поставить лавочку, никакие системные проблемы он не решает.

Марина Мозжерова. Помимо этих бесполезных ЦУРов есть еще целый комитет в Раменской администрации по взаимодействию со СМИ и общественностью, который возглавляет Константин Андреев. В ответ на наше предложение создать на сайте интернет-приемную для оперативной связи с «народными избранниками», он искренне удивился и сообщил, что интернет-приемных нет нигде. Пришлось ему показать официальный сайт Совета депутатов Щелково, сайт администрации с огромным разделом Совета депутатов.

Галина Менькова. Константин недавно написал в соцсетях: «…На новом сайте предлагал сделать упор на аккаунты в соцсетях, чтобы можно было подписаться на службы или депутатов, которые вызывают интерес, и вопрос можно было бы задать в личном сообщении при необходимости. Если, конечно, перед этим ты не охаял человека и не отправлен в бан…» Но информация в социальных сетях не является официальными обращениями граждан и не попадает под действие 59-ФЗ. Следовательно, на нее можно не отвечать или отправлять «в бан» (как делают некоторые чиновники и депутаты) слишком настойчивых жителей.

Марина Мозжерова. Ну да − пишите напрямую. Это все никому не нужный пиар, имитация работы.

Маргарита Лесняк. А как потом этот ответ в соцсетях легализовать? Мило поболтали в ФБ, а на следующий день забыли.

У нас, например, в администрации есть два чиновника, которым обещать, как высморкаться, они уже на следующий день ничего не помнят. А главное поставить хештег (ключевое слово, пометка) «нам не все равно». Пользователи соцсетей развлекаются − просклоняли этот девиз по всякому: и «намневсеравножки», и «нам все равно не»…

Марина Мозжерова. В переписке с представителем раменской администрации Аленой Майской люди ставят свой хештег – «нам все пофиг». Или обращаются к ней следующим образом: «Уважаемый бот Алена Майская…»

У вас Алена Майская, а у нас Максим Польза, люди-функции, точнее люди-отчеты, чтобы показать вертикали власти реакцию на обращения жителей, показать и забыть.

Марина Мозжерова. В лучшем случае эта армия чиновников друг друга дублирует. Есть такое понятие − уровень прохождения приказа, на какой точке он развалился. Вот у меня такое ощущение, что сейчас все происходит на второй точке, а не на пятой, как при СССР. Вот у нас сейчас эпопея в Кратово, хотим сделать опорный пункт полиции, которого нет, ближайший отдел в Быково. А сейчас по всему Кратово «закладчики», в лес зайти страшно.

У полиции и власти свои предложения: предлагают фотографировать номера машин закладчиков и присылать для дальнейшего расследования. Более того, по мнению руководителя теруправления Кратово Алексея Емельянова, участковый на вызов из Быково может и на общественном транспорте доехать.

Мы еще в июне пошли на прием в главное управление МВД РФ. А нам там отвечают: «У вас в Кратово опорный пункт полиции есть, вот даже телефон указан». Мы предложили позвонить, по указанному телефону ответили, что никакого пункта полиции там нет. В Главном управлении сильно удивились, спросили, а что тогда за адрес там указан? Это оказался обычный частный жилой дом. Начинают выяснять, в отделе полиции Быково докладывают: «В Кратово есть две ставки участкового, но они все здесь сидят». У нас говорят: «Преступность уменьшилась на 30%». А если оставить одного участкового или, например, заявления не принимать, то она еще снизиться.

Нам обещали на всех уровнях, что скоро сделают ремонт и пункт полиции в Кратово будет, однако даже такая мелочь никак не может спуститься к нам по вертикали власти.

Маргарита Лесняк. Мне кажется, все эти дублирующие друг друга структуры только усложняют все процессы, на местах прекрасно разобрались бы и сами, как это и было раньше. А теперь у нас один работает, а пятеро контролируют. Если так дальше пойдет, то скоро все шестеро на себя контрольные функции возьмут, только вот контролировать уже нечего будет. При этом, чем больше у нас забирают реальных полномочий, тем больше нам дают ненужных атрибутов. Например, последняя инициатива нашей прокуратуры о помощниках депутатов − довольно странный нормативный акт.

Это моя любимая тема, насколько я знаю, спущенная из области. Депутатам положены помощники, которые, по сути, являются курьерами и секретарями на безвозмездной основе. При этом на него действуют те же ограничения, что на жителей и СМИ − он также не может посещать рабочие заседания. При таком подходе идти в помощники депутата нет вообще никакого смысла. Прокурор предлагал сделать максимальное количество помощников по четыре у одного депутата, но даже сами депутаты подумали, что это перебор, и ограничили количество помощников двумя. То есть, забирая реальные полномочия им в ответ дают такие странные функции, которые не на что не влияют, но дают повод проникнуться серьезностью статуса. Мне это напоминает героя Савелия Крамарова из фильма «Иван Васильевич меняет профессию», которому прилетел орден посла, и он тут же сделал важную позу. А у вас в Раменском разве еще нет такого положения?

Галина Менькова. У нас стоит в плане работы Совдепа, так что скоро тоже будет. Помню, я присутствовала на одном рабочем заседании, где обсуждали повышение тарифов ЖКХ. Сотрудник администрации доложил, заместитель председателя Совета депутатов говорит: «Что-то на 7% повышение, мне кажется, много…». Администрация ответила, что «управляющие компании вообще 14% просили, а мы вот вполовину снизили». На этом обсуждение закончилось, после чего данный вопрос вынесли на официальное заседание и проголосовали. Вот просто так, исходя из субъективных ощущений. Конечно, никто из депутатов не хочет, чтобы избиратели увидели их законотворчество, основанное на ощущениях, а не на серьезной проработке предложенных тарифов, направленной на защиту интересов жителей.

Марина Мозжерова. Тогда надо честно сказать: ребята, вы −подданные, прав у вас ноль, вы имеете право только платить налоги, жить и умереть до пенсии.

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут

Выпускающий редактор. Журналистские расследования, рубрика "Перлы недели", происшествия, вопросы ЖКХ.