Незнакомец с другой планеты танго

245

Чуть помедленнее лето, чуть помедленнее… Весна пронеслась вихрем, обдав нас быстротечным цветением сирени. Раскрылись и отцвели ландыши, в городе отключили и включили горячее водоснабжение. И вот уж лето входит в свои права, уверенно дыша влажным теплом. И если темными зимними неделями мы ждали среды так мучительно долго, то летом среда наступает мгновенно, будто прошло не семь положенных дней, а всего два или три. И вот она опять пришла с прекрасной старой музыкой аргентинского танго, с ноющим бандонеоном, вызывающим счастливо-тревожащие картины детства, с контрабасом, диктующим ногам, когда приземляться на пол, с целым хороводом скрипок, искусно выводящим удивительные мелодии и с постоянно конкурирующим в этом с ним фортепьяно. И мы не спешим прочь из города – дача подождет. В шелках и атласах, легкомысленно обнажив ключицы и лопатки, на высоких каблуках-шпильках жуковские тангеры (так называют женщин, танцующих танго) собираются после работы в пабе. Хочешь – не хочешь, мужчинам приходится соответствовать: как-то неловко подходить к такой даме без пиджака.

Сегодня наш диджей посвятил милонгу  Карлосу Ди Сарли, великому пианисту, дирижеру и композитору, под чей оркестр танцуют уже почти сто лет на самых известных милонгах мира. Музыка Ди Сарли торжественная и возвышенная, и танцевать под нее «без галстука» даже противоестественно. Поэтому объявить милонгу Ди Сарли – это все равно что объявить дресс-код.

Народу пока немного, две пары о чем-то спорят, видимо практикуются – отрабатывают элементы, изученные накануне на уроке. Красивая зрелая пара – оба в черном – проплывает мимо, чуть замерев в такт музыке.

«Танго танцуют здесь?» –  мужчина в полосатой рубашке деловито осматривает зал. – «Здесь». – «Я – танцор международного класса. Бальные танцы. Вот пришел посмотреть, что это у вас за танец такой», – слегка заносчиво произносит мужчина. – «Смотрите». – «Ясно. Так я и думал – хореография примитивная, техники нет, стандартов никаких». – «Как это, нет техники?» – обижаюсь я, на каждом уроке ведь над ней работаем. Мужчина хмыкает и протягивает руку стоящей рядом девушке: «Вы танцуете?». – «Я танцую танго», – видя некоторую заминку с моей стороны, Ольга решает предупредить уверенного в себе мужчину. – «Считайте, вам повезло. Я преподаю бальное танго уже тридцать лет!» – мужчина кладет руку Ольге на талию. Ольга обнимает его за шею, прижимается грудью к его груди и закрывает глаза, демонстрируя готовность слушать ведение партнера. Но мужчина в полоску не спешит начинать танец. Он снимает Ольгину руку со своей шеи, отстраняет девушку, подает вперед бедра и, откинувшись назад, делает несколько гигантских шагов поперек танцпола. Ольга резко отпрыгивает, опасаясь, что полосатый наступит ей на ногу, но на последнем шаге на полном ходу врезается в одну из пар, прогуливающихся по танцполу в такт музыке. «Осторожнее! – вскрикивает Ольга. – Так нельзя!». Но полосатый будто не слышит. Развернувшись, он повторяет маневр уже в другом направлении. Зрелая пара останавливается и уходит с танцпола. Две практикующиеся пары тоже. Приходится вмешаться: – «Есть строгие правила нахождения на танцполе. Их необходимо соблюдать». Полосатый останавливается и, не проводив даму на ее место, идет к стойке бара, всем своим видом показывая: что, мол, с ними разговаривать, они все равно ничего не понимают! Я не спешу объяснять мужчине, что его бальные регалии в нашем социальном танго никого не волнуют, мне гораздо важнее то, что Ольга чуть не плачет, а танцпол полностью опустел. «Оль, не расстраивайся, вы просто друг друга не поняли. Потому что бальное танго и наше, аргентинское, – принципиально разные танцы. Ты привыкла к тонкому ведению и импровизации, а он умеет технично танцевать заученные связки. Я вообще удивляюсь, как ты смогла станцевать с ним больше двух шагов».

Мужчина в полосатой рубашке уставился в кружку с пивом. Пена медленно оседала. Он помолчал еще немного, а потом, не поднимая на меня глаз, произнес: «А вы можете меня научить?» = «Конечно можем», – рассмеялась я, не ожидая такого поворота. – «А я вас… – мужчина окинул меня взглядом с ног до головы. – Хотя нет, вряд ли вы сможете выступать в соревнованиях». Я не стала объяснять этому полосатому мужчине, что ни меня, ни кого-либо из танцующих здесь соревнования совершенно не интересуют. Потому что в аргентинском танго не соревнуются, а танцуют для себя, в целях собственного удовольствия. Каждую среду. В обычном городском кафе.

Юлия Гуревич, преподаватель студии аргентинского танго в Жуковском