О бедной авиации замолвили слово…

881

Баталии в соцсетях по установке Ту-144 решили перевести в офлайн для более широкого обсуждения в рамках уже принятого решения. Формат «мы уже решили, а теперь давайте поговорим» стал определенной фишкой открытости власти. Однако первое заседание, которое состоялось во вторник в 17.00 в здании администрации, мало напоминало общественное обсуждение проекта ввиду отсутствия общества: помимо официальных лиц, жителей города собралось не больше пяти человек. На них и обкатали общение с народом.

album-art

28 05 2019

By
Release date:

Главным спикером выставили Алексея Николаевича Амелюшкина, руководителя группы ПАО «Туполев», которая отвечает за подготовку самолета. По сути этот человек более 20 лет сражается за сохранение самолетов Ту-144, такой жуковский Дон Кихот. Пожалуй, он действительно верит в возрождение авиации, это хранитель Ту-144 с 1999 года. И этим обстоятельством, на мой взгляд, умело воспользовались. «Большинство знает, что эта тема будируется очень давно – 18 лет, – провел экскурс в историю Алексей Николаевич. – Было много выступлений и писем очень известных людей… К сожалению, проект до конца не готов, но, предварительно, он будет стоять на трех опорах на высоте три метра. Очевидно, конечно, должен быть забор, нормальная охрана, чтоб не потерять самолет». Не совсем понятно, как при готовой проектной документации и конкретном техническом задании на госзакупках проект все еще остается предварительным, хотя ничего удивительного в современных условиях.

Алексей Амелюшкин пытается сохранить самолет любой ценой, подсознательно понимая, что больше «хранителей» не найдется: «Ту-144 сохранять очень сложно, если сейчас мы его не поставим, он уйдет в металлолом, однозначно. Мне лет много, а за мной никого нет. Если мы его не сохраним для Жуковского, то мы ничего не будем стоить с вами… Вся страна должна это увидеть и гордиться. Чем у нас в городе сейчас можно гордиться?». Лично мне кажется, что Жуковский – это прежде всего люди, причем такие, как и сам Алексей Амелюшкин. И сохранять  надо в первую очередь их. Но это ежедневная работа, результатами которой не так легко хвалиться, тем более в государстве, где человек ничего не стоит.

Эту позицию можно принимать или нет, соглашаться или спорить, но она достойна уважения, в первую очередь своей искренностью и преданностью авиации.  Однако на нем список романтиков закончился, и слово взяли «эффективные менеджеры». Например, руководитель благотворительного фонда «Легенды авиации» Михаил Агафонов: «В 2015 году мы, энтузиасты,  организовали благотворительный фонд «Легенды авиации», нашей основной задачей было довести этот проект до какого-то логического конца». Перед глазами сразу всплыли «энтузиасты» последних лет, которые довели до логического конца не только отдельные проекты, но и целые отрасли. При этом самого проекта на встрече так и не показали, предложив посмотреть в интернете. Его нет и на сайте «Легенды авиации», как объяснил Михаил Агафонов, «у нас сайт пока не живет, организация все-таки благотворительная, у нас не всегда хватает времени, чтобы его поддерживать». Надо сказать, что при обсуждении проекта Михаил Агафонов достаточно ярко раскрыл свой богатый внутренний мир: «Тот проект, который появился в соцсетях… ну, я хочу сказать немножко про соцсети. Когда там появляется, знаете, не люблю вот этого, но извините – помойка. Потому что когда жители города пишут там, например, что нафига эта ржавая железяка будет стоять, давайте лучше там двор отремонтируем, меня немножко это коробит, наверное, как и всех любителей авиации, жителей города Жуковского. Все-таки это не ржавая железяка, а прорыв, достижение нашей промышленности». Или например, про создание транспортно-выставочного комплекса, в целях которого прописано создание национального музея: «Концепция есть, а самого музея нет. Вот при Иосифе Виссарионовиче Сталине если бы указ о создании национального центра был, и за 11 лет ничего бы сделано не было, можно разное говорить, но, наверное, было бы справедливое решение принято». Я даже не сомневаюсь, что при Иосифе Виссарионовиче национальный музей построили бы довольно быстро, используя рабский труд заключенных, которые попали в лагеря, потому что высказывали на «помойках» того времени свое мнение и кого-то покоробили”.

Еще более интересное утверждение председателя фонда «Легенды авиации» и по совместительству депутата городского Совета депутатов касалось источников финансирования: «Когда губернатор поддержал и у нас родилась надежда, что проект будет реализован, с января началась кропотливая работа. Задача стоит перед МАКСом его поставить. Финансирование – то, что дает Андрей Юрьевич Воробьев, поддерживает, большое спасибо, что он откликнулся на просьбы жителей города». То есть депутат Агафонов сначала проголосовал за корректировку бюджета, выделив почти 11 млн рублей на установку Ту-144 из средств городского бюджета, а через несколько дней, не моргнув глазом, поблагодарил губернатора за деньги из областного бюджета. Чтобы объяснить эту коллизию, он активировал опцию «помощь зала», предложив заместителю главы города по градостроительству Леониду Тарасову, который не имеет никакого отношения к бюджету, объяснить, при чем же тут  губернатор. Леонид Юрьевич рассказал про тонкости бюджетного финансирования, в конечном счете подтвердив, что деньги выделены из городского бюджета, но область их обещает потом компенсировать. Про выполнение обещаний вертикалью власти, как-то уже и шутить все устали.

При обсуждении содержания памятника Ту-144 мнения несколько разошлись. Алексей Амелюшкин настаивал на охране объекта, в борьбе за сохранение которого он потратил 20 лет. Однако администрация и фонд «Легенды авиации» считают содержание, а тем более охрану, необязательной опцией. «Ну, зачем расчищать площадку, если там еще нет музея», – отметил Михаил Агафонов. В процессе обсуждения родилась даже прекрасная фраза: «Рекламная конструкция, установленная как пик достижений советской авиации». Считаю, что это просто нужно написать на памятнике и добавить подпись – «благодарные потомки». Это будет логично.