Испытатель. Рекордсмен. Человек. Вековой юбилей Василия Архиповича Комарова

559

Сегодняшним героем рубрики «Лица города» стал Герой Советского Союза, заслуженный летчик-испытатель СССР Василий Архипович Комаров. Бывший военный летчик, он большую часть своей жизни посвятил испытаниям в Летно-исследовательском институте, выполнив целый ряд важнейших испытательных работ на военных и гражданских самолетах.

Василий Архипович Комаров родился 10 февраля (по другим сведениям – 7 февраля) 1924 года в селе Лапино Даниловской волости Крапивенского уезда Тульской губернии (ныне населенный пункт в составе Щекинского района Тульской области). С четырехлетнего возраста жил в поселке Волово Тульской области, а в 1931 году переехал в Москву. В 1941 году Василий Архипович окончил среднюю школу № 23 (ныне – № 171) и Фрунзенский аэроклуб. Осенью 1941 года был призван в ряды вооруженных сил. После окончания в 1944 году Армавирской военной авиационной школы летчиков, находившейся на тот момент в эвакуации в Фергане, Василий Комаров стал летчиком 488-го истребительного авиационного полка ПВО. На истребителе «Спитфайр-IX» нес боевое дежурство на Центральном фронте ПВО.

До 1948 года служил в авиации ПВО в Северо-Западном округе ПВО. После окончания в 1950 году знаменитой Школы летчиков-испытателей Василий Архипович стал летчиком-испытателем Летно-исследовательского института. За 21 год испытательной работы в Институте, летчик провел испытания самолетов Ту-15, Ту-104, Ту-124 на штопор; испытания двигателей РД 16-15 на Ту-16Б, Р-15-300 на летающей лаборатории Ту-16ЛЛ, опытного истребителя СЕ;  самолетов Ан-10, Ан-12, Ан-22, Ан-24 на крайние режимы; самолета Ан-24 с дополнительным реактивным двигателем; выполнил работы по доводке автоматических систем наведения и посадки самолетов на пассажирских  Ил-18 и Ил-62; испытания заправки самолетов-истребителей в воздухе в дневное и ночное время; работы по испытаниям пассажирского самолета Ту-104 на крайние режимы полетов до сваливания и на режимы невесомости; отработку техники пилотирования турбовинтового транспортного самолета Ан-22 на аварийном сервоуправлении. Также испытатель принимал участие в испытаниях таких военных и гражданских самолетов как Ла-200Б, Ту-22, Ту-104, Ту-110, Ту-124, Ан-10, Ан-12, Ан-24.

Помимо испытательной работы в течение четырех лет (1955-1959 гг.) Василий Архипович был заместителем начальника школы летчиков-испытателей по летной части. В 1957 году окончил Московский авиационный институт.  В 1959 году испытатель установил в качестве второго пилота пять мировых авиационных рекордов грузоподъемности на реактивном пассажирском самолете Ту-104Б.  Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 августа 1964 года Василию Архиповичу Комарову было присвоено почетное звание «Засуженный летчик-испытатель СССР».  В том же году летчик был награжден орденом Ленина. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 апреля 1971 года Василию Архиповичу Комарову было присвоено звание Героя Советского Союза.

После ухода с испытательной работы Василий Архипович в течение 5 лет (1972-1977 гг.) был заместителем начальника по летной части летно-испытательного комплекса ОКБ А.С. Яковлева. С 1977 года и до конца жизни работал инженером в ОКБ имени А.И. Микояна.

Герой Советского Союза, заслуженный летчик-испытатель СССР Борис Антонович Орлов в своей книге «Записки летчика-испытателя» так вспоминал о Василии Архиповиче: «О В.А. Комарове я расскажу несколько подробнее. Как-то не было принято, чтобы слушатели школы испытателей толклись среди «корифеев», но общаться с ними все-таки приходилось, так как и обедали в одной столовой, переодевались в летное снаряжение в одной «высотной» комнате, иногда и летали вместе. Трудно было представить себе, что невысокий крепыш с дочерна загорелой лысиной, получающий вместе с тобой парашюты, — тот самый Амет-хан Султан, один из лучших асов 2-й мировой войны и замечательный летчик-испытатель, а сидящий за соседним столом в столовой широкоплечий, с квадратным подбородком и звездой Героя на куртке — не менее знаменитый Георгий Михайлович Шиянов, испытатель, поднявший в небо тридцать опытных и экспериментальных машин,— так просто и скромно они себя вели. Да и вообще все выдающиеся испытатели, которых я встречал, оказывались сдержанными, не трепливыми людьми, цену себе знали, держались с достоинством, но без фанаберии.

Полковник В. А. Комаров был одним из авторитетнейших испытателей ЛИИ, выполнивший много серьезных работ, среди них такие, как расширение летных ограничений по скорости МиГ-15 и испытания Ту-104 на сваливание. При увеличении угла атаки крыла больше определенной величины все самолеты «сваливаются» — самопроизвольно увеличивают крен, вплоть до опрокидывания на спину, и зачастую входят в штопор. Ясно, чем это может кончиться для пассажирского самолета, такого, как Ту-104, к примеру. Многотонная большая машина, совсем не приспособленная к таким маневрам, оказывается «вверх тормашками» и устремляется к земле. Летчик должен управлять самолетом поистине с аптекарской точностью: чуть отпустил штурвал — скорость увеличится больше допустимой, потянул чуть посильнее — перегрузка сломает машину… Это была «штучная» работа, и первыми ее проводили летчики-испытатели ЛИИ Сергей Николаевич Анохин, Валентин Федорович Хапов и Василий Архипович Комаров. Когда С. Н. Анохин спросил меня, кто из испытателей ЛИИ мне, так сказать, «показался», я назвал Комарова, сам не зная, почему, так как я его почти не знал, только видел несколько раз и слышал как об отличном испытателе. Сергей Николаевич внимательно на меня посмотрел и сказал, что я не ошибся, что Комаров действительно уникальный летчик и человек редкой души. Анохин добавил, что однажды, после проверки техники пилотирования у Комарова, вместо обычной оценки он написал ему в летной книжке: «техника пилотирования выдающаяся».

Через много лет Василий Архипович стал работать у нас инженером по летной документации — пристроил к этой непыльной работе своего бывшего инструктора ШЛИ Саша Федотов. Вот тут-то я и имел возможность убедиться в правильности своего первого впечатления. Высокий, худющий, с чуть неловкой походкой — болело сломанное когда-то при аварийной посадке бедро, — сдержанный, спокойный человек, Василий Архипович излучал какое-то особое обаяние, умиротворяюще действующее на окружающих. Переживал он за других больше, чем за себя, старался ободрить, успокоить, найти хорошие слова, похвалить даже, что весьма редко практикуется в нашей работе. Как-то Федотов раскритиковал мои тренировочные полеты на МиГ-29 перед показом министру обороны: во многом он был прав, в чем-то я не мог с ним согласиться, а в общем, настроение у меня было паршивое. Василий Архипович молча слушал эмоциональные Сашины речи, дождался, когда тот ушел, и сказал, что все получается у меня неплохо и чтоб я не вешал нос и не очень-то «слушал Сашку»… Конечно, я видел, что до «неплохого» полета ой как далеко, и что Архипыч все это прекрасно знает, но его поддержка в тот момент придала мне уверенность, и я выполнил эти полеты, как мне сказали, вполне прилично. Болел Комаров тяжело, одна операция сменялась другой, таял он на глазах, но самообладание не покинуло Архипыча до конца. Когда выносили его тело из клуба ЛИИ, из-за крыш выскочил МиГ-29 Саши Федотова и с грохотом ушел вертикально в синее-синее в этот день небо, как бы подхватив с собой душу замечательного человека — Василия Архиповича Комарова».

Умер Василий Архипович Комаров 18 сентября 1983 года. Похоронен на Быковском мемориальном кладбище. Адрес в городе, связанный с испытателем: улица Маяковского, дом 20.

При подготовке статьи использованы книги известного историка авиации Андрея Симонова «Заслуженные испытатели СССР» и Героя Советского Союза, заслуженного летчика-испытателя СССР Бориса Антоновича Орлова «Записки летчика-испытателя».

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут

Журналист, краевед. Ведущий рубрики "Лица города", "Жукдвор", автор книги "Прогулки по городу"