Теплица для уникальных людей. Кто все эти годы рассказывал жуковчанам о «пейзаже за окном»

1725

Моя мама начала заниматься газетой, когда мне было 13, а моей сестре – 6. И в семье появился “младший ребенок», которому отдавали все внимание и заботу. Но это не запоздалая претензия, мы наглядно увидели, что заниматься тем, чем ты «горишь», и что считаешь важным – большая жизненная ценность. Ее кайфа и драйва хватало на всю семью, вся наша жизнь крутилась вокруг ЖВ, практически все дети выросли там, на рабочем месте родителей, первого состава газеты. А потом и мои дети проводили в редакции времени больше, чем дома, делали уроки среди черновиков сверстанных полос или слушали, как очередной чиновник пытается увиливать от неудобных вопросов. 

ЖВ – большая часть моей жизни, я была наблюдателем, группой поддержки, а потом и частью этого живого организма, ставшего голосом наукограда. И в темные времена среди звенящей тишины он необходим как воздух. Последние годы мы пытались спасти этот голос, вместе с нашими читателями и донорами, работая 24/7 в сложных условиях несвободы. Это было не тяжело, а невозможно, но мы смогли выстоять и без сбоев показывать нашим читателям «пейзаж за окном», правда, он все более походил на портрет Дориана Грея. И мне бы очень хотелось, чтобы наши читатели узнали, кто эти последние годы был их голосом в городе.

Мы быстрое эхо друг друга

Физикам и лирикам всегда трудно определится в терминах, это давно известный факт. И нам повезло, что в редакции есть «физик», который прекрасно понимает нас, лириков, и может нам объяснить необъяснимое. Максим Горелов – арт редактор, который досконально знает все технические процессы и при этом готов с нами на любой кипишь, кроме голодовки. Много лет назад, когда он пришел устраиваться на работу, то забыл свой паспорт в ксероксе, и тогда мы поняли: наш человек. С тех пор он вносит в нашу жизнь хоть какую-то системность, причем не только во внешний облик, но и в содержание. Лично я, все свои расчеты по бюджету и расследованиям на госзакупках, сначала тестирую на Максе, так как вполне критически отношусь к своим взаимоотношениям с цифрами. А еще прошу перевести на доступный человеческий язык все явления, которые мне непонятны, их много, но и Макс – герой нашего времени, который с ангельским терпением, используя понятные гуманитариям образы, объясняет то, что я (нервы дороже) просто считаю волшебством до разговора с ним. Так он объяснил мне ковид, магнитные бури, структуру нашего сайта и природу биткойна. Причем со ссылками на научные журналы, например, природу коронавируса я узнала в пересказе статей из  «Ланцета» (The Lancet) — одного из наиболее известных, старых и самых авторитетных общих журналов по медицине. За долгие годы мы научились понимать друг друга с полуслова, это то прекрасное чувство, когда фразу можно даже не заканчивать – собеседник уже все понял с первых слов. Именно так и появляются первые полосы: я просто определяю тему, а Макс уже сам генерит шедевры, которые потом собирают «лайки» в профессиональном сообществе. При этом он не очень любит читать, поэтом содержание материалов, я коротко пересказываю в  двух-трех предложениях, ему этого достаточно, чтобы уловить суть и превратить ее в запоминающуюся картинку. 

И главное – у Макса прекрасное чувство юмора, я часто завидую корректорам, которые сидят с ним в одном помещении, потому что оттуда постоянно доносится смех, слышны отрывки веселых шуток и интересных разговоров. А верстка номера по понедельникам превращается в стендап, который компенсирует сложность бытия, такая коллективная психотерапия, в которой Максим Горелов – главный модератор.

Еще один человеческий и ресурсный антидепрессант редакции – верстальщик Эльмар. Более спокойного человека и придумать сложно, а это, надо сказать, быстро передается и позволяет пребывать пусть и в шаткой, но все же стабильности. И при этом он всегда готов помочь, привнося в нашу хаотичную жизнь всю ту же системность «физиков».

Тест на искренность

Вера Сергеевна Селезнева работает в ЖВ практически с самого начала, и для нас она стала символом того, что было сутью газеты – не лукавь перед собой и читателем, честность и порядочность не могут меняться в зависимости от времени, популярности, а также колебаться вместе с линией партии. Причем наши разговоры выходят далеко за рамки газетных тем, Вера Сергеевна, как на лакмусовой бумажке проверяет все наши планы, желания и действия. Она этого даже не замечает, но лично мне, это просто необходимо, чтобы «не принюхаться» к всеобщей условности в понятии добра и зла. Именно таким моральным камертоном долгое время в ЖВ была Ада Абрамовна Пантюхина, которая стала своеобразным символом четности и порядочности редакции, фильтром всего наносного и второстепенного. Но самое уникальное качество Веры Сергеевны – ее безграничная эмпатия, она сопереживает не только тому, что происходит в редакции, но сочувствует тому, что произошло и с городом, и с нами, не говоря уже о стране, с которой это все началось. Это чувство теплоты и искренний человечности помогает в самых трудных ситуациях, ты просто понимаешь, что не можешь не пройти этот тест на искренность и эмпатию, когда рядом такие люди.

Последние полтора года вместе с Верой Сергеевной корректором работала и Мария Вассанова, она уходила из ЖВ и вернулась, потому что, как сама признается, нравится атмосфера уюта и теплоты. И мы в этом с ней абсолютно согласны.

Дорогой наш человек

Еще один тотем ЖВ – Анатолий Смирнов, Толюша, как называет его моя мама. У каждого из нас за эти годы собрался свой список недоброжелателей, кто обиделся на статью или ее отсутствие, кому не понравились наши вопросы или свои ответы. Единственный человек в редакции, у кого такого списка нет – Анатолий Александрович, и не потому что он не писал материалы по резонансным вопросам, а потому, что он – «тефлоновый», любой негатив отскакивает, не задерживаясь ни на минуту. И мы, каюсь, этим нещадно пользуюемся, когда надо достать спикера из «черного списка». Потому что Толюше невозможно отказать, ним ни у кого не выходит поругаться, на него нельзя обидеться. 

Скорее всего, феномен кроется в его природной мягкости, врожденной корректности, толерантности и необычайном жизнелюбии. Люди просто не могут не «отзеркалить» эти прекрасные качества и смягчаются в ответ.

Ну, а я больше всего благодарна Анатолию Александровичу за теплые «утра», которые помогли мне пережить бесконечный стресс последних лет. Дело в том, что мы с ним приходим раньше всех, по очереди открывая  работу творческой части редакции. И когда весной, заходя в кабинет, ты видишь сирень, а зимой – мандарины, сразу понимаешь, от кого это: за дверью уже работает Анатолий Смирнов, который до этого решил сделать твой день более радостным и счастливым. И уже просто невозможно быть уставшей и несчастной, потому что теплота заразительна.

Единство формы и содержания 

 

Надежда Копытина пришла в редакцию лет пять назад, но я уже и не помню, как это быть «без Нади». Несмотря на то, что мы все разные, она сразу со всеми нашла общий язык и темы для разговоров, а подписчики и читатели даже расстраивались, когда приходили в редакцию и по какой-либо причине ее там не видели. Надя прекрасный коммуникатор, несмотря на то, что ее никто этому не учил, на мой взгляд, все дело в безграничной доброте и полном отсутствии пафоса или надменности. А вместо этого – готовность помочь, именно благодаря ей в ковид мы первыми организовали помощь пожилым людям, которые оказались изолированы в одиночестве. 

При встрече Надя сразу обволакивает собеседника теплотой и комфортом, он разговаривает с ней как со старой знакомой. А для ЖВ ее надежность и преданность стали большим подспорьем в трудные времена. И способность удивляться была необходимой прививкой от возникающего цинизма, основанного на долголетнем опыте.  

Универсалом можешь ты не быть…

Сколько я себя помню, в ЖВ всегда были отдельные страницы – Авиация и Спорт, каждую неделю, вот уже 1670 номеров газеты. И делают их настоящие профессионалы, это две страницы, куда давно не лезут редакторы, выверяя лишь орфографию и пунктуацию, потому что никто лучше Юрия Пономарева не знает авиацию и никто не разбирается в спорте лучше Андрея Кузичева. Не скрою, их неоднократно пытались превратить в универсалов, но они упорно выдерживали свою тему в газете. Хотя и живо интересовались всем, что происходит в городе помимо авиации и спорта, накидывая темы универсалам.

 

У Юрия Пономарева вообще поразительная способность оказываться в нужное время в нужном месте, несколько «бомбическим» тем, опубликованных в газете, возникли именно благодаря его «инсайдам», потому что он просто «проходил мимо».

А недавно, разбираясь в старых подшивках газет, я нашла номера начала 90-х, в которых Андрей Кузичев рассказывал пути прохождения компьютерных игр на приставке, с чувством, точкой и расстановкой, как сейчас описывает спортивные соревнования. 

 

 

 

 

 

 

Еще один журналист ЖВ – Илья Емельянов всегда страдал тем, что интересовался прошлым больше, чем настоящим, это мешало выпуску новостей, потому что предистории было больше, чем репортажа с места событий. Но поразительным способом он нашел себя в «Прогулках по городу», у нас даже вышла целая книга, два тиража которой разошли за считанные дни. А потом появилась рубрика «Лица города», которая, на мой взгляд важнее всех памятников, которыми пытаются утыкать город, маскируя посредственное настоящее легендарным прошлым.

Последние несколько лет сайт www.zhukvesti.ru существовали не просто как приложение к печатной версии, а как самостоятельная площадка для новостей и выражения мнений. За последние два года аудитория увеличилась вдвое, и во многом это заслуга Марии Багринцевой, которая смогла поставить на поток «новости с колес», благодаря чему мы формируем повестку дня, а не констатируем уже давно свершившиеся факты. Надеюсь, что в ближайшее время аудитория сайта будет показывать такой же стабильный рост, так как площадка для мнений и обсуждений крайне важна для наукограда.

ЖВ более трех десятилетий следили за пульсом города, были голосом Жуковского, и я благодарна всем, кто в разные годы работал в редакции, в первую очередь, как житель города,  у которого была возможность соприкоснуться с качественной журналистикой и уникальными людьми. Однако сейчас пульс уже плохо прощупывается, хотя рукопожатие, как нас уверяют, еще крепкое. А спасать голос, когда почки отказали, бессмысленно и нецелесообразно. Но сохранить традиции города мыслящих людей пусть и в небольшом сообществе в надежде, что рассвет рано или поздно наступит, стоит все же попробовать, так что продолжение следует…  

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут

Выпускающий редактор. Журналистские расследования, рубрика "Перлы недели", происшествия, вопросы ЖКХ.