Зрительские заметки. «Горе от ума»

813

В театре «Стрела» 28 ноября и 5 декабря состоялась премьера спектакля А.С. Грибоедова «Горе от ума»

Режиссер спектакля Наталья Николаевна Ступина  – мастер подметить самую глубинную суть произведения. Сейчас не так часто слышишь со сцены стихотворную речь, тем более, в век тотальной визуализации искусства редко можно встретить такую скрупулезную работу над словом, над стихотворной строкой, как в нашем театре «Стрела». Как и другие зрители, я боялась шевельнуться, чтобы не пропустить ни одного слова, чтобы звук не пролетел мимо. Сцена и зал существовали в единой атмосфере звучащего грибоедовского слова. Некоторые увлеченные зрители, находясь во внутреннем диалоге со сценическим действием, шептали, как заклинания, знакомые с детства фразы: «Служить бы рад – прислуживаться тошно», «А судьи кто?». Первоначально бьющие в глаза своей яркостью и контрастностью цвета (красно-желтый интерьер и синие диваны) в процессе действия слились с образом фамусовского дома и стали символом пошлости и дурновкусия, что и требовалось доказать.

Оскорбленное чувство любви Чацкого к Софье породило в нем горечь и негодование по поводу всей дворянской Москвы, в которой созрела его возлюбленная. Чацкий (Петр Власов) в «Стреле» – трепетный, тонко чувствующий, слышащий собеседника, способный легко отпарировать на любой выпад, маленький внешне человек, но с сильнейшим темпераментом, возмутитель спокойствия всего фамусовского общества. Чацкий – обличитель, как мольеровский Мизантроп, хотя более тонкий и лирический.  Все, что он говорит, важно и сейчас. Он выступает против раболепия перед чинами, против лжи и необразованности, против чванства и приспособленчества, за свободу думать самостоятельно, в конце концов.

Очень показательны блестяще выстроенные и также сыгранные массовые сцены в спектакле, где пороки общества акцентированы в мизансценах, костюмах, актерских пристройках. Появление Хлёстовой (заслуженная артистка МО Мария Дьякова) – это почти приезд королевы. Все ее слушают, никто не смеет перечить, а Молчалин (Юрий Бут) прислуживает ей еще больше, чем Софье (Екатерина Эссен). И Хлёстова всеми интонациями подчеркивает благосклонность к раболепному и милому Молчалину.

Супружеская чета Наталья Дмитриевна (Наталья Прасолова) и Платон Михайлович (Олег Андрианов) – вариант «счастливого брака», который при других обстоятельствах состоялся бы у Софьи с Молчалиным. Супруг – яркий пример мужа-мальчика, мужа-пажа, о котором говорит Чацкий в последнем монологе. Белые перчатки из плотной ткани на руках персонажа – подчеркивание его лакейства. Деталь в спектакле играет знаковую роль.

Роль Фамусова исполняют в очередь два ведущих возрастных актера театра: заслуженный артист М.О. Александр Терехов и артист Юрий Горбатиков. Обе актерские работы прекрасны. Фамусов яростно выступает против книг, он предлагает их сжечь, так как ученость рождает вольнодумство. Как необходимо услышать нашему молодому поколению эти слова сейчас! Они, с точностью до наоборот, поднимают рейтинг книг в глазах подростка, придавая большую значимость книге как таковой, в отличие от «инфы из соцсетей».

Спектакль театра «Стрела» пробуждает много спавших эмоций и мыслей. Поневоле начинаешь задумываться над тем, что нам, к сожалению, удобно жить с Молчалиными, они и сейчас «блаженствуют на свете». И неудобно жить с Чацкими. Задаешься вопросом, а могла ли Софья полюбить другого, не Молчалина, был ли у нее выбор? Разве только Скалозуб. Но для нежной и чувствительной Софьи – это исключено. «Веселый солдафон», «заводной механизм» – так можно охарактеризовать Скалозуба из театра «Стрела», феерично сыгранного Андреем Ситником.

Актерские работы здесь – это маленькие спектакли в большом сценическом полотне. Каждое явление нового персонажа – событие! Хочется написать о каждой актерской работе. Кстати, о событиях. Режиссер делает акцент на том, что в фамусовском обществе настоящих событий не происходит. Эти события рождаются из ничего: например, превращение «мухи в слона», когда Хлёстова и Фамусов спорят о том, сколько было душ у Чацкого – триста или четыреста, – никчемный спор чуть не перерастает в крупный конфликт. Общество будто жаждало нового события, и вот, с легкой руки Софьи, оно случилось – слух о помешательстве Чацкого, о его горе от ума.

Спектакль театра «Стрела» по жанру можно назвать грустной комедией, но точно определить трудно, хотя есть откровенно фарсовые сцены, и абсолютно драматические, а финал можно назвать «смятением», потому что Фамусов и Софья остаются в странном смутном ощущении после уезда Чацкого. Настоящая драматургия, как и настоящий театр, не имеет четких рамок, выходит за границы жанра, оставляя в зрительской душе послевкусие.

Вероника Рудакова

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут