Особенности национальных преступлений

1272

В рубрике «Разговорчики в строю» обсудили инициативу чеченского парламента, который озаботился правами человека, предложив не указывать в СМИ национальность преступников

Последние годы всех упорно загоняют маршировать на плацу, однако право на мнение пока еще официально никто не отменял, поэтому даже при хождении строем еще осталась возможность поговорить. В рубрике «Разговорчики в строю» мы  обсуждаем текущие события. Роман Ромишевский и Эла Знаменская – оба журналисты, коренные жуковчане, которые родились и выросли в наукограде. Однако с разным отношением к жизни, первый готов верить, что будет лучше, а вторая всегда считает, что будет хуже. Истина, видимо, где-то посередине, но это тоже неточно.

Парламент Чечни внес в Госдуму законопроект о запрете упоминания в СМИ национальности и вероисповедания преступников, в качестве санкций пока предложена административная ответственность.

Автором законопроекта стал председатель парламента Чечни Магомед Даудов. Запрет объясняется необходимостью сохранения «межнационального и межконфессионального согласия и мира» в России. «В СМИ и социальных сетях все чаще размещаются провокационные материалы, которые содержат отрицательную эмоциональную оценку и формируют негативную установку в отношении определенной этнической, конфессиональной группы или отдельных лиц как членов этой группы, подстрекают к ограничению их прав или к насильственным действиям против них»,— говорится в пояснительной записке.

*деятельность религиозной организации «Свидетели иеговы» признана  экстремистской и запрещена на территории Российской Федерации.

Эла Знаменская. Вот просто поражаюсь, как мы выжили то в «проклятые 90-е», когда была свобода вероисповедания, свобода слова, и не было еще парламентария Магомеда Даудова.  И был у нас межнациональный и межконфессиональный мир, а как только начали за него бороться, сразу тут же все и посыпалось. Я вот помню, что в 90-х мимо здания журфака МГУ на ул. Моховой  кто только не ходил: и кришнаиты, и свидетели иеговы*, и многие другие. Они любили заходить в скверик журфака, там было много скамеек и довольно приятно, и во время перерывов между парами мы с ними много общались. Так вот я тебе скажу, на мой взгляд, свидетели иеговы* – довольно нудные товарищи в отличие от позитивных кришнаитов, но заводить уголовное дело, обвиняя в экстремизме, это, конечно, новая реальность. А вот чеченские парламентарии и чиновники – они за мир, особенно когда в Москве золотыми пистолетами в публичных местах размахивают.

Роман Ромишевский. Лично меня очень коробит когда в каких-то криминальных новостях указывают национальность преступника. И в данном случае не важно, какая она, а важно, что об этом пишут. Причем, частенько так пишут именно в криминальных новостях, тогда как в позитивных информационных поводах национальность того или иного ученого/политика/чемпиона/певца (назовем это “героем новости”) практически никогда не указывается.

К примеру, у меня в жизни очень многое связано с уроженцами, скажем так, национальных республик. И мне никогда в голову не приходило даже задумываться, кто из моих друзей какой национальности.

Тем более, что ощущение национальной принадлежности, как мне кажется,  это сугубо личное дело каждого человека. Вот, к примеру, во мне кровь на половину украинцы, 1/4 латыши и 1/4 русские. А фамилия так вообще польская: просто когда мой прадед получал паспорт в третьем слоге место буквы “О” вписали букву “Е”. И вот кто я, на твой взгляд по национальности?

Эла Знаменская. Я, как человек, у которого «папа-юрист», всегда за толерантность и против деления людей по национальному признаку. Вообще, намного целесообразнее делить людей на порядочных и подлых, добрых и злых. Однако здесь, как мне кажется вопрос не в национальности, а в справедливости. Когда парламент региона, уроженцы которого отличаются правовым нигилизмом и странным толкованием уголовного кодекса, вносит законопроект против указания национальности преступников – это явка с повинной, а не законотворчество. Согласись, когда ты начинаешь читать новость о перестрелке на свадьбе или избиении группой лиц кого-либо, ты скорее всего не предполагаешь, что в конце концов тебе сообщат, что сделали это белорусы или украинцы. И это не вопрос национализма, это вопрос внутренней политики России, когда мы сначала попытались сравнять с землей мятежную Республику, а когда не помогло, просто стали забрасывать деньгами, и дали индульгенцию на все. Если так пойдет, то скоро еще и красавицу раз в год будем чудищу морскому отдавать, например, из Воронежа, его все равно рано или поздно в качестве симметричного ответа разбомбят.

Роман Ромишевский. Как по мне: совершенно не принципиально, кто именно внес подобную инициативу для рассмотрения на федеральном уровне. Что изменилось бы от того, что его внесли бы парламентарии любого другого региона? Тут же вопрос стоит в целом – указывать национальность или нет.

Хотя в общем-то я понимаю, почему журналисты любят указывать национальность преступников в своих материалах. Подобные тексты более “кликабельны”. Очень не люблю это современное слово, слишком оно неблагозвучно. Но тем не менее этот термин существует и иногда эта самая “кликабельность” является определяющим фактором.

В жизни же далеко не во всем этой самой “кликабельностью” нужно руководствоваться. Есть и объективные вещи, которые следует учитывать. А поскольку в позитивном ключе (как мы говорили выше) национальность далеко не всегда указывается, а в негативном ключе ее пишут для “кликабельности”, может создаваться совершенно неправильный, ложный образ.

Во многонациональной и многоконфессиональной стране, коей является Россия, таких искаженных образов, конечно, быть не должно.

Кстати, о вероисповедании. В одной из наших прошлых бесед мы говорили о том, что вера – это тоже глубоко личное. Сейчас я могу только повторить этот тезис, потому что никакой связи между вероисповеданием преступника и его преступлением как правило не бывает.

Лично для себя я тут вижу лишь одно исключение: если речь идет про какие-то тоталитарные секты или экстремистские организации с извращенным толкованием религиозной догматики. Потому что в  таких случаях, действительно, сама по себе губительная, опасная для адептов и общества идеология становится первопричиной преступления. И об этом, на мой взгляд, как раз стоит писать.

Эла Знаменская. Ну да, когда есть доказанное преступление, говорить о национальности преступников нельзя, а вот когда мы говорим про условного «распятого мальчика», без каких-либо аргументов  доказательств, то, конечно, можно сколько угодно обвинять украинцев. И каждый день начинать информационные программы с повестки «чего там на Украине», вместо того, чтобы со своими проблемами для начала разобраться. В данном случае то же самое, может для начала региональному парламенту Чечни выйти с инициативой соблюдать действующие законы РФ? Правда, непонятно, куда выходить. Выйдешь на главу Чечни, будешь потом извиняться всю жизнь, выйдешь в Госдуму – итог такой же, только после вместе с тобой будет извиняться и Госдума. Повторюсь, вопрос в данном случае не в вероисповедании или национальности, вопрос в  справедливости и законе, которые почему-то чаще других не хотят соблюдать представители одной там Республики.  У нас же Госдума приняла закон о «праве на забвение», по которому можно удалять из интернета особенно интересные фрагменты биографии многих чиновников и депутатов, тоже, кстати, во избежании «травли». Теперь вот  нашли еще предмет для законотворчества, чтобы прекратить «негативную установку в отношении определенной этнической, конфессиональной группы».

Роман Ромишевский. Еще одной проблемой я бы назвал тот фактор, что мы, живя в одной большой стране, далеко не всегда хорошо знаем друг друга. Чего уж скрывать, в Жуковском далеко не многие знают традиции народов, представители которых живут или работают в городе. Тут речь не только о народах России, но и о тех, кто приехал из ближнего зарубежья.

И я уж не говорю про изучение языков друг друга. Вот буквально на днях мне очень понадобилось пособие по одному из языков народов России. Так в книжных магазинах, даже очень крупных и центральных в Москве, таковых предложено очень небольшое количество. Пришлось находить через интернет местное издательство и заказывать через них книгу с почтовой доставкой.

Как по мне – все это нужно развивать. Создавать культурные центры, проводить праздники и встречи.  И когда мы будем друг с другом хорошо знакомы, то каким бы сильным ни было стремление к той самой пресловутой “кликабельности”, вопрос указания в новостях национальности преступников отпадет сам собой. Просто потому что каждый будет точно знать, что у преступления в принципе не может быть национальности.

Эла Знаменская. Ты сейчас прям рассказываешь о прекрасной России будущего и я с тобой абсолютно согласна, кроме одного: причем тут Магомед Даудов и его инициатива? Мотивы парламента Чечни вполне понятны,  и они не имеют ничего общего с толерантностью и правам человека. Но в стране, где война – это мир, бедность – стабильность, а лицемерие – патриотизм, может и такое случиться.

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут

Выпускающий редактор. Журналистские расследования, рубрика "Перлы недели", происшествия, вопросы ЖКХ.