Согласиться нельзя разойтись. Хроники работы согласительной комиссии по вопросу высотной застройки в Кратово

1300

На втором заседании согласительной комиссии по высотной застройке на ул. Нижегородской в Кратово так и не смогли преодолеть несколько парадоксальных вещей: политику без политики и работу без документов

Согласительная комиссия по вопросу высотного строительства в дачном поселке Кратово еще с первого заседания была неким жестом доброй воли сторон к вовлечению в диалог, однако без всякой перспективы договориться.

За неделю паузы между заседаниями ситуация на стройке успела еще больше накалиться, во время одной из встреч жительницу частного сектора толкнул один из переселенцев и сломал руку, объяснив это тем, что выталкивал ее из под машины, заезжающей на стройку. Было подано заявление в полицию, оценку которому должны дать правоохранительные органы.

На втором заседании 28 октября продвинуться на пути к согласию опять не удалось, как, впрочем, и определиться в терминах. Однако два интересных моментов высветились даже в такой попытке выловить рыбу в мутной воде.

Без политики…ну, если только чуть-чуть

На первом заседании согласительной комиссии председатель раменского Совета депутатов Юрий Ермаков предложил буквально следующее: «Надо полностью убрать политику отсюда, чтобы за стол переговоров садились представители от ИЖС, многоквартирных домов и общественники». С предложением исключить из процесса политические партии согласились все, именно по этой причине в состав комиссии не вошел депутат Мособлдумы Игорь Коханый.

Ко второму заседанию выяснилось, что представитель жителей аварийных домов Алексей Бутенин является соучредителем регионального отделения партии «Родина», также возникли вопросы, кого он все-таки представляет – только жителя, выдавшего доверенность, или все-таки всех переселенцев. «Если у господина Бутенина есть доверенность от какого-о конкретного жителя на предоставление его интересов, то это совершенно не значит, что он представляет жителей аварийных домов», – высказала свое мнение Лариса Чупрыгина, представляющая ИЖС. Получается, что жители аварийных домов выбрали из более чем ста человек двух своих представителей, чтобы они озвучили их позицию. Однако один из представителей вдруг решил, что ему самому нужен представитель, что, конечно, оскорбляет здравый смысл.  Как сообщил Алексей Бутенин, помимо доверенности, существует письмо от жителей, которые делегировали его представлять их интересы. Правда письма и доверенности, которые были переданы в комиссию, никто так и не увидел. «Бутенин является учредителем регионального отделения партии «Родина», а комиссия изначально была сугубо общественной, без политики, как и предложил на самом первом заседании председатель Совета депутатов Юрий Ермаков», – продолжила сторона частного сектора. На прямые вопрос, является ли он соучредителем регионального отделения и членом партии «Родина»,  Алексей Бутенин так и не ответил:  «Мы не на суде».  И тут же сообщил, что второй представитель ИЖС Марина Мозжерова и сама состоит в партии. Довольно быстро выяснилось, что такой зарегистрированной партии в России нет, однако несколько человек продолжили эксплуатировать оставшийся осадок. Через некоторое время к ним подключился и Юрий Ермаков, который решил зачитать переданный ему скриншот из сети Интернет за 2013 год, не увидев разницы между зарегистрированной партией и движением.

У представителей жителей аварийных домов также были предложения по членам комиссии,  они сообщили, что в адрес секретаря комиссии поступило обращение от жителей с требованием ввести  в состав комиссии Владимира Лактюшина, который на прошлом заседании по причине партийности взял самоотвод.

Юрий Ермаков решил объясниться: «Я когда говорил, честно не знал про партию «Родина», у нас в Совете депутатов пять политических партий, я, в принципе, имел ввиду именно их. У нас очень много партий в России, я предлагал, чтобы не участвовали пять партий, которые представлены в нашем маленьком парламенте».

Алексей Бутенин проинформировал всех собравшихся, что член партии или представитель партии – это ни  одно и то же. Добавив на всякий случай, что за отсутствие политики и политических партий члены комиссии не голосовали, так что это просто мнение.

Вопрос о полном составе комиссии и председателе так и остался открытым, так как с седьмым членом определиться не удалось. Поэтому решили перейти к обсуждению вопроса по существу.

Красная черта на запросе документов

На заседании выступил представитель общественной организации «Гражданский Совет Кратово» Андрей Каплин, зачитавший обращение данной организации: предоставить в комиссию список очередников, подлежащих расселению из аварийных домов, ввести в комиссию представителя застройщика, предоставить договора между Администрацией Раменского г.о. и жителями расселяемых аварийных домов, а также всю разрешительную документацию по строительству. Среди пунктов обращения также было предложение обратиться в Правительство Московской области  для рассмотрения вопроса о признании деревянных построек на улице Нижегородской памятниками архитектуры начала 20 века для сохранения культурно-исторического наследия.

Вопрос по введению в комиссию застройщика оказался самым простым, так как он уже и был в комиссии без права решающего голоса. А вот запрос документов вызвал множество споров. Представители ИЖС и Общественного Совета Кратово считали нужным запросить документы для детального рассмотрения вопроса. Тем более они подготовили свой список запрашиваемых документов по расселению жителей и застройке, снабдив его реквизитами документов и указанием инстанций, в которых они находятся. А вот представители аварийных домов решили, что получение документов – затягивание процесса расселения.

«Наша красная черта состоит в том, что не должен увеличиваться срок переселения жителей, а выяснение вопросов ведет к увеличению этих сроков, то, конечно, мы будем голосовать против»,  – заявил Алексей Бутенин. И предложил дать слово главному архитектору Раменского г.о. и задать вопрос, соответствует ли проект закону, чтобы не запрашивать гигантский список документов. То есть, архитектор, находящийся в администрации города, при выданном разрешении на строительство должен был сказать, нужно ли затребовать документы или нет. А комиссии, основываясь на его ответе, вероятно должна была отказать. В это время, по всей вероятности, в разных уголках Московской области заплакали обманутые дольщики, которым все архитекторы и надзорные инстанции все эти годы сообщали о законности строек, которые никто так и не смог закончить.  «Я бы хотел отделить вопрос переселения жителей, против которого мы принципиально вообще не возражаем, от вопроса приостановки строительства или снижения этажности и всего остального, продолжил господин Бутенин. –  То, что нам предложили голосовать скопом за весь спектр вопросов, конечно, мы не можем, поэтому я и поднял руку, что мы против запрашивать документы. Какие-то из них, мы с вами согласны, нужно запросить, какие-то нет». «Непонятно, почему комиссия может быть против запросить документы?» – задала скорее риторический вопрос Лариса Чупрыгина.

Аттракцион искреннего удивления решил изобразить и Юрий Ермаков: «Почему именно ваша сторона ратует подробности расселения, если другая сторона сидит и об этом ничего не говорит? – обратился он почему-то к жителям частного сектора. – У них нет паники, беспокойства, как их расселят.  Они что за себя сказать не могут? Я хотел узнать, почему вы за них, а не они за себя?»

Вопрос с предоставлением документов, большинство которых находится в администрации, так и повис в воздухе.

Председатель Общественной палаты Раменского г.о. Олег Стогов все решил внести хоть какое-то рациональное звено в деятельность согласительной комиссии: «Мы принципиально не договорились, как будем работать. Я бы хотел, чтобы наша работа в рамках комиссии строилась на нескольких принципах. Во-первых, не надо обманывать друг друга, я был в воскресенье на стройке и могу сказать, что машина никого бы не задавила, потому что в тот момент я разговаривал с водителем, машина стояла на месте и никуда не ехала.  Перекрывать дорогу не стоило, но и толкать женщину также не надо было. Во-вторых, я предлагаю в общении не употреблять эпитеты, у всех есть имена, давайте не нагонять негатива в общение. Это добавит понимания. Наша задача – способствовать снижению напряженности, поэтому когда мы предполагаем какие-то конфликтные ситуации, мы должны не говорить о том, что это случится, а сделать все, чтобы этого не произошло. Тогда мы сможем прийти к какому-то решению». Остается надеяться, что он был услышан. На то, что он был понят, надежды уже почти не осталось.

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут

Выпускающий редактор. Журналистские расследования, рубрика "Перлы недели", происшествия, вопросы ЖКХ.