Это — не миф

3106

Коронавирус в отличие от государства оказался реальностью

Эпидемия шаговой доступности

5 мая умерла кадровый сотрудник ЛИИ, светлый человек, умная, интеллигентная женщина, мать двух взрослых сыновей и бабушка четверых внуков. Она скончалась в новом инфекционном корпусе нашей больницы (бывшем роддоме), у нее диагностировали коронавирус. Это первая смерть среди людей, которых я знала лично. И это по-настоящему страшно. Особенно, когда понимаешь — нет никакого государства, которое обеспечит тебе защиту, поддержку или просто возьмет на себя ответственность хотя бы тем, что перестанет врать.
Что показали нам эти дни и недели в условиях эпидемии? Я не буду говорить за всех. Просто хочу изложить свои мысли, заранее соглашаясь с тем, что кто-то все это видит по-другому. И в части логики происходящего, и в части приоритетов обращающих на себя внимание событий.

Итак, коронавирус — это не миф. И, скорее всего, не «обычный грипп». Я не вирусолог и вообще не врач, но среди моих знакомых с тяжелой формой ковида оказались не только хроники и старики. Вполне себе молодые люди (от 30 до 50 лет) болеют со всеми отягчающими последствиями. И совершенно непонятно (во всяком случае мне), каким образом этот вирус выбирает себе жертвы.
Зато понятно, что оптимизированная и доведенная до абсурда наша медицина принципиально не готова к такого рода событиям. Отсюда бесконечные метания во все стороны и как результат — тотальное инфицирование в среде медработников. Сегодня многие признают, что больницы и медучреждения являются самым опасным источником заражения.

Кроме того, встроенные в систему вертикали власти медучреждения стали удивительным образом отражать ее суть. А именно — «отчеты по заказу», «потемкинские деревни» и бесконечные манипуляции со статистикой. Это даже не мое мнение, об этом пишут медики со всех регионов России, об этом еще год назад рассказывали покинувшие городскую клиническую больницу жуковские врачи.
Как журналист могу лишь добавить, что наша ГКБ с точки зрения достоверной информации — настоящая западня. Официальная информация и инсайдерская удивительным образом представляют разные «картины мира». Но, надо признать, что искать истину там, где люди боятся вслух говорить правду, практически безнадежно. Это факт. Поэтому слухи стали основным агрегатором инфополя больницы. Это очень удобно для руководства ГКБ, в руках которого главный инструмент ранжирования информации, это они решают, что подтвердить официально, а что отправить в разряд слухов. Иногда это получается не слишком убедительно, как, например история с развенчанием слуха о том, что главврач перенесла на ногах вирус с высокой температурой. Многие жуковчане, между прочим, были не в курсе, но в интернете вдруг появился видеосюжет с записью прямой речи самой Бусыгиной в стиле «это неправда, потому что неправда, не мешайте работать», что только породило новые вопросы. Ну, например, почему главврач просто не предъявила отрицательный тест или результаты КТ без многословного стендапа, коротко и ясно. А если ей кажется унизительным сам факт оправдания, то зачем вообще записала со своим пресс-секретарем эту прямую речь?

Впрочем, суть вертикали власти в том и состоит: слушайте, что мы вам говорим, а то, что вы думаете — нас не интересует.

Губернатор Подмосковья Андрей Воробьев, лишивший регион местного самоуправления на фоне собственного мема «житель всегда прав», например, еще неделю назад, на голубом глазу, заявил, что Московская область вышла на плато по распространению коронавируса. И это в то время, когда кривая заболеваний уверенно шла вверх. Никто так и не понял, что это было. То ли придворные не объяснили Воробьеву, что такое плато, то ли тупо индекс цитирования решили подтянуть. Естественно, все федеральные СМИ, без привязки к здравому смыслу, отцитировали передовика-губернатора.

А 11 мая с очередным обращением к нации выступил президент Владимир Путин. Нет, он не сказал про плато, что было бы похоже на определенную степень неадекватности, потому как ровно в этот день Россия поднялась на третье место в мире по количеству заболевших, обогнав даже Италию. Но Владимир Владимирович просто, без особых объяснений, взял и отменил пресловутые «нерабочие дни». А это значит, что на пике пандемии народ заполнит общественный транспорт и поедет на работу. (За что, спрашивается, сидели?) Ответственность за здоровье людей президент Путин при этом возложил на губернаторов, которые в свою очередь, вероятно, возложат ее на мэров городов. Вместе с разнарядкой по статистическим данным. Вертикаль — она такая. А с учетом того, что главным информатором по ковиду в ней является гламурно-политический доктор Мясников, можно с большой долей вероятности предположить, что буквально с сегодняшнего или завтрашнего дня количество вновь зараженных коронавирусом резко пойдет на спад. Надо же как-то подбивать данные под речь Хозяина!

Что касается экономики, то и тут Путин оказался верен себе и предыдущим своим явлениям народу: обо всем и ничего, что ждали от него люди. Из слабовыраженной конкретики: прямых выплат не будет, будут кривые. То есть не всем гражданам, а особым «отраслям экономики» и «системообразующим предприятиям». Ну, и маленькие подачки остальным, с большим пакетом ограничительных барьеров в списке получателей. Президент таким образом презентовал очередной миф о социальной поддержке, который опытные чиновники успешно сведут к «обещанной горой мыши».

Все это говорит о том, что впереди — не самые светлые перспективы. Особенно с учетом того, что чиновники Минздрава уже настойчиво заявляют о неотвратимости второй волны эпидемии осенью.

«До осени, мягко говоря, еще дожить надо», — с грустью сказал мне один жуковский врач, который по секрету поделился со мной предположением, что врачи, возможно, переболеют все. «Но вам об этом никто не расскажет, вам будут говорить только про подвиги людей в белых халатах, — объяснил он. — А как еще прикрыть развал системы здравоохранения? Только массовым героизмом. Хотя на самом деле никакой это не героизм, а безысходность».

Министерство по чрезвычайным смскам

Куда делось МЧС? Это не риторический вопрос, его все чаще задают нам читатели ЖВ. И они правы. Особенно в свете того, что сейчас май, эпидемия идет в рост, а вторая волна обещает накрыть через три-четыре месяца. Давайте честно признаем, в Жуковском есть два здания МЧС и даже улица Спасателей, но увеличивать койко-места для лечения ковидных больных почему-то собирались в единственной в городе больнице. Нет никаких развернутых спасателями госпиталей и никакой медицины катастроф. А они, скорее всего, будут нужны. Ну давайте хоть раз заставим это ведомство заняться его прямыми обязанностями, без парадов, построений и отчетов о помощи дальнему и ближнему зарубежью, ровно потому что эпидемия — это и есть чрезвычайная ситуация. И она не где-нибудь, а в России, в Жуковском. Кстати, это не мысли вслух, а конкретное предложение к Совету депутатов.

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут