Ничего личного: просто оптимизация

3785

Жуковским бюджетным учреждениям дополнительного образования предложили доказать свою социальную значимость, поборовшись друг с другом за часть выделяемых бюджетом денег. А детям теперь придется выбирать: либо петь, либо танцевать.

Реформа дополнительного образования, о которой педагоги и родители внезапно узнали в конце года как о неизбежности, всколыхнула и тех, и других. Многочисленные собрания коллективов, совещание в региональном  министерстве образования спокойствия не принесли, скорее просто утоптали недовольство на местах. В конце концов из пяти муниципальных учреждений дополнительного образования четыре пошли навстречу административному ресурсу и предоставили документы для вхождения в пилотную программу персонифицированного финансирования. Суть системы проста: финансирование из бюджета выделяется не учреждению, а ребенку в виде сертификата, который он может «обналичить» в любом детском центре. Вполне логичная система, только никто не понимает схему ее реализации на практике, тем более, что бюджет не увеличивается, у муниципальных учреждений просто забирают из бюджета 25% и пускают их через посредника на сертификаты, которыми, возможно, никто и не воспользуется. Именно по этой причине коллектив педагогов Центра детского творчества (бывший дом пионеров) не спешил с предоставлением документов для вхождения в число «подопытных кроликов», ожидая вполне конкретные ответы на свои вопросы. Это закономерное желание разумных людей окрестили саботажем, попытавшись на местном уровне убедить, что проект под эгидой президента не требует аргументации и обоснований. Когда не получилось, решили воспользоваться помощью регионального министерства. 18 июня в Жуковский приехал заместитель министра образования Московской области Илья Бронштейн. В зале заседаний на 9-м этаже собрались педагоги дополнительного образования и представители администрации. Заместитель министра оказался тем самым «молодым технократом», на которых сделана ставка в государственном управлении: обращается ко всем «коллеги», часто оживляет речь восклицаниями «ок», «супер», «нет проблем», читает не с бумажки, а с ноутбука. У него действительно нет проблем, потому что не стоит задачи убеждать, стоит задача реализовывать, вне зависимости от мнения «реализуемых», – ничего личного, просто процесс.

 

Чьи деньги и куда они пойдут

После небольшого вступительного слова и общей презентации системы персонифицированного образования, которую присутствующие слышали уже много раз, представитель министерства сразу получил «обратную связь»: «Мы не согласны, чтобы из нашего бюджета брали деньги для обеспечения системы персонифицированного финансирования. В нашем учреждении (Центр детского творчества, – прим. автора) мы это сделать не можем, потому что у нас и так финансирование недостаточное».

Вместо обсуждения Илья Бронштейн решил определиться в терминах, точнее в понимании, кто распределяет бюджетные средства, обрисовать руку дающего, которую не стоит кусать: «Давайте сначала поймем, что такое «деньги», которые, как вы выражаетесь, «ваши». Это средства муниципального задания, которые выдаются городом для того, чтобы вы могли реализовывать программы в интересах жителей. Значит, постановка вопроса таким образом о том, что эти деньги — ваши, она некорректна. Это деньги муниципального образования, которые направлены на то, чтобы дети могли получать услуги дополнительного образования. Поэтому говорить мы можем скорее не о том, что у вас забирают деньги, а о том, что в некотором объеме сокращается выдаваемое вам муниципальное задание». Заместитель министра выразил полную уверенность, что деньги из допобразования не уйдут, они просто за счет сертификатов будут перераспределяться между учреждениями дополнительного образования. «Таким образом, если сегодня у вас контингент стабильно понятный и ясный, то деньги у вас никуда не уйдут, – подытожил Илья Бронштейн.  – Они уйдут только в том случае, если у кого-то из коллег  программа лучше и интереснее, и к вам не пришли дети, ну, наверное, это честно». Почему для начала не пересчитать «контингент», и там, где он понятный, оставить старую схему, так и осталось загадкой.

Педагог художественной студии ЦДТ Людмила Беглова еще раз попыталась объяснить: коллектив выступает не против каких-либо нововведений, а против спешки, при которой вводят непродуманную систему: «Если мы ничем не рискуем, зачем это все менять в такой спешке, нет документов, ничего неизвестно, но нас гонят за два месяца все перестроить. А нашу тревогу и попытку задавать серьезные вопросы называют саботажем. У нас есть дополнительный блок, можно на нем испробовать эту систему, а основные программы давайте не трогать в такой спешке, это серьезная реформа, которую для начала нужно детально проработать. Мы согласны дополнительно работать, чтобы обкатать этот пилотный проект, но не на основных программах. Давайте в спокойной обстановке переходить на новую форму обучения, осознанно и вдумчиво». Однако эмоциональная речь педагога не произвела никакого впечатления на заместителя министра, который в ответ рассказал тонкости бюджетной политики. «Вы говорите, давайте оставим все, как есть, а сертификаты введем на дополнительные услуги, тогда у меня логичный вопрос, а кто это все должен профинансировать? – обратился Илья Бронштейн к педагогам, как будто нехватка средств на обеспечение гарантий государства именно их рук дело. – Город сегодня 102 млн рублей расходует на систему дополнительного образования. При этом при проживании в городе 12 000 детей, в системе допобразования задействовано только 3000. А налоги все платят одинаково. В рамках действующего финансирования у нас только каждый четвертый ребенок получает доступ к услуге допобразования. Мы с вами должны понимать – родители больше налогов не заплатят, город тоже вряд ли больше выделит».

Илья Бронштейн не должен интересоваться бюджетом нашего города, но все же отметим, что те же самые 100 млн рублей были потрачены из городского бюджета на закупку оборудования для аддитивных технологий, которое потом передали в безвозмездное пользование частной компании, и проходило это бюджетное финансирование по строке расходов «Поддержка предпринимательства». Может, лучше было бы пересмотреть приоритеты расходов, чтобы из казны деньги шли на образование, а не установку двух стел более чем за 20 млн, благоустройство скверов за те же 20 млн, которое вылилось в безуспешные попытки затолкать саженцы в мерзлую декабрьскую землю и многое другое.

 

Время первых

На сегодняшний день в пилотный проект вошло 38 муниципалитетов из 65. Как заявил Илья Бронштейн, остальные входят на следующий год, задача национального проекта – 25% от демографии в этом году, 40% – в следующем, 50% – через год: «Мы предложили первые муниципалитеты, чтобы сбалансировать численность, постепенно остальные присоединятся».

Как оказалось, 38 муниципалитетов Московской области станут настоящими первооткрывателями пути в чудесный мир оптимизированного дополнительного образования. «Национальный проект стартовал только в этом году, поэтому говорить о каких-то сложившихся и зарекомендовавших себя моделях, наверное, рано, – отметил Илья Бронштейн. – В прошлом году был пилотный проект в 20 регионах, система проходила предварительную обкатку, но в абсолютном большинстве регионов она не влекла за собой изменение финансовых механизмов. То есть опробовался не механизм финансирования, а механизм учета. В этом году национальный проект стартовал официально, и 24 региона идут также, как и мы» .

То есть такой подход к финансированию муниципальных бюджетных учреждений дополнительного образования действительно будет впервые тестироваться в Московской области на 38 первых, и никаких уже протестированных кейсов нет даже в других регионах. Тем более странно, что при отсутствии четкой «дорожной карты» через полтора месяца эту систему собираются запустить, в очередной раз надеясь на «авось». Тот самый неловкий момент, когда цель (выполнить майские указы президента) оправдывает средства.

Занимательная арифметика

 На протяжении всей встрече неоднократно возникал один и тот же тезис: «у вас есть возможность больше заработать». Правда, не совсем понятно, как это возможно, если финансирование остается в том же объеме.

Например, по словам руководителя ЦДТ Елены Хибученко, в центре занимается 1100 детей, которые зарегистрированы через госуслуги. Однако финансирование муниципального задания у Центра детского творчества самое скудное – 18 млн рублей. А теперь будет 13,5 млн рублей, остальное уйдет на персонифицированное финансирование. Однако, по мнению Ильи Бронштейна, «бюджет у вас не урезают, его выравнивают».

Если сертификаты по какой-либо причине не будут использованы, то неизрасходованные средства вернутся в бюджет, что с ними делать дальше решает муниципальное образование. При том, что из 12 000 детей все это время в системе дополнительного образования было около 3000 детей, а к сентябрю планируют выпустить 3050 сертификатов, логично предположить, что большинство из них «не обналичат», и деньги должны будут вернуться в городской бюджет, а уже оттуда, в лучшем случае, поступить в учреждения дополнительного образования. В худшем – они пойдут на что-нибудь другое, а приоритетами у нас всегда был бардак. Все, кто хотя бы раз был связан с бюджетными средствами, прекрасно знает, как медленно происходит их хождение по счетам и сколько бюрократических процедур нужно пройти. А все это время учреждения дополнительного образования недополучат часть своего бюджета. И это при оптимистичной схеме развития событий.

 

Чтобы вас выбрали, вам нужно лучше петь, чем в танцевальных студиях будут танцевать

В любом случае, возможности посещения ребенком нескольких кружков существенно сокращаются. Если сложится удачная ситуация, при которой из двух программ одна окажется на муниципальном задании, а вторая на сертификате, тогда ребенок продолжит ходить, как и раньше. Однако если обе программы окажутся на сертификате – то придется выбирать одну. И такая ситуация вполне возможна. Наталья Филатова, представляющая хоровую школу «Полет», объяснила, что многие дети начальных курсов обучения ходят в хоровую школу и танцевальную студию параллельно, и лишь в среднем звене выбирают, на чем сконцентрироваться. На сертификаты все выделяют ознакомительные модули самого начала программы. «Родителям придется выбирать, куда нести сертификат, к нам или на танцы, при этом, если ребенок у меня не прошел начальный курс, то как я его потом возьму на продолжение курса в группу с прошедшими начальную подготовку детьми?» – задала риторический вопрос Наталья Константиновна.

Илья Бронштейн нашел выход и из этой на первый взгляд не простой ситуации, предложив разделить сертификат пополам – 72 часа в один кружок, 72 часа в другой кружок. То есть уменьшить программу вдвое, однако тогда становится непонятно, зачем родителям вести ребенка на модуль, где за год он не сможет ничему научиться. Эта мера как раз и приведет к снижению количества детей.  Как заметила Людмила Беглова, «за 72 часа в художественной студии я могу только приучить ребенка к рабочему месту и научить его разводить краски, о творчестве в такие сроки никакой речи быть не может».

Дискуссию на тему одного сертификата, из-за чего родителям и детям придется выбирать что-то одно, чиновник регионального министерства перевел в сугубо техническое русло: «Сделайте программу петь интереснее, чем программу танцевать. А если они пойдут танцевать, значит, требуется доработка вашей программы, чтобы они выбрали вас». «Танцы и песни – это разные вещи, – еще раз пыталась донести свою позицию Наталья Филатова. – Если ребенок от меня перешел в другую хоровую студию, тогда я хуже работаю, но если ребенок перешел на танцы, моей вины нет». Однако заместителю министра эта мировозренческая дискуссия уже порядком поднадоела, и вместо ответа он предложил педагогам посмотреть на изменения «не эмоционально, а профессионально».

Социальная незначимость – не порок, но «черная метка», которую в будущем может получить каждый

 Чтобы попасть в сметное финансирование, программа должна быть признана социально-значимой. Решение принимает городской экспертный совет «Например, работа театральной студии для бюджета довольно затратна, однако она имеет важное значение для культурного развития города, – объяснил чиновник, – нет проблем, просто это надо зафиксировать решением экспертного совета. Если программа признается социально-значимой, то она сохраняется в полном объеме на муниципальном задании, как и раньше». Понятие социальной значимости слишком расплывчато и субъективно, давно уже являясь определенным фильтром в различных областях государственного финансирования. Например, газета «Авиаград» за несколько миллионов из городского бюджета должна предоставлять жуковчанам социально-значимую городскую информацию. И городские чиновники считают таковой информацию об открытии МФЦ в Одинцово или открытие фермы в Кашире, опубликованную за бюджетный счет г..о. Жуковский. Так что все разговоры о социальной значимости – лишь ширма, за которой решают, кого убрать, а кого оставить.

Соотношение сметного финансирования и сертификатов растет в сторону сертификатов, сегодня экспертный совет должен признать социально-значимыми 75% программ, а в следующем году уже 50%. И те же самые эксперты, признавшие сегодня программу социально-значимой, в следующем году могут обесценить ее значимость, так как придется сокращать объем финансирования муниципального задания. Таким образом экспертный совет превращается в достаточно фейковую структуру, которая должна отменять свои же решения в угоду конъюнктуре.

Еще один занимательный момент, что социально-значимые программы остаются на старой системе финансирования, а на новую переходят те, которые как раз оказались за бортом какой-либо значимости. То есть, в первую очередь под реформу попадает то, что хуже, считаю, что это заявка на успех.

По мнению чиновников, основная задача введения системы персонифицированного финансирования – дать возможность всем детям заниматься в кружках и студиях. Однако не совсем понятно, как переход на новую схему бюджетного финансирования, причем без увеличения объема, может привлечь дополнительных детей. Да еще при нехватке помещений для занятий. Скорее всего, под нужными и красивыми лозунгами городское дополнительное образование затянут в жернова пресловутой оптимизации, которая уже перемолола здравоохранение и готова к новым жертвам во имя майских указов.

 

 

Поддержи Жуквести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут

Выпускающий редактор. Журналистские расследования, рубрика "Перлы недели", происшествия, вопросы ЖКХ.