«Мы спектакль не играем, а проживаем»

1158

Муниципальный театр «Стрела» открыл новый сезон замечательным спектаклем «Эти свободные бабочки», который в репертуаре театра уже 21-й сезон а одном и том же составе: в главных ролях – Андрей Ситник, Надежда Ситник, Светлана Стародубова, Илья Просекин. Режиссер спектакля – заслуженный работник культуры России Наталья Ступина. В спектакле задействована вся труппа театра.
После спектакля собеседниками корреспондента ЖВ стали актеры Андрей Ситник, Надежда Ситник, Светлана Стародубова и директор театра Лариса Слепова.
Как можно сохранить спектакль и себя на протяжении 20 лет? Вы так свежо играли, знаете, какой раз вы сегодня играли?
Надежда: «Какой по счету я не знаю, но мы играем его с 2002 года, это 21-й год. По поводу того, как сохранить свежесть — сказать ничего не могу. Раньше мы черпали энергию из своей молодости, а сейчас нам помогает энергия наших детей. Они молоды, мы видим, как они себя ведут, каковы их проблемы, и что интересно — проблемы не меняются. Проблема «отцов и детей» – вечна. И мы рады, что молодежь до сих пор приходит на наш спектакль, и находит в нем что-то для себя. Я рада, что своим спектаклем мы в чём-то можем им помочь.


Вы чувствуете реакцию зрителей? Она меняется в течение этих лет?
Надежда: «Реакцию мы, конечно, мы чувствуем всегда, для нас она большой помощник. Если ее нет в привычных местах, то мы начинаем нервничать, непосредственно не сцене начинаешь копаться, что я сделал не так? Возможно я что-то не сыграл, что-то не донес, что-то не дотянул?»
Андрей: «Я согласен с Надеждой, в том, что отсутствие реакции в зале, вызывает у меня волнение, начинаешь в себе копаться: значит что-то не так сделал, не так эмоционально сыграл, и напрягаешься, чтобы «завести» зрителя, и повести его за собой дальше по сюжету истории, написанной прекрасным драматургом Леонардом Гершем.
За 20 лет не возникало чувства привычки или ощущения, что надоело?
Андрей: «К каждому спектаклю вырабатываешь определенный, свой подход, и к каждому нужно найти свои «манки», чтобы на сцену выйти внутренне подготовленными. Для этого спектакля я каждый раз ищу что-то такое, что могло бы освежить мое внутреннее состояние. Может посмотреть на роль с другого ракурса, может что-то навеет музыка, люблю слушать интервью гениальных российских актеров».
Надежда: «Иногда перед выходом возникает такое психологическое состояние, похожее на «не хочу туда идти», а когда выходишь и видишь зрителя, который пришел получить заряд энергии, эмоций, и ты уже не можешь ни включиться. А включившись, черпаешь от зрителей энергию доверия, ожидания и отдаешь им свои чувства и переживания. Спектакль — это обмен со зрителями энергией, чувствами и эмоциями».
Ваша особенность еще в том, что вы семейная пара, скажите, дома театр прекращается или бывает, что продолжается?
Надежда: «Конечно, бывают продолжения. Наши дети уже чувствуют нас и говорят: «Все понятно, скоро «Бабочки» будут. Мы до сих пор, хотя играем столько лет, перед спектаклем обязательно повторяем текст. Он у нас уже «на языке», хоть ночью разбуди. Тем не менее, все равно повторяем. Иногда дети забегают в комнату: «Вы что ругаетесь? А, понятно, «Бабочек» повторяете». Да, обязательно, перед спектаклем садимся с чашками чая и весь текст повторяем полностью. Это наша профессия, иначе нельзя.
У вас двое детей?
Надежда: «Две дочери 17 и 13-ти лет. И мы до сих пор помним реакцию старшей дочери, когда она года в четыре первый раз посмотрела спектакль. На финальной сцене она зарыдала, а я, услышав знакомый плач, испугалась: «Что случилось с дочерью?» Потом она пришла в гримерку, вся заплаканная, и я спрашиваю: «Что ты плачешь?» А она: «Мама, ты ушла! Ты бросила папу! Я подумала, что бросила и меня!» Позже младшая дочь, когда смотрела первый раз, тоже зарыдала навзрыд, и ей тоже было жалко папу. Такова эта роль, ничего не поделаешь». Конечно, в том, что спектакль стал таким долгожителем, главная заслуга режиссера, Натальи Николаевны Ступиной, которая дала жизнь этому спектаклю, подарила нам эти роли, в которых мы до сих пор с радостью себя реализуем.


Можете представить, что спектакль сойдет со сцены?
Ой, не представляю!
Андрей: «Накануне мы с Александром Тереховым, актером нашего театра, рассуждая на тему возраста актеров, вспомнили одну из наших актрис, которая в возрасте 50 лет прекрасно играла Джульетту, значит, у нас есть еще потенциал, чтобы продолжать работать».
Лариса Слепова: «Наталья Николаевна уже лет шесть начинает говорить, что нужно снимать этот спектакль. Потом приходит в зал, смотрит, как зрители принимают его, как любят этих актеров, и принимает решение не снимать «Бабочек». Вот и сегодня мы с ней увидели, как трогает спектакль зрителей, как искренне они реагируют, как благодарят всех участников спектакля, как часть зрителей покидает зал со слезами на глазах. А группа подростков после спектакля окружила Светлану Стародубову, исполнительницу роли матери, и говорили, что в их понимании, мама была «самой крутой» в спектакле – она смогла понять любимого сына. Для подростков это важно


Светлана Александровна, вы изначально играете в этом спектакле?
Меня, как и Андрея с Надеждой, в 2002 г. главный режиссер пригласила на этот спектакль. Я приехала из Москвы, ребята – из Семипалатинска. Для нас это были первые роли в театре «Стрела». В 2002 г. мы выпустили спектакль и играем до сих пор. Вместе с нами с самого начала в этом составе играет Илья Просекин, а также «эти бабочки», которые летали по сцене. Как в 2002 г. мы все начали репетировать этот спектакль, так играем в нем до сих пор, практически всей нашей труппой театра. Меняются только маленькие дети.
Что главное для вас в этом спектакле?
Я его очень люблю, во-первых, это мой первый спектакль в этом театре, и мне не хочется с ним расставаться, потому что роль мамы для меня очень много значит. Мы его уже не репетируем, а просто выходим на сцену. Мы выходим такими, какие мы есть сегодня. И мы спектакль не играем, а проживаем. Мы в нем живем — я так его воспринимаю.
Есть влияние судьбы героини, которую вы играете, на вас?
Действует ли на меня эта роль? Я по сути своей, наверное, мама. Чтобы я ни делала, во мне проявляется эта личностная мама. Мне эта роль близка и потому, что у меня есть сын. Андрей, играющий сценического моего сына, с моим родным сыном не просто знакомы, они друг друга называют братьями: «Привет, брат!» Роль на меня повлияла так, что мне не хочется с ней расставаться. И зрители просят спектакль не снимать, поэтому хотелось бы продолжения его жизни. А суть спектакля — любовь, очень глубокая.

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут

Фотокорреспондент. Культура, образование, рубрика "Секреты счастья"