«Честь и достоинство». Дорого.

1100
на превью к новости работа живописца Павла Рыженко “Прощание с погонами”

 

Закон о неуважении к власти вступил в силу полгода назад. За это время по нему возбуждено 45 административных дел, суды назначили штрафов на 845 тыс. рублей.
Основным объектом «неуважительной» критики стал Президент РФ Путин (26 дел, 78 процентов выписанных штрафов). Далее идут губернаторы, силовики, «Единая Россия», местные чиновники, судьи и депутаты.

Из доклада правозащитной группы «Агора»

Главное полицейское ведомство РФ выступило с инициативой в сфере законотворчества. Паспорт инициативы опубликован на федеральном портале правовых актов. Речь идет о законопроекте, который предполагает штрафы за неуважительные посты и высказывания о правоохранителях, а также блокировку их в сети интернет.

Как сказано в документе, это должно стать продолжением уже принятых ранее законов о неуважении к органам власти и госсимволам. Судя по тому, что данные нормы предполагают наказание в виде штрафа от 30 до 200 тысяч или арест на 15 суток, такой же порядок будет касаться и расплаты за неуважение к полицейским.
Предполагается, что в случае принятия новый закон от МВД вступит в силу уже в январе 2020 года. А сейчас, как сообщает портал правовых актов, идет обсуждение инициативы. И продлится оно до 11 октября сего года. То есть, буквально до ближайшего четверга.

Что будет означать принятие очередного нормативного акта в стиле «мы уважать себя заставим»? Во что выльется его практическая реализация? И, наконец, какие последствия для государства и общества несут такого рода законы?

Николай Гришин,
депутат городского Совета, бывший сотрудник полиции.

— Моя позиция по данному законопроекту такая. Безусловно нужно наводить порядок в интернете на пресечение оскорблений людей, относящихся к различным категориям. И речь не только о сотрудниках ОВД, но и о военных, врачах, педагогах… Что касается полицейских, то мы видим тенденцию, где разные блогеры провоцируют полицию: снимают это на видео и ждут реакции. Все для того, чтобы потом ролик набрал максимальное количество просмотров и лайков.
Я за время службы в ОВД таких ситуаций видел предостаточно. Но есть и другая сторона: надо сделать так, чтобы сотрудники полиции не могли пользоваться этой нормой наказания избирательно по отношению к гражданам. Хотел бы сказать, что все подобные факты должен рассматривать суд, как по блокировке в интернете, так и по наложению штрафа.

Александр Кузнецов,
IT-специалист

— Давайте рассуждать логически: раз новый закон призван защитить сотрудников полиции, то, видимо, они как никто другой нуждаются в дополнительной защите. Вооруженныем до зубов и одетые в латы и шлемы словно космонавты, где-то глубоко внутри они оказываются так хрупки и легко ранимы. То пострадают от брошенного бумажного стаканчика, то вывихнут руки о случайного прохожего у метро. Что уж говорить о моральных страданиях, ведь находятся же такие граждане, которые еще и смеют над этим потешаться! А ведь господа полицейские желают, чтобы их исключительно уважали (читай — боялись), а не смеялись. Вот эту-то брешь в защите, видимо, и призван устранить новый закон. Заняв свое место в ряду спецсредств где-то между статьей УК о применении насилия к сотруднику полиции и черной шапочкой с прорезью для глаз под его каской.
Последствия принятия подобного закона зависят от того, что считать развитием страны. Если признать общей нынешней тенденцией «развития» деградацию российского государства, законов государственных институтов и правовой системы, то подобный закон станет очередным крупным шагом в выбранном направлении.
Если оценивать с точки зрения интересов гражданского общества, то это безусловно дальнейшее закручивание гаек и акт абсурда, когда у человека отнимают легальное право высказывать какую-либо критику в адрес правоохранительной системы. И нет сомнений, что на практике по такому закону будут преследовать в основном не за оскорбления, а за любые критические и неугодные материалы.
Вот только затыкание рта не устраняет причину недовольства и не снимает напряженность. Скорее наоборот, усиливает ее, что может привести к накоплению «невысказанного» негатива и переплавление его в другие, более радикальные формы протеста. Таким образом, авторы этого закона с одной стороны дают в руки власти очередное оружие борьбы с гражданским обществом, а с другой — все дальше загоняют ситуацию в тупик. Потому что абсурдность законов государства вступает в конфликт с законами природы — социальными законами развития общества.
Однажды этот конфликт дойдет до своей критической точки и потребует разрешения. Вот тогда и посмотрим, какие законы окажутся более непреодолимыми и смогут ли тогда хоть что-то возразить подобные законодатели.

Николай Ищенко,
председатель общественной организации офицеров запаса

— Я думаю, что этот закон не только не нужен, он наоборот будет дискредитировать работников МВД. Честь и достоинство необходимо зарабатывать трудом и поступками.

Уважать полицейских людей не заставишь никаким законом, никакими штрафами. Этот закон нужен только руководству полиции, чтобы бороться с теми, кто их критикует, кто изобличает их в превышении власти, бездействии, воровстве…

И не надо лукавить: есть в нашем законодательстве нормы, позволяющие в правовом поле решать вопросы, связанные с оскорблением, унижением чести и достоинства. Они что, не работают? Тогда почему полицию выделяют в отдельную касту и почему нет закона для защиты чести и достоинства, например, работников ЖКХ, прессы и т.д.?

Нетрудно догадаться, к чему это все приведет. Этим законом начнут пользоваться самые коррумпированные работники МВД для наказания неугодных. А вот добросовестные и порядочные работники полиции будут уходить из органов. Все это вызовет еще большее недовольство и недоверие к полиции. Самое страшное, что это будет еще один шаг к созданию «революционной» ситуации в стране, потому что ненависть и недоверие автоматически перекинутся на руководство страны.

Татьяна Конакова,
журналист, защитник цаговского леса

— В старые времена защитой чести и достоинства служил пистолет. Растратил казенные деньги — понятие чести требует пустить пулю в лоб. Опозорила тебя жена в обществе — вызывай виновника на дуэль.
То есть, во времена, когда честь была качеством личности, к ее защите приходилось прибегать чаще всего тогда, когда с этой честью становилось совсем плохо. То, что честь правоохранительных органов дошла до антисанитарного состояния, говорят не столько антикоррупционные расследования журналистов и иногда разоблачения Следственного комитета (здесь все-таки фигурируют отдельные члены полицейского сообщества), сколько сцены ложных показаний полицейских в последних судах по московскому делу. В Жуковском мы, правда, это проходили еще в 2012 году, но там дело хотя бы не дошло до реальных приговоров с реальными сроками.

Так вот, когда полицейский лжет в суде, он представляет МВД и его честь. Вот такую честь, конечно же, пора защищать тем оружием, которое этой чести соответствует — российским законом. И даже не важно, будет ли принят закон — факт признания полицейскими запятнанной чести налицо. А если закон заработает, то, как мне кажется, в отношении тех расследователей (как журналистов, так и политиков), кто не позволяет замаранную честь называть достоинством и работает на широкую аудиторию.

Еще одно признание со стороны МВД можно уловить в предлагаемой инициативе — то, что честь и достоинство есть двух сортов: бесправные — наши, особо охраняемые — полицейских. Эта граница настолько определилась, что наша речь упростилась до понятий «мы» и «они». Еще немного и будет — «свои» и «враги». Это наблюдаемое многими скатывание к крайней позиции конфронтации, шаг за шагом, не имеет конца. Сейчас не имеет, но когда-нибудь случится. Меня это пугает.

Федор Карпов,
предприниматель, наблюдатель на выборах

— Расскажу о своих личных контактах с полицией последнего времени. Месяц назад я был членом участковой избирательной комиссии с правом совещательного голоса на выборах депутатов городского совета и в очередной раз стал свидетелем откровенных фальсификаций результатов голосования избирателей. Мою жалобу-заявление по обнаруженным фактам нарушения закона о выборах (подписанную еще шестью членами комиссии), ТИК направила в полицию для расследования. За это время, трижды посетив отделение полиции (благо, оно чуть ли не в соседнем со мной доме), мне так и не удалось даже узнать, кому из следователей была направлена в работу моя жалоба. Знакомая ситуация: три года назад я пытался добиться расследования поджога моей машины. Помнится, посещал наше отделение полиции тогда четыре или пять раз. Но, проведя в ожидании около кабинетов согласно указанным приемным часам, я потерял уйму времени (в общей сложности почти 10 часов), но так и не попал на прием ни к ведущему дело следователю, ни к начальнику полиции, ни к его заместителю. И не только я, но и мои знакомые тоже. Известен случай, например, когда доблестный бывший начальник нашей полиции прятался в мужском туалете, чтобы избежать встречи с депутатом Безлепкиной С.Н. Зато с тех пор сами полицейские приходили ко мне прямо по месту жительства несколько раз. Только поводы были другие: участковый и какие-то оперативники интересовались планами моей дочери на посещение оппозиционного митинга в Москве, пытались получить подпись под предупреждением о ее ответственности за участие в несогласованных властью акциях, или просто убедиться, что не изменилось место проживания.
Вот чем заняты полицейские. Еще помнится, несколько лет назад они во главе со своим начальником, ночью буквально цепью стояли, охраняя от населения бандитов, самовольно вырубающих лес под застройку. Ну, и еще я их тысячами (без преувеличения) вижу в Москве в оцеплениях или при разгонах различных митингов. Или вот прямо сейчас: почти все имеющиеся в стране следователи по особо важным делам (112 полковников и генералов) заняты не коррупционерами, бандитами и ворами, а… расследованием источников финансирования Фонда по борьбе с коррупцией Алексея Навального.

Есть два способа разложить нацию: наказывать невиновных
и не наказывать виновных

Наверное, подобную информацию, если закон будет принят, я уже не смогу распространить без штрафа или ареста. Несмотря на то, что все изложенное — правда.
Конечно же, цель этого закона — не декларируемое желание оградить полицейских от посягательств на их честь и достоинство (для этого уже есть законы), а банальное желание заставить молчать критиков, оппонентов, всех недовольных существующим положением дел.

Это говорит о том, что наши правоохранительные органы не собираются и впредь работать в интересах населения, общества, а будут только обслуживать существующую власть. И им глубоко безразлично, что мы об этом думаем.

Михаил Юрицин,
инженер, выпускник ФАЛТа МФТИ

— У меня очень простое объяснение мотивов появления такого законопроекта. Правоохранительные органы так дискредитировали себя за последние несколько лет, что иного способа заставить народ смириться с этим фактом, у них нет. То есть, надо закрыть рты тем, кто рассказывает, как полицейские подбрасывают наркотики журналисту Голунову, как они избивают мирных протестующих в Москве, как лжесвидетельствуют на судах, как воруют и бесчинствуют люди в погонах, с жетонами, дубинками и оружием.

Сам факт появления такого законопроекта — это чистосердечное признание: да, мы такие, можем и черенком от лопаты (если что), но мы этой власти нужны, а вы — нет, за что и будете платить штрафы или коротать время в СИЗО. Я почти уверен, что закон этот будет принят, потому как речь в нем идет о защите власти, которая невероятно далека теперь от народа, не понимает его и очень боится. С тех пор,
как выборы превратились в откровенные фальсификации, речь идет не о легитимности, а о сохранении «статус кво» любой ценой.

Конечно, такая стратегия не принесет удачи ни тем, ни другим. Обстановка будет только усугубляться. «Есть два способа разложить нацию: наказывать невиновных и не наказывать виновных», — сказал Фридрих Энгельс. Вот именно в этом направлении режим уверенно двигается вперед.

 

 

 

 

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут

Выпускающий редактор. Журналистские расследования, рубрика "Перлы недели", происшествия, вопросы ЖКХ.