Ада Абрамовна Пантюхина. Ее больше нет с нами. 15 августа все поколения жуквестинцев провожали ее в последний путь. Не знаю почему, но мне казалось, что она будет всегда, как важная, знаковая часть самого явления под названием «Жуковские вести»

Ада Абрамовна отдала газете более двадцати лет своей жизни и всегда говорила, что это были самые сумасшедшие и самые лучшие ее годы. Она была душой издания и тем камертоном, благодаря которому из хаоса получалось слово, из слова — дело, а из дела — та самая правда жизни, которая так необходима каждому думающему и уважающему себя человеку.

Мы познакомились с ней в самый отчаянный период жизни ЖВ, когда мало кто верил, что первая независимая газета станет серьезным фактором городской жизни. Мы были молоды и беспечны, она — мудрая женщина в зрелом возрасте. Ей, в отличие от нас, было что терять: стабильная работа в технической редакции ЛИИ, где ее ценили и уважали. Сегодня мало кто помнит, что первые номера ЖВ печатались в типографии ЛИИ, мы приходили туда со всем своим творческим портфелем, выкладывали на стол бумаги и как могли пытались верстать газету. Ада Абрамовна Пантюхина была нашим куратором и литературным редактором от типографии. Надо признать, что не только она, с нами работали и другие редакторы, но я до сих пор не могу забыть, с каким ужасом они смотрели на нас, которые ничего не понимали в профессиональной корректуре и ко всему прочему имели явно неадекватное представление о режимном предприятии. В результате от нас отказались практически все, кроме Пантюхиной. Многие говорили, что она нас просто жалеет, но это была неправда. Мы ей нравились, ей было интересно, и однажды мы увели ее из ЛИИ навсегда, предложив «руку и сердце» редакции ЖВ.

С тех пор она стала нашей Адой Абрамовной, незаменимой на все времена. Вместе с ней мы прошли «огонь, воду и медные трубы», ни разу не пожалев, что судьба сложилась так, а не иначе. Именно благодаря ей газета росла не только профессионально, но и становилась центром общественной жизни города. Она была по-настоящему интеллигентным человеком: умела слушать, старалась понять каждого, прощала ошибки и обладала удивительной формой неравнодушия — всегда помогала тем, кто нуждался в поддержке. Ее роль, как выпускающего редактора ЖВ, была значительно шире текстов, корректуры и прочей технической работы, она сама была воплощением правды, человеколюбия и безграничной любви нашему общему делу. «Я люблю даже саму аббревиатуру — ЖВ, в ней заложена сама жизнь», — сказала Ада Абрамовна на первом юбилее газеты. И все понимали, о чем она говорит: о миссии честной журналистики, о важности человеческих взаимоотношений, о вечном стремлении к справедливости, о бесконечным выборе правильного пути на перепутье добра и зла.

Мы все считали ее воплощением абсолютной мудрости, а потому всегда и во всем доверяли ей свои чувства, сомнения, мысли и даже слабости. Она как никто другой умела поддержать веру в себя, развеять разочарование, отрефлексировать проблему и просто помочь встать, когда надо идти вперед. «Наташка, это не беда, — говорила она мне в минуты отчаяния. — Ты сильная, мы справимся, жизнь состоит из разных пород, и тем она хороша. Ночь сгущается перед рассветом, поэтому благодари судьбу, что она иногда посылает испытания. Воспринимай это как новые знания, которые, как ты сама знаешь, лишними не бывают».

Ада Абрамовна была нашей мамой, хотя никто ее так не называл. Для всех она была родной и любимой Адой Абрамовной, которой можно доверить все самое сокровенное, вплоть до семейных тайн и переживаний. Именно поэтому редакция всегда была как одна большая семья, в которой росли наши дети, взрослели мы сами и каждый день приносил радость ощущения, что ты в кругу близких людей. Разных по характеру, темпераменту, иногда даже взглядам, но точно не чужих. Это несомненно была ее заслуга. Я бы даже сказала — особый дар, которому невозможно научиться по книгам о корпоративной культуре коллектива. Ада Абрамовна Пантюхина никогда не читала таких книг, она просто была собой, жила и работала в соответствии со своими ценностями.

Семья была для нее наивысшей ценностью. Я не знаю, как это было на самом деле, но иногда мне казалось, что она просто приняла «Жуковские вести» в члены своей семьи. Ее муж, заслуженный летчик-испытатель СССР Александр Харламович Пантюхин и сын Саша, музыкант и педагог, которым она подарила всю свою любовь, приняли это как факт. С пониманием, одобрением, без единого намека на ревность. Они были с нами все эти годы, когда Ада Абрамовна работала в редакции. Их дни рождения были нашими праздниками, а день рождения газеты — их. Александр Харламович стал нашим экспертом по авиации, а Саша дарил нам возможность наслаждаться красивой музыкой на всех праздниках ЖВ. Этот было потрясающе гармоничное единство и необыкновенно счастливое время.

Я не могу забыть, как возвращаясь после ночной верстки газеты, мы подвозили Аду Абрамовну на такси домой. Александр Харламович всегда встречал нас у автобусной остановки на улице Чкалова. Увидев ее, он радостно восклицал: «Адочка!» и целовал нас всех. Так, как будто это было чудо. А поутру он шел к газетному киоску покупать свежий номер ЖВ. Мы, конечно же, могли подарить ему газету из редакционного фонда, но ему нравилось покупать. «Ты не представляешь, Наташка, как я люблю каждый вторник произносить эти слова киоскеру: «Дайте мне, пожалуйста, самую лучшую газету — «Жуковские вести».

Александр Харламович умер одиннадцать лет назад. И мы провожали его в последний путь всей редакцией. Ада Абрамовна почти не плакала, она была сосредоточена и казалось, совсем не замечала всех вокруг. Она смотрела на него и говорила с ним. «Я не говорю тебя прощай, Саша, я говорю до свидания. Нас невозможно разлучить, мы всегда будем вместе». Помню, как после этих слов у меня защемило в сердце, я почувствовала, что жизнь уходит из нее, она как будто потеряла смысл или часть смысла, который был для нее огромным куском бесконечного счастья.
Тем не менее, она нашла в себе силы жить. Ради сына и внука Арсения. Она даже продолжала работать. Но однажды сказала мне: «Наташа, я ухожу. Не обижайся, просто мое время прошло. Я уже не успеваю за прогрессом, мои бумажные правки — это вчерашний день, индизайн я вряд ли освою. А сыну я сейчас нужнее, буду помогать с воспитанием Сенечки». Я пыталась возразить, начала говорить, что сам факт ее присутствия в редакции важнее индизайна. Но она была неумолима. Позже родилась внучка Настя, и Ада Абрамовна взахлеб рассказывала при встречах, как она хороша. Казалось, что жизнь вернулась для нее в новом качестве… Но только блеск в глазах все равно куда-то исчез. Возможно, она хотела насладиться ролью счастливой бабушки взрослеющих внуков, но не успела… А может быть, решила, что сил больше нет. Так или иначе, страшная болезнь сделала свое черное дело.

Ада Абрамовна не дожила месяца до своего дня рождения — 13 сентября. Но мы, все, кто работал и работает в ЖВ, обязательно соберемся в этот день в редакции и будем вспоминать нашу Аду Абрамовну. Нет, мы будем просто говорить с ней, потому что ее душа остается с нами. Мы не будем плакать, ведь это счастье, что в нашей жизни была она: умная, добрая и великодушная. А от счастья глупо плакать.
Мы обязательно споем наши любимые песни, которые звучали на каждой корпоративной вечеринке. И от души, светло, по доброму позавидуем ее счастливой судьбе, где было много любви и верности. Ее творческий псевдоним — Ада Верная — уже навсегда останется в архивах ЖВ.

Мы проводили Аду Абрамовну в последний путь аплодисментами, как провожают артистов, музыкантов и писателей. В знак восхищения ее талантом жить.

– Наталья Знаменская


Прощайте, Ада Абрамовна…

Она была сердцем и душой редакции, настоящей хранительницей очага «Жуковских вестей» и, безусловно, одним из самых ярких и ценных членов команды ЖВ 90-х – 2000-х годов. Она – профессионал высшего класса, каких еще надо было поискать, мастером слова и, пожалуй, самым грамотным журналистом Жуковского. Благодаря ее помощи и поддержке мы, журналисты, легко справлялись с трудностями написания своих материалов. К каждому из нас она относилась внимательно и бережно, со всеми была тактична и корректна, тексты наши правила, всегда сохраняя индивидуальность автора.

Если у меня сразу не получалось ясно и понятно выразить мысли в своем материале, я всегда знала: Ада Абрамовна поможет, после ее правок мои тексты «превращались в бриллиант», сохраняя при этом мой авторский стиль.

Как-то, помню, мне назначил встречу на своей территории ну, о-о-очень серьезный «товарищ». На планерке долго обсуждался вопрос: стоит ли мне идти за интервью на его территорию, может, не надо рисковать. Признаюсь, было страшно, но расследовательский «зуд» журналиста не давал мне покоя. Тогда мы с Адой Абрамовной решили: я иду на встречу, а она звонит мне с проверкой каждые полчаса. Беседовала я с «товарищем» часов 5 и каждые полчаса мне звонила Ада Абрамовна, отслеживая мое состояние.

Прощайте, Ада Абрамовна! У меня навсегда останутся самые добрые воспоминания о вас…

– Альбина Голубкова


Пример истинной любви

Несколько лет уже не виделись с Адой Абрамовной, а сообщение о том, что ее больше не стало, вскрыло чувство большой потери. Так тревожно и как-то и метафизически сиротливо становится, когда узнаешь, что умер не кровно родной для тебя человек, а писатель, актер или друг, чей талант, характер или труд оказал на тебя большое влияние. Вот Ада Абрамовна оказала на меня — очень большое. Она — часть редакции «Жуковских вестей», которая уже вшита в меня и которой дорожу безмерно. Сколько только моих косяков она исправила, одному Богу известно. Вот слово «косяков» Ада Абрамовна, возможно, заменила бы на «ошибок». А может, оставила, уважая авторский стиль. Ум, опыт, знания, вкус и уважение к каждому — эта ее безупречная интеллигентность.

Если бы можно было изобразить интеллигентность с помощью женского портрета, то это был бы портрет Ады Абрамовны. Красивая. Какая же была она красивая! И в молодости, и в пожилом возрасте. Эрудитка. На моей памяти это был единственный редактор, при котором ни в одном номере ЖВ не было ошибок с кроссвордами, потому что она сама их решала! И этот неизменный фолиант советского энциклопедического словаря и иже с ним на ее столе помню… И эти глаза проницательные. И эта доброта, интуиция тончайшая, эта внимательность к людям, к деталям. Ада Абрамовна — удивительная. Я рада, что такой человек коснулся и моего бытия тоже.
Помимо чисто рабочих моментов Ада Абрамовна для меня пример истинной любви — любви отдающей и не требующей взамен. Теперь она встретилась со своим любимым Александром Харламовичем…

Анастасия Григорьева


Ангел-хранитель

…Вспоминаю 1996 г., когда я пришел на постоянную работу в редакцию газеты «Жуковские вести». В тот год ЖВ исполнилось пять лет. Хорошее профильное образование, большой жизненный опыт и умение правильно организовать рабочий процесс по созданию очередного номера газеты сделали Аду Абрамовну авторитетнейшим сотрудником редакции, состоявшей в то время преимущественно из молодых людей, не все из которых были профессионалами в газетном деле. Довольно быстро жизнь показала, что Ада Абрамовна при создании номеров газеты может полностью заменить главного редактора Наталию Знаменскую при ее отсутствии по каким-то причинам.

Мне как обозревателю по авиации и космонавтике повезло вдвойне, что Ада Абрамовна более двадцати лет была выпускающим редактором – ответственным секретарем ЖВ: муж Ады Абрамовны — Александр Харламович Пантюхин был всю жизнь в авиации: вначале руководил КБ спортивной авиации в Казани, затем около двадцати лет занимался испытаниями самолетов и подготовкой летчиков-испытателей как летчик. Благодаря этому обстоятельству я имел колоссальную поддержку со стороны Ады Абрамовны, которая очень любила своего мужа и очень гордилась Александром Харламовичем и выбранной им профессией.

Для меня Ада Абрамовна — это «чистейший образец» российского интеллигента: в первую очередь это касается порядочности. Это тактичность, доброжелательность, искренность, прекрасная образованность и эрудиция, большое трудолюбие.

Коллективу редакции повезло, что у ЖВ на протяжении многих лет был такой ангел-хранитель. Соответственно и мне в течение более двадцати лет посчастливилось иметь возможность общаться и учиться жизни и ремеслу у Ады Абрамовны. Это были одни из лучших лет моей работы в газете.

Юрий Пономарев


 

Когда уходят учителя

Когда уходят учителя, трудно говорить о них в прошедшем времени, особенно если они много значили для тебя. В газете «Жуковские вести», рожденной перестройкой начала 90-х, Ада Абрамовна Пантюхина была не просто редактором. Молодой коллектив редакции, в основном с техническим образованием, проходил свои университеты и получал на практике второе литературное. Редакция сначала находилась на втором этаже мэрии (сейчас даже невозможно это и представить!), потом в небольшом здании на Школьном проезде (теперь ул. Спасателей), и, наконец, в шикарном двухэтажном — на Менделеева. И даже, когда у многих появилось свое рабочее место или кабинет, мы все толкались у стола Ады Абрамовны, священного для всех журналистов места. Именно здесь рождались газетные полосы, определялись темы выпуска. У Ады Абрамовны было не только блестящее полиграфическое образование. Жена летчика-испытателя, мама талантливого музыканта — такое стопроцентное попадание в душу города ученых и летчиков, высокой культуры и интеллигентности, и в одном лице! Все мы, журналисты, были «детьми Ады Абрамовны», ее большой семьей. А когда появилась детская страничка в газете «Рыжий Кот», она с азартом окунулась в их веселую жизнь, участвовала в праздниках, выставках, проводила конкурсы. Она умела радоваться успехам, победам «рыжих котят», она гордилась ими, когда ее воспитанники поступали в лучшие вузы страны — МГУ, МГИМО, МФТИ.

Газета «Жуковские вести» никогда не была провинциальной, ее профессиональный уровень выгодно отличался от многих областных газет высоким качеством журналистского материала. Газетные статьи, рубрики с интересом читали не только жуковчане, многие спрашивали как оформить подписку в другом городе. К высокой нравственной и профессиональной планке, заданной Адой Абрамовной, мы тянулись все. Она была не только в центре событий города, но и центром притяжения города. Как интеллигентно она умела общаться с каждым автором, посетителем редакции! Для нее не было чужого горя, она умела найти единственно правильные слова каждому, кто в приходил в трудную минуту, умела выслушать и понять. Незабываемы ее очерки о людях города, важных событиях, юбилеях, искренние слова, написанные «в последний путь».

Ада Абрамовна умела ставить знаки препинания не только в газетных статьях, но и в жизни. Я помню, какой замечательный вечер она устроила в честь своего выхода на пенсию. Это был мастерски подготовленный очередной рассказ, но только живой. В ее уход на пенсию никто, конечно, не поверил. К нашей радости, она вскоре вернулась к своему рабочему столу в нашей «альма-матер», и мы вздохнули с облечением. Ада Абрамовна была в прямом смысле хранителем не только традиций редакции, но и ее газетного архива. А это история города!

Все, что делала Ада Абрамовна, было рождено бесконечной любовью и добротой. Двадцать лет назад в редакции вышла первая книга двухтомника «ШЛИ со временем». Работая вместе с ней над изданием, я получила первый опыт создания книги. Пройдет время, и мне это очень пригодится в издательской работе, и многие ее привычки станут «моими». А я в ожидании радости общения буду приходить со своей новой книгой в ее квартиру на Чкалова, в дом где любят книгу, людей и умеют радоваться жизни.
В авиации есть такое понятие как «вектор безопасности», в который входит большой объем информации, влияющий на результат полета. В него включается и «человеческий фактор», процент его долгие годы был на уровне 70-ти. Ада Абрамовна была тем самым вектором, задавшим направление редакции на долгие годы и оставила яркий звездный след в истории нашего города.

Виктория Радишевская


Она никогда не была равнодушной

Ада Верная… Ее образ для меня неразрывно слит с памятью о первой редакции «Жуковских вестей» — 90-х и начала 2000-х годов. Это было время надежд (большей частью — несбывшихся), поисков (себя в мире и мира в себе) и фантастических возможностей (часть которых можно было реализовать, вот только никто заранее не знал, какую именно часть). Было впечатление (конечно, обманчивое), что весь город — это большой организм, а сердце его — редакция «ЖВ», через которое циркулирует информация, очищаясь от злобы, лжи, корысти и насыщаясь правдой и добром. Город любил нас, и мы отвечали ему взаимностью. А перикардом, сердечной сумкой, мягко обволакивающей отделы сердца и создающей рамки их согласованной работы, и была Ада Абрамовна Пантюхина. Она моментально влилась в нестройные ряды будущих «акул пера» и потихоньку-полегоньку начала их строить. Но так, чтобы никто не чувствовал себя ущемленным: мудрая женщина делала это, как мать большого семейства управляется со своим беспокойным «семейством». Она порой была строга к лентяям и неряхам, но никогда не претендовала на истину в последней инстанции. Не все, кто работал в газете, пропускали все происходящие события через себя, но Ада Абрамовна не оставалась равнодушной — никогда и ни к чему.

Пусть сейчас этого нет, нет и Ады Абрамовны, но… Это же было, было. И останется в памяти людской.

Ю.Полонский


И это все — о ней…

Говорят, что вначале было Слово. Ада Абрамовна Пантюхина работала со словом всю жизнь. Высокий профессионал, редактор, журналист. Но есть моменты, когда слова бессильны. Когда все они кажутся бледными и «не о том». Потому что главным в Аде Абрамовне были человечность и невероятный талант любви. И как щедро она делилась этими бесценными дарами с людьми!

Нам повезло быть рядом с ней. Повезло учиться у Ады Абрамовны, и лечиться рядом с ней душевно и сердечно. Такой теплоты, уюта, как у нашей Адочки, трудно было найти. В бешеной пульсации жизни она была нашим «материком» и мамой.

Все журналисты отмечают удивительно бережный подход нашего редактора к авторскому слову. Ада Абрамовна умела сохранить стиль и индивидуальность каждого материала, а ее тонкая, филигранная правка была сродни огранке ювелира. И наши тексты становились точнее, гармоничнее, ярче. До сих пор сверяю с ней написанные, сказанные и непроизнесенные фразы.

Спасибо, Учитель!

Елена Романова

Поддержи ЖВ

Каждый материал выходит в свет благодаря вам, жуковчанам, которым небезразлично, что происходит в городе, и которым нужна журналистика, а не пропаганда. Это наш с вами совместный проект, который мы будем делать для города и горожан, во…

Подробнее о поддержке можно прочитать тут