Что случилось с городом? Он утонул в коррупции и бардаке

735
Николай Ищенко

Почему денег на развитие инфраструктуры наукограда из бюджета выделяется все больше, а качество работ становится все хуже

В соцсетях сейчас ломают копья в крупномасштабной дискуссии о состоянии города. Одни говорят, что стало лучше, приводя количественные показатели, другие не понимают целесообразность трат бюджетных денег на различные сомнительные проекты при полном отсутствии должного качества работ.

В редакции ЖВ прошел круглый стол «Кому в Жуковском жить хорошо?», на котором свое мнение об эффективности городского управления высказали председатель Общественной палаты города Андрей Лапшин, депутат городского Совета депутатов Сергей Журавлев и член общественной палаты Московской области Николай Ищенко.

Эла Знаменская

Эла Знаменская: Давайте сначала поговорим о дорогах, а потом о главной беде России в общем, и города, в частности. Глава города бодро отчитался губернатору, что все ямы в городе оцифрованы, то есть мы теперь все их знаем в лицо. На ремонт дорожного покрытия собираются потратить 680 тонн асфальта. От массы асфальта на ремонт и километража уже отремонтированных дорог наполняешься гордостью, а потом заходишь, на «Добродел» и видишь, что за неделю из Жуковского более 300 жалоб и практически половина на состояние дорожного покрытия. Что происходит с постоянным ремонтом дорог, сводками о котором пестрят отчеты чиновников? И почему гарантийный ремонт  (3 года с момента исполнения контракта) становится скорее приятным сюрпризом, чем обязательным условием по муниципальному контракту?

Сергей Журавлев: Самый яркий пример — ул. Гагарина. Два года назад участок между «Взлетом» и «Океаном» делал «Чеховский автодор». Нам долго рассказывали, что делают по нанотехнологиям, что дает гарантию отличного качества. Все прекрасно видели, в каком состоянии этот участок был весной этого года. Мы поднимали этот вопрос, когда в город приезжал заместитель директора Мосавтодора, и, надо сказать, он очень удивился пассивности администрации по вопросу гарантийного ремонта, а еще больше ответу: «Ну, мы не смогли заставить подрядчика».

Эла Знаменская: Когда администрация рассказывает, что ремонт проводит подрядчик в рамках гарантийных обязательств, то есть безвозмездно, а буквально на следующий день МБУ «Дорожного хозяйства, благоустройства и озеленения», финансируемое из бюджета,  отчитывается о ремонтных работах именно на этом участке дороги, то возникает простой вопрос, почему бюджет дважды оплачивает  одно и то же?

Николай Ищенко: Когда делали улицу Мясищева, там щебенка рассыпалась, сразу было очевидно, что такая дорога и сезона не простоит, такие работы просто нельзя было принимать.

Сергей Журавлев: Иногда достаточно посмотреть, как ремонтируют ту или иную дорогу, и сразу станет понятно, что переделывать придется очень скоро. У нас есть инициативная группа, которая занимается мониторингом ям в городе. Жуковский уже второй раз оказывается на последнем месте и вряд ли поднимется. На многих улицах, такое ощущение, что торнадо прошел, зато мы говорим про какие-то нанотехнологии. Может, все-таки стоит без всяких инноваций просто сделать качественный ямочный ремонт. А сейчас, то, что делали в мае, уже вываливается.

Эла Знаменская: Получается интересная схема, гарантийный ремонт делают в редких случаях, а ремонтировать яму качественно невыгодно, потому что через полгода на ее ремонт можно опять деньги выделить. И так бесконечно. Ведь никто после такого ямочного ремонта не пострадал, ни одного подрядчика не занесли в черный список. Они продолжают участвовать в конкурсах по работам в городе, как ни в чем не бывало. Почему нет должного контроля по работе подрядчиков?

Сергей Журавлев

Сергей Журавлев: Еще один вариант: на дороге одну яму залатали, а в метре так и оставили, потому про нее ничего на «Доброделе» не было. Возьмем, к примеру, Туполевское шоссе. Мы видели, как асфальт укладывали в дождь, щебенка мешалась с грязью. Совместно с Общественной палатой города антикоррупционный комитет Московской области зафиксировал качество проведения работ и отправил фотографии и видео на «Добродел». Когда количество обращений стало критичным, главу города, видимо, обязали вместе с подрядчиком встретиться с общественностью. Однако вместо настоящего разбора ситуации, Андрей Войтюк назвал нас «кляузниками». Потом нам стали говорить, что мы не разбираемся. Хорошо, мы не разбираемся, поэтому и предложили создать специальную комиссию из представителей Мосавтодора, подрядчика, администрации, депутатов и общественности, которая вынесет вердикт по данному ремонту, произведенному, кстати, за счет налогоплательщиков. На встрече все стороны с этим предложением согласились, а в итоге не только не создали комиссию, но даже ни одного документа по выполнению контракта не предоставили. Более того, мы запросили журнал скрытых работ, чтобы провести экспертизу, причем за свой счет. А в последнем ответе подрядчика — АО «Московский областной дорожный центр» (МОДЦ) — общественность просто послали куда подальше. Если всеми правдами и неправдами исполнитель работ и заказчик пытаются утаить документы по работам, значит, им есть, что скрывать. Мы будем обращаться в прокуратуру области, чтобы все-таки была проведена экспертиза документации и аудит выполненных работ.

Андрей Лапшин: На первой встрече, которая проходила на Туполевском шоссе по инициативе главы города, был руководитель проекта от МОДЦ Евгений Соколов. И разговор сразу принял довольно причудливые формы, он не готов был разбираться в ситуации по ремонту дороги, а выяснял, при чем тут общественность. Мы объяснили, что в общественную палату обратились жители, которые писали на «Добродел» (он и сам не отрицал факт обращений), а им просто не ответили. Лично мне позвонил прочнист из ЦАГИ, кандидат наук, который наблюдал, как прокатывают асфальтовый пирог в районе 4-5 метров. И он сказал, что у них каток на 10 тонн, при этом давление, чтобы прокатать такой пирог, должно быть минимум тонн 25. Поэтому возникли вопросы, и мы вместе с антикоррупционным комитетом настаивали на проведении экспертизы и создании общей комиссии, в которую бы вошли профессионалы. Да, мы не профессионалы, просто навскидку показали, что на новой дороге, например, уже сломаны бордюры, на что получили обвинение, что сами ночью вандализмом занимались. Но, согласитесь, если вопросы возникли не у одного человека, а поступили десятки обращений, то люди, как минимум, имеют право знать, насколько эффективно используются бюджетные средства. На второй, более расширенной встрече, были уже и депутаты, и заместитель директора Мосавтодора, заказчика реконструкции Туполевского шоссе. И было принято коллегиальное решение провести экспертизы работ, тем более общественность готова была взять на себя их финансирование. После того, как мы затребовали техническую документацию по проведению работ, чтобы обеспечить материалом людей, которые готовы были проводить экспертизу, все взаимодействие закончилось. Нам просто прислали ответ из МОДЦ, что по закону об общественном контроле их компания не относится к перечню тех организаций, которые мы можем контролировать. Это прекрасно, но есть один нюанс: они были исполнителями государственного контракта за бюджетный счет, в силу чего их компания обязана быть прозрачной и публичной. Не говоря уже о том факте, что учредитель МОДЦ — правительство Московской области. И мы будем добиваться ответов на вопросы, озвученные жуковчанами, это основная задача Общественной палаты. Сейчас складывается ситуация, когда чиновники считают, что они могут быть «вещью в себе» и никому не обязаны отчитываться, но они распоряжаются государственными деньгами, и цель общественного контроля — сделать так, чтобы эти средства эффективно использовались, и ни у кого не возникало соблазна спутать собственный карман с государственным.

Эла Знаменская: В редакцию обращается множество людей, и сейчас в городе самый острый вопрос на повестке дня — ЖКХ. Потому что такого не было даже в «лихие 90-е», которым приписывают все самое плохое. Управляющие компании в долгах и постоянных разборках, ресурсники жалуются на недополучение средств и грозят банкротством, все инвестконтракты с застройщиками на модернизацию системы ЖКХ остались невыполненными, а администрация обратилась в суд с иском на собственное муниципальное предприятие «Теплоцентраль». Что со всем этим делать?
Николай Ищенко: Хочу заметить, что ситуация начала резко ухудшаться именно с приходом в город МосОблЕИРЦ, и мы еще долго держались — три года. Зато вот точно могу сказать, кому в Жуковском жить хорошо — МосОблЕИРЦ, который держится здесь благодаря административному ресурсу, а не качеству работы. И чудовищные долги УК набрали именно при этом расчетном центре, потому что жители перестают платить, когда не понимают, что написано в платежке, потому что ресурсники получают деньги, которые жители заплатили на счет МосОблЕИРЦ, с большой задержкой. Долги ресурсоснабжающим организациям увеличились в четыре раза, и, если нам с гордостью говорят о собираемости денег в 95%,
то я не понимаю, где эти деньги. А то, что случилось с УК «Теплоцентраль-ЖКХ», вообще в голове не укладывается. Как муниципальное предприятие могло быть инициатором банкротства самой большой УК, несмотря на то, что активы превышали задолженность? А потом просто отдали 60% жилого фонда на откуп людям, которые сами себя называют банкротчиками.

Эла Знаменская: И что, по вашему мнению, должна сейчас сделать городская власть, чтобы выйти из кризиса?

Николай Ищенко: Стукнуть кулаком по столу и взять ситуацию под собственный контроль, чтобы проводились действия с пользой для города, а не для кармана отдельных граждан. А вообще, сильная власть просто бы не допустила такой коллапс.

Сергей Журавлев: При таком главе города ситуация не изменится, потому что он никогда не будет противоречить области, побоится каких-нибудь административных выводов по себе. Его, в первую очередь, волнует именно этот аспект, а не судьба городских компаний.

Николай Ищенко: В сложившейся ситуации и люди должны консолидироваться под общие цели, чтобы не решать по отдельности местечковые проблемы, а отстаивать свои права все вместе. Потому что сегодня это коснулось одних, а завтра такая же ситуация сложится у других, это такая система.

Андрей Лапшин: Ведь удалось же всем консолидироваться при обсуждении  проекта Правил землепользования и застройки, потому что осознали, что дальше в своих правах отступать нельзя. И отстояли город.

Николай Ищенко: Сейчас многие сидят и ждут, потому что думают, что их не коснется, — вот в чем беда. Потому что никто, кроме нас самих, не сможет изменить отношения общества и власти. Люди должны сами предлагать повестку, а не ждать ее от власти, и объединятся. Не надо ждать, что наши права решат созданные административным путем всевозможные общественные советы при органах власти. Нужно независимым людям самим выдвигаться и отстаивать общие права.

Эла Знаменская: Ну да, яркий пример — Общественный совет при ОМВД, который не проронил ни слова по поводу ареста трех сотрудников полиции за пытки над человеком, после чего уволили практически все руководство жуковской полиции. Однако еще одна серьезная проблема в сегодняшнем управлении городом — ликвидация местного самоуправления. Когда все полномочия перешли области, которая распоряжается землей и строительством на территории Жуковского, когда городская власть не имеет абсолютно никакой самостоятельности, это просто наместники, которые исполняют волю сверху. Насколько эффективно управление всей областью из Красногорска?

Николай Ищенко: Я твердо убежден, что никто лучше нас самих не знает, что нужно для развития города, и ключевые решения в городах должна принимать местная власть, как законодательная, так и исполнительная. А для этого нужен адекватный Совет депутатов для начала, который бы состоял из независимых от власти людей, а не из бюджетников всех мастей. При нормально работающем Совете депутатов можно контролировать администрацию и при тех полномочиях, которые остались. Они же утверждают бюджет.

Эла Знаменская: Да, бюджет пора бы уже контролировать, а то скоро мы все очень сильно удивимся. Потому что при таком аттракционе неслыханной щедрости со всеми этими стелами за 20 млн рублей, набережными за 110 млн рублей и скверами с высаженным овсом за 25 млн рублей, складывается ощущение, что город стал своеобразной отмывочной контрой для бюджетов разных уровней. Это можно назвать развитием?

Сергей Журавлев: Самое ужасное, что при таких бюджетах происходит нулевая эффективность всех действий, которые подчинены не законам логики, а законам освоения денег. Именно поэтому набережную на Федотова делают в декабре при уже мерзлой земле, постоянных осадках и низком температурном режиме, в сквере «28 квартал» кусты пытаются высадить в мерзлую землю, потому что до конца года нужно закрыть муниципальный контракт, укладка асфальта в снег и полив дорог в дождь — это уже мелочи на общем фоне.

Эла Знаменская: Поговорим об эффективности распределения бюджетных средств и управлении городом в целом. Вот сейчас открыли электронный аукцион на приобретение техники для нужд благоустройства территорий муниципальных образований Московской области на 1 млрд 200 млн рублей. Вот освоят эти деньги, пройдет осенний парад с маршем барабанщиц мимо тракторов и бульдозеров, а потом опять внезапно наступит «самая снежная зима, какой еще не было». А между тем официально на балансе города стоит 21 единица техники, в штате МБУ «Центр дорожного хозяйства, благоустройства и озеленения» 110 человек, штат МП «Инжтехсервис» — 44 человека. Эффективен ли такой подход «крепких хозяйственников»?

Сергей Журавлев: На деятельность МБУ выделяется 95 млн рублей, при том, что непонятна вообще цель создания этой организации. Наверное, на эти деньги можно было найти множество жуковских компаний в этой сфере деятельности, и они бы профессионально выполняли эту работу. А не кормился бы непомерный штат, в котором, как мы знаем из уголовного дела по Харитонову, еще и половина сотрудников были мертвыми душами. То, что сейчас делает МБУ, можно было бы делать профессиональнее и за существенно меньшие деньги. Когда победитель аукциона по очистке реки Быковка падает от начальной стоимости на 50 процентов, его спрашивают, как вы будете выполнять работы, а он отвечает, что у него нанотехнологии, становится сразу все понятно. Потому что гастарбайтер на тракторе — это не инновации.

Николай Ищенко: У меня дипломная работа была про покрытие спортивных площадок, когда смотрю, как делают спортивные площадки во дворах в рамках благоустройства — сердце кровью обливается. Должно быть покрытие 7-10 сантиметров, а тут во многих местах прорезиненной основой даже галька не закрыта, вот покрытие после зимы вместе со снегом и сходит. Речь идет о довольно простых вещах, достаточно выполнять работу по нормативам, но для этого должен быть четкий контроль, которого пока не наблюдается. Я давно предлагаю нашей власти создать комиссию по приемке работ по благоустройству, в которую вошли бы депутаты и представители общественности и жителей двора. Но пока мое предложение осталось без ответа.

Андрей Лапшин

Андрей Лапшин: Когда покойный Юрий Николаевич Шогин был первым секретарем горкома партии, он пробил строительство здания администрации. Но изначально замысел был такой: разместить в одном здании все органы управления и все общественные организации. Похоже на современный принцип «одного окна». И он эту идею осуществил, всем хватало места, и при этом город хорошо функционировал. Сегодня  количество населения не увеличилось, а в 11-этажном здании умещается лишь только администрация города, при этом ситуация с управлением изменилась в худшую сторону. Главным критерием работы стал не реальный результат, а отчет, который зачастую не имеет ничего общего с действительностью. Какая-то круглосуточная деятельность по написанию отчетов и все при деле, только это на жизнь города никак не влияет, при этом оплата этих отчетов полностью ложится на плечи налогоплательщиков. Навыки ежедневной эффективной работы при таком положении вещей просто атрофируются. И нельзя забывать о кадровом голоде, специалистов осталось критически мало, потому что профессионализм заменила лояльность. Ответственности нет ни у кого, потому что с чиновников спрашивают отчеты, а не конкретные дела.

Эла Знаменская: Ну почему, с них тоже спрашивают: «На выборы ходили? За нашего кандидата голосовали?»

Андрей Лапшин: Печально то, что дыры в эффективном управлении и отсутствие профессиональных навыков просто забрасывают бюджетными деньгами, то есть нашими налогами. Трудно рассматривать страну в целом, но эффективность управления в отдельно взятом городе можно повысить от уровня нуля. Просто нужно выполнять требования закона и нести ответственность за свои поступки. Должен быть дееспособный орган законодательной власти — Совет депутатов, который на местном уровне создал бы адекватную систему контроля за деятельностью чиновников. И тогда общественности не придется каждый раз, когда сверху спускают проект, не отвечающий интересам жуковчан, ложиться на амбразуру. Ведь, например, можно бы было на местном уровне конкретизировать закон «О благоустройстве в Московской области», где был бы четко прописан регламент согласования благоустройства во дворах с жителями. Тогда бы не было этих бесконечных скандалов, которые происходят из-за бессистемности работы администрации.

Николай Ищенко: Какое может быть эффективное управление, если нет команды, которая бы работала на результат, на город. В городе нет грамотных, профессиональных специалистов? Да мы можем кадры на всю область поставить. А самая большая беда — это вранье, это приписки и отчеты, далекие от действительности, потому что у руководителей нет представления о реальном положении вещей. И еще: нет плохих подчиненных, есть плохие командиры, и этим все сказано.

Сергей Журавлев: Система госуправления у нас мало того, что неповоротливая, так еще и управление происходит в ручном режиме. При эффективном управлении не назначаются главы городов по принципу личной преданности. Управлять городом должен компетентный человек, привыкший думать, а не выполнять любой приказ, на задумываясь о целесообразности. О каком местном самоуправлении может идти речь, если у нас все губительные для города инициативы по вхождению МосОблЕИРЦ, УК «Наукоград», а также проект легкого метро через центр города принимаются «под козырек». Такое ощущение, как будто глава города за что-то мстит жуковчанам. Возможно за то, что жители наукограда не хотят считать себя солдатами и подчиняться непродуманным приказам….

Андрей Лапшин: Законодательная и исполнительная власть не могут быть в одних руках, должно быть разделение, одни законы пишут, другие их выполняют, на депутатах ответственность за правильность принятия решений, а у администрации — за верность исполнения. А у нас сейчас в Совете депутатов больше половины состава напрямую зависят от администрации, и принимаются местные законы не для жителей, а для чиновников. Это уже некорректная структура.

Сергей Журавлев: В Совете депутатов должны быть юристы, экономисты, а не «бюджетообязанные», которые все инициативы чиновников утверждают, не задумываясь. Депутаты прежде всего должны иметь собственное мнение и четко понимать, что их избиратели — жители города, а не вертикаль власти.

Николай Ищенко: Я вообще считаю, что жителям надо выбирать депутата из числа активных граждан своего микрорайона, по крайней мере будет гарантия, что этот человек будет бороться за свою среду обитания.

Эла Знаменская: И все же, кому в Жуковском жить хорошо?

Андрей Лапшин: Я думаю тем, для кого Жуковский — спальный район Москвы, они приехали, поспали и уехали. У них вся жизнь в Москве, бизнес, круг общения. Кстати многие жуковские компании переехали в Раменское, посчитав, что условия для ведения бизнеса там комфортнее. Они просто не замечают, что произошло с городом. Также увеличивается число приезжих из бывших республик СССР,
я не даю оценок, это данность. Поэтому людей, чья жизнь неразрывно связана с Жуковским, становится все меньше. Но, если они консолидируются для решения городских проблем, то власть вынуждена прислушиваться к обществу. Местное сообщество должно вспомнить о городе, его прошлом, изменить настоящее и заложить позитивный вектор на будущее.

Николай Ищенко: Да, всем плохо, потому что, когда бардак, страдают все, начиная с главы города и заканчивая слесарем-сантехником. Еще Наполеон говорил, что стадо баранов, возглавляемое львом, всегда победит стадо львов, возглавляемое бараном.

Эла Знаменская: Это вы про Андрея Петровича?

Николай Ищенко: Это не я, это сказал Наполеон.

Сергей Журавлев: Мне кажется, лучше всего ситуацию в городе можно описать словами профессора Преображенского: «Разруха у нас не в клозетах, а в головах». И иногда кажется, что все безнадежно. Но мы видим, что жители просыпаются и начинают осознавать свою ответственность за родной город. Это наше общее дело.

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут