Жизнь в стиле милонги

1854

Сколько времени человек может танцевать без остановки? Час? Два? Три? Все зависит от того, какой танец он танцует. Сегодня, например, среда. А по средам, как уже всем известно, в нашем городе танцуют танго. Аргентинское танго. Многие думают, что танго – танец энергичный, резкий, требующий хорошей физической подготовки как партнерши, так и партнера. Для сцены – безусловно, а вот для социального танцпола иметь шпагатную растяжку и уметь сто раз отжаться на кулаках совершенно не обязательно.

В 30-е годы в Америке были невероятно популярны танцевальные марафоны, длящиеся сутками и даже неделями. Танцевали до последней пары на танцполе, то есть пока все остальные участники не упадут и их не унесут на носилках за ограждения. Последняя пара получала огромное денежное вознаграждение. Именно из-за него люди и готовы были умереть на танцполе в буквальном смысле этой метафоры. Помните фильм Сиднея Поллака «Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?»? Герои фильма танцуют за деньги, танцуют до обмороков, до потери пульса. Интересно, что на большинстве марафонов танцевали не что иное, как танго. Дело в том, что модные в то время фокстроты и вальсы были намного динамичнее томного тягучего танго, поэтому танго всегда лежало в основе музыки самых убойных марафонов. А так как танго – всего лишь шаги под музыку (так его определяют сами аргентинцы), этот танец невероятно экономичен по затрате энергии. Пары не бегают по танцполу, а словно плывут по нему, нежно обняв друг друга. Одна танда (блок из четырех танго), в среднем длится двенадцать минут. За милонгу средний партнер совершенно спокойно танцует двенадцать-пятнадцать танд, не ощущая усталости и полностью в свое удовольствие. А это около трех часов беспрерывного танца. Короче, в танго загнанных лошадей не пристреливают, вернее, их вообще нет. Хотя со стороны может показаться…

В просторном пабе с большими окнами, выходящими на главную жуковскую улицу, еще совсем светло. Пахнет сиренью. Она вся в каплях дождя, только что сорванная, стоит в большой пивной кружке на барной стойке. Предназначена она сегодняшней имениннице Тоне – повезло же родиться в буйство сирени! Уже третий час Тоня танцует не присев. Как только стихает музыка и партнер ведет девушку к ее столику, на пути их следования появляется новый партнер и, улыбаясь, протягивает руку для следующего танца. Тоня потеряла счет: первым был Гриша, потом – Володя, Лёшка, Денис, Гера, Костя, другой Лёшка и Юра. Потом еще Сергей и Дима. И еще Сергей Сергеевич, Саша и Артём. И еще какой-то незнакомый парень, не понятно откуда взявшийся, наверное, дачник (в Жуковском Тоня знала всех, кто танцует танго). И еще солидный мужчина в сером пиджаке и в очках (командировочный, не иначе). А потом, кажется, снова Лёшка, и Костя, и Саша. Тоня раскраснелась, стерла пятку и натерла лоб о чей-то недобросовестно выбритый подбородок. Она знала, что наступает предел ее возможностям, но остановиться уже не могла – музыка билась в ней и металась, не позволяя присесть. Отхлебывая на ходу воды из высокого бокала, она танцевала и танцевала. А потом был поздравительный «танец именинницы», и Тоня еще раз станцевала со всеми желающими по очереди свое любимое танго и получила букет ромашек от танго-подруг. И вот, когда силы уже были совсем на исходе, заиграла Кумпарсита – танго, возвещающее окончание милонги, Тоня рухнула на диван. «Тонь, пошли, последняя ведь!» – Костя протянул руку, предлагая танцевать. Тоня улыбнулась, встала, обняла любимого партнера и мужественно станцевала прощальное танго до последнего аккорда. Вернувшись домой, она заставила себя распихать цветы по вазам, повалилась на кровать и моментально заснула. И ей снилась милонга, и она снова танцевала с Костей, Гришей, Лёшкой, Сашей, Сережей и всеми-всеми-всеми свой любимый танец.

Юлия Гуревич, руководитель студии аргентинского танго в Жуковском

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут

Выпускающий редактор. Журналистские расследования, рубрика "Перлы недели", происшествия, вопросы ЖКХ.