«Любви негромкие слова…»

712

«Февраль – преддверие Весны, её предчувствие и таинство…»

Снегом и льдом сковано пространство вокруг, но подспудно уже бродят в стволах деревьев весенние соки, уже пробуждаются для новой жизни спящие в земле семена. И стоит только пригреть солнышку…

В ожидании Весны хочется думать о самом прекрасном, самом нежном и самом великом – о Любви.

«ВСЁ НАЧИНАЕТСЯ С ЛЮБВИ…»

Поэты Поэты Творческой студии поэзии «Крылья» г.о. Жуковский
представляют его жителям свою новую подборку любовной лирики.

Ева – Елена Усачёва

Я до сих пор тебя люблю,
Как давний сон, воспоминанье,
Как эхо прошлого страданья,
Как песнь неспетую мою,
Как мой позор, как боль мою
Я всё равно тебя люблю!

Татьяна Кузнецова

У души у каждой есть настрои
И свои заветные пароли,
И свои симпатии, пристрастия,
И желанье встретить в жизни счастье.
Удивляйтесь, радуйтесь, встречайтесь
Родственные души на пути,
Над своей судьбой не насмехайтесь, –
Каждому достанется любви!..

Любовь Яровая

Шёпот тихий снежинок летящих,
Куполов золотых томный  блеск,
Нет следов в запорошенной чаще,
Только веток нагруженных треск.
Пусто, грустно в заснеженном парке,
Тишина  от  мороза  звенит,
Звёздный дождь от космической сварки,
Рассыпаясь,  на  землю  летит.
Загадай  на  рассвете  желанье,
Приходящему  дню  улыбнись.
Нет прекрасней любви  ожиданья,
Что  поднимет в  небесную  высь.
Нет прекрасней любви ожиданья,
Пусть метель, пусть пурга, гололёд,
Пусть  морозов  суровых  дыханье –
Сердце  глупое счастье  вновь ждёт.

Александр Лазарев

Ты гори-гори, свет в моём окне,
Мне ль кручиниться о последнем дне…
И во сне душа тропкой тайною
Бродит словно бы неприкаянно.
Ты боли-боли, сердце милое,
Без Её любви – всё постылое,
Хорошо ль вино, да не радует,
Будто это сок волчьей ягоды.
Ты прости-прости, солнце красное,
Что в погожий день все ненастно мне,

И куда бы взгляд свой ни кинул я,
Предо мною грань – тонкой линией.

Нина Пашина

Седьмое небо

В твоей руке лежит моя рука,
А сердце бьётся, бьётся учащённо.
Взлетаю высоко – за облака –
Полётом наслаждаюсь упоённо!
 
Мне взгляд не оторвать от глаз твоих,
От губ твоих не в силах оторваться!
Любви планета – только для двоих.
Господь! Не дай с любимым мне расстаться!
 
А если мне приснится горький сон,
Что ты ушёл, насытившись любовью,
Я просыпаюсь, и сердечный стон
Пронзит всё тело, смешиваясь с болью.
 
Я поняла – седьмое небо есть!
Взлетевший ввысь смысл истин постигает.
Живёт там нежность и любовь, и честь —
Поэтому не каждый долетает.

Аксинья Новицкая

Ветку тронь

Ветку тронь – зазвенит капелью,
Перезвонами хрусталя,
Запоёт соловьиной трелью,
Тихой песней зальёт поля.
По весне омывают воды-
Дождь ли, снег ли – что есть окрест,
Оттого ль у моей погоды
Что ни сутки, то грусти крест?
А отмоется – засверкает

Всё, куда только кинешь взгляд.
Не утешу – я точно знаю,
Утру каждому станешь рад.
Под окном твоим каблучками
Застучит – запоёт весна.
Не провидица – я читала,
Что воспрянет всё ото сна –
Вложит в руку святые кисти,
Вновь любовью зажжёт твой взгляд…
И в ночи над тобой повиснет
Удивительный звездопад.
Ветку тронь – зазвенит капелью,
Душу нежную бередя.
Подожди ещё до апреля –
И весна воскресит тебя!

Владимир Николаев

Сансара

Мы с тобой повстречались случайно.
Я не помню уж, где и когда…
Помню ночь, что темна и бескрайна…
С небосклона скатилась звезда.
Из десятка заветных желаний
Загадала ты только одно:
Чтобы мы не познали прощаний.
Ныне вместе нам быть суждено.
Счастья дни превращались в недели.
А затем превращались в года.
Мы с тобою бок о бок старели…
Мы прощались с тобой навсегда…
В этот миг и вмешалась Сансара,
Закрутилось её колесо.

Снова жить — это слаще нектара,
Ярче Рембранта и Пикассо.
Как же здорово сбросить оковы…
Как мы счастливы были тогда…
Мы рождались, старели и снова
Возвращались друг к другу всегда…
Мы прошли сквозь года и эпохи…
За спиной – сотен жизней холсты…
Но однажды среди суматохи
Я не вспомнил, как выглядишь ты…
Я родился, не помня любимой…
Только имя шептали дожди…
Мы ведь связаны нитью незримой…
Я почувствую… Только приди…

Лина Иванова

ДОМ ДУШИ

Ещё одна Душа, о ком теперь тоскую, 
Ещё к одной судьбе в руках осталась нить. 
Безудержною нежностью –  рискую 
Все души на Земле разбередить.
К себе зову домой, ведь здесь мои картины! 
Поётся здесь легко. И пишется в тиши. 
Здесь чудный мир цветов, и вечер дивно-длинный 
Мы проведём вдвоём. 
Здесь Дом – моей Души. 
Семья, друзья, общественное мненье… 
Ну кто укажет нежности предел?!  
Да стоит ли и думать о гоненьях,  
Когда самой Любви в глаза глядел? 
Её, Любви, руки касался тонкой. 
Бокал её слегка ещё звенит. 

Тебе любезен голос нежно-ломкой, 
Её счастливый и смущённый вид? 
Исполнилась судьба. О, стой, о, пой, мгновенье! 
Ты в этот Дом вошёл, и мир вокруг – затих. 
Вселенная, как мать, качает на коленях, 
Вселенная поёт – для нас двоих. 

Ирина Дрогина

Давай друг в друга снова влюбимся

Давай друг в друга снова влюбимся
И не посмотрим на года.
Пусть за плечами – горы трудностей,
Непониманий череда.
Ведь, попадая в плен усталости,
Мы в равнодушии живём.
Давай откроем сердце радости
И песни старые споём.
Прощение – начало мудрости.
Давай друг другу всё простим.
Любовь, как ощущенье юности,
Давай с тобою воскресим.
Давай зажжём свечу венчальную
И вспомним главные слова:
Всё радостное и печальное
Делить с терпением всегда.
Давай в словах мы не заблудимся,
Поступками докажем вновь:
Важней всего – любить. Так влюбимся
И сбережём свою любовь.

Людмила Иванова

Любимой

Погибаю от любви без ласки,
В верности и нежности тону.
Жду тебя, красавицу из сказки,
Как благословенную весну.

Отзовись, явись, дождём пролейся,
Лёгким дуновеньем ветерка,
Ну, хотя бы издали засмейся,
Душу пригубив мою слегка.

На цветущем поле – силуэтом
Нежным, словно облачко вдали,
Появись малиновым рассветом
Иль во сне тревожном позови.

И пойду, не оглянувшись даже,
Побегу вслепую, не дыша,
За тобою, лишь мне тихо скажешь,
Что тебе нужна моя душа.

Звёзды россыпями светлыми прольются
На канву моих блаженных снов,
Соловьиной трелью отзовутся
Струны золотых твоих «оков»,
Если б мне желала улыбнуться
К радости и зависти богов.

Ничего себе не оставляю,
Хватит мне и воздуха глоток,
Лишь бы я одну, благословляя,
Видеть и любить до гроба мог.

Сергей Щенников

Ещё раз о любви

Когда надежды кожею слезали
Под стук сердец, разжалобивших ночь,
Отчаявшись любви больной помочь,
Заплакал Ангел детским слезами.

Когда нет света, звука, обонянья,
И плач походит более на смех,
Вершим разлуки добровольный грех,
Раскаянье приняв за покаянье.

Когда «прости» – до хруста сухожилий,
Когда глаза не встретили глаза,
Когда нет места более слезам,
Мой Ангел уронил бессильно крылья.

Когда нет сна обманчивой отрадой,
Где утро – как спасительный исход,
И солнца бесконечный крестный ход
Восходит незаслуженной наградой…

Вот отраженье машинально брею,
Привычный кофе, сахар, сыр, бекон…
И, как пират, повешенный на рее,
Болтаюсь меж троллейбусных окон.

А где-то там – в четвёртом измереньи –
Упрямых каблучков задорный степ,
И бесконечный телефонный рэп,
И капелька вишневого варенья.

Его густой сентиментальный запах
Тревожит, словно старое вино,
И просится в открытое окно,
Дрожа, как мышь в когтистых мягких лапах.

Но жизнь, как бесполезную обновку,
Не подарить, не сбыть, не перешить.
И сознаю, что незачем спешить,
И жду, когда объявят остановку.

Елена Луговская

Любовь

Она влечёт по восходящей вверх,
Волнами света к солнцу поднимает,
Чтоб стать сильнее всех и выше всех,
Вот только равнодушья не прощает.

Всё с нею – свет, всё с нею – красота!
От самого простого проявленья,
От взгляда, от рожденья – до креста,
Когда от мук не будет избавленья.

В её сияньи – вспыхнуть и сгореть!
Как мотылёк, на жар свечи летящий…
Что знает он о жизни настоящей?
В огне любви прекрасна даже смерть!

Придёт любовь – ты – раб и господин!
И всё отдашь за миг любви один.

Надежда Цветкова

О Любви

Наверное, кому-то это надо –
Из подсознанья вытянуть на свет
Накопленным сиянием
Два ада,
Два рая
Двух сорвавшихся комет,
Соединив в полёте два паденья,
Чтоб перед тем,
                 как им дотла сгореть,
Оставили двойное озаренье,
Перед которым меркнет даже смерть.

Рубашкина Ирина

Подвальчик театральный

Открою дверь в подвальчик театральный,
где нас обманут наши увлеченья…
С кем я встречалась – мой близнец астральный,
и что рассталась — преувеличенье.

         О, как ты смотришь влажными глазами,
         и хочется не жить, а улетать
         в твой космос нежный, в пику мелодраме,
         в которой Я должна СЕБЯ предать.

Ты не простил меня, и я ушла
в бесчувствие игры, в игру покоя.
И радость, что стояла за тобою,
в дорогу мне плаща не подала.
Не надо мне плаща — сочти за труд,
не надо ничего, что не даётся
и только старой болью отзовётся
через года иль через пять минут…
         Но как молил ты влажными глазами
         в твоей душе то чувство отыскать,
         что возвышает — в пику мелодраме,
         в которой ТЫ решил меня предать.
Закрою дверь в подвальчик театральный,
где обманули наши увлеченья,
где средь ошибок милых и скандальных
жила любовь – без преувеличенья –
среди надежд моих, ревнивых грёз –
над пустотой незначащего взгляда.
Ведь кроме жизни, сыгранной всерьёз,
мне было ничего, мой друг, не надо!

PS.
И кроме роли, прожитой всерьёз,
мне больше НИЧЕГО уже не надо.

Владимир Гуторкин

Странный случай

Здесь плескалось нам море далеко от России.
Отражалась в глазах бирюзовая даль.
«Странный случай» звучал упоённо: Россини!

Зарождалась любовь – уходила печаль.
Ветер облачко нёс на небесной лазури,
И ложились на дно тяжело якоря,
И у ног разрасталось неистовство бури,
Целованием волн увлекая не зря.
И сплетались в одно наши руки и губы,
В беззаветное пенье, в полёт неземной.
А внизу оставались пароходные трубы,
И Россини, и море, и пенный прибой.

Виталий Краснов

Сквозь шелест парчи…

Ты плывёшь по ночи налегке…
Из одежд на тебе… лишь улыбка.
Мы с тобою одни на реке:
Лишь следы на песке – нам улика…

О-гол-телой – вся в кружеве пены –
Ты воспрянешь капризом волны,
И мы вскроем запретные темы
Под покровом  волнующей тьмы.

И под эхо кромешной глуши
Ты озвучишь немые томленья
Придыханьем мятежной груди,
Погружаясь в глубины мгновенья…

Ты плывёшь налегке по ночи –
На груди – лишь цветок чистотела.
На  озноб  утомлённого тела
Ночь набросила шелест парчи.

Нина Синицына

Элегия А.*

Пусть роза-ночь с тобой побудет,
Изысканной печали роза.
Случайный взгляд пусть не осудит

Её рыданий тихих слёзы.
Она теплом тебя согреет
Любви моей неодолимой.
Не я была тобой любимой,
но память сердца не стареет.
Она хранит касанье взглядов,
Руки случайное признанье.
Любовь – души моей призванье,
Мой чин земной, бессилье ада,
Благоуханный трепет розы,
Нагой в декабрьские морозы.

Публикация подготовлена Творческой студией поэзии «Крылья»

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут

Выпускающий редактор. Журналистские расследования, рубрика "Перлы недели", происшествия, вопросы ЖКХ.