Школе хорового искусства «Полет» исполнилось две «пятерки»

1322

В субботу, 20 апреля, праздничным концертом в ДК «Полет» отпраздновал свой 55-летний день рождения

Концерт во Дворце культуры прошел с полным успехом и с переполненном залом. С официальными поздравлениями выступили глава города Юрий Прохоров и заместитель председателя Облдумы Игорь Чистюхин, вручившие награды школе хорового искусства. В первом отделении выступили все четыре хора малышей, а потом состоялась мировая премьера нового произведения известного композитора Михаила Броннера – «Песни странствующих музыкантов», которое он написал специально для «Полета» и для уникального состава. На сцене было три хора: младший «Солнышко», концертный «Полет» и хор выпускников «Вдохновение», всего 200 человек. Дирижировал автор, Михаил Борисович Броннер. Второе отделение было выдержано в стиле «капустника», и зал расслабился после серьезного первого.

Директор ШХИ «Полет» Наталия Филатова пришла к Татьяне Селищевой за год до того, как «Полет» был создан. «Кто же лучше нее все знает о нем? – решила редакция и обратилась к директору.

«Все началось с того, – рассказала Наталия Константиновна, – что в 7 лет меня не приняли в музыкальную школу, сказав, что у меня нет ни голоса, ни слуха и никаких способностей. Но посоветовали пойти в ДК, «там есть какие-то кружки». В ДК действительно были различные кружки, например, танцевальный, фортепианный и другие, в том числе, хоровой, который вела недавно приехавшая в город Татьяна Евгеньевна Селищева, преподававшая еще пение в школе № 3. Она приняла меня в хоровой кружок, я год занималась в нем, а в апреле 1964 г. Татьяна Евгеньевна объединила хоровой и фортепианный кружки в музыкально-хоровую студию. Так я оказалась в «Полете» за год до его создания. Сначала дети всех возрастов занимались вместе, и был один огромный хор. В студии преподавалось сольфеджио, причем на очень серьезном уровне, Ириной Сергеевной Оноприенко, которая сделала очень много, чтобы уровень хора стал высоким, потому что сольфеджио способствует развитию и памяти, и голоса, и слуха. И это отношение к сольфеджио поддерживается у нас до сих пор. В нашей студии кроме фортепиано были классы баяна, аккордеона, скрипки. Все классы занимались по программе музыкальной школы.

В 1972 г. я закончила студию и знала, что моя жизнь будет связана с музыкой. Я поступила в институт культуры, и после трех курсов, продолжая учебу, начала преподавать в «Полете».

Вы сами проявили инициативу и пришли в студию?

– Конечно, нет. Я не собиралась работать, учась на 4-м курсе, но Татьяна Евгеньевна на летних каникулах пришла ко мне домой и сказала, что есть серьезный разговор. К тому времени хор уже разделился на два, кандидатский и концертный. Татьяна Евгеньевна сказала, что хочет сделать отделение для маленьких детей 5-7 лет, и предложила мне его вести. А мне было 19 лет, я еще чувствовала себя девочкой, и я сказала, что не готова. «Не волнуйся, – убеждала меня Татьяна Евгеньевна, – я тебе всегда помогу и поддержу», она стала готовить меня в преподаватели, и заниматься со мной дирижированием. Я была первой ее ученицей, которая после хора избрала профессию музыканта-хоровика. Я только сейчас понимаю, какое это счастье для учителя, когда его ученик выбирает ту же профессию, когда учитель может все доверить и передать. Конечно, она пришла ко мне на первый урок, готовясь к которому я перерыла все книжки. Так я начала работать с малышами, вести у них хор и сольфеджио. Через три года малышей стало столько, что мы поделили их на три возрастные группы, пяти, шести, семи лет, и работать с ними пришли новые наши выпускники Татьяна Леонидовна Хабарова и Ольга Владимировна Булекова.

С малышам я проработала 25 лет, циклами с 5, 6, 7-летними, а потом сначала. Но, работая с малышами, я все время была у Селищевой хормейстером концертного хора, и, находясь рядом, видела и понимала, что она делает, и когда в 2001 г. Татьяны Евгеньевны не стало, я оказалась готовой подхватить ее дело.

Вы прошли все ступени, сначала ученика, а потом преподавателя и хормейстера. Что было у Татьяны Евгеньевны такого, чем она обладала, что с нуля смогла создать такой уникальный коллектив, ставший известным в России и за рубежом?

– По-моему, это трудно объяснить. Она была очень неравнодушна ко всему, а главное – любила то, чем занималась, и была одержима своим «Полетом». Ее одержимость во многом передалась нам, и я, как бы шутя, говорю, что у нас в Школе нет ни одного нормального педагога — все больные. У них и азарт, и любовь, и глаза горят, а я очень рада, что у нас такой коллектив, где все одержимы общим делом, все болеют за Школу. К наследию Татьяны Евгеньевны нужно отнести и известность «Полета», которую хор завоевал в музыкальном сообществе. Со времен Селищевой у нас дружеские отношения и в «Музыкальном обществе» Московской области, и в Союзе композиторов России. Например, Московский камерный оркестр «Времена года» на минувшей недели отмечал свое 25-летие, и мы ездили его поздравлять. А пять лет назад, когда мы праздновали 50-летие, у нас был с ними концерт. Известный московский композитор Михаил Броннер, сотрудничающий с «Полетом» около 20 лет, специально для нас написал большое произведение в пяти частях. Это же бесценно, что «Полет» участвует в таких музыкальных событиях, перечень которых велик.

Есть ли принципы, которые Селищева установила, и в своей работе всегда следовала им?

– Первое то, что у нас почти все преподаватели прошли школу «Полета», мы храним все его традиции, и с огромным уважением и почтением относимся к той системе, которую она заложила и которая до сих пор работает. Прекрасно еще то, что все дети наших преподавателей тоже учились в «Полете», и это важно, что связь с «Полетом» у нас продолжается и на таком уровне.

Татьяна Евгеньевна любила дисциплину, и мы унаследовали ее. Например, коллеги на различных конкурсах, глядя на наших детей, а в концертном хоре сейчас 105 человек, спрашивают меня, как можно добиться такой слаженной работы? Отношение к детям идет от Татьяны Евгеньевны, я все время говорю им, что я их люблю. Я действительно уверена, что у нас особенные дети, поэтому говорю им это искренно. Говорю, что люблю их потому, что они понимают то, о чем я им говорю. Татьяна Евгеньевна не просто говорила «это делать нельзя», а объясняла, что это делать не стоит вот потому-то.

Опоздавших она не пускала на урок, «после меня в класс никто не входит», и этот принцип обязателен до сих пор. Другой «железный» принцип — уроки пропускать нельзя, ни хор, ни сольфеджио. Еще один обязательный принцип — партию не сдал, на концерте не выступаешь. Поэтому, когда дети приходят на концерт, сдав партию, то мы полностью уверены в них. Эти принципы у нас остались, но что интересно, они настолько дисциплинируют детей, что приучает к дисциплине во всей последующей жизни.

С распадом СССР «Полет» лишился возможности выезжать в зимние и летние лагеря, когда весь коллектив целую смену был вместе. А сейчас 3-4 недели июня концертный хор занимается с утра и до 5 вечера. А потом хор обязательно едет в какую-нибудь поездку. В этом году мы собираемся во Францию на фестиваль, а потом немного отдохнуть – в Испанию. А хор выпускников в марте уже съездил на фестиваль духовной музыки в Рим.

Татьяна Евгеньевна всегда ставила цель — выступление на концерте — и дети не просто приходили песенки попеть, а готовились к выступлению. По общему учебному плану такой хор, как наш, должен за учебный год пройти 15-18 произведений, а мы за текущий учебный год прошли уже 50 (!). На прошлой неделе мы работали над тремя разными программами.

Почему у вас такой график, не вредно ли это для детей?

– С одной стороны, так получается, что нас приглашают выступать на различных мероприятиях, например, на юбилее оркестра «Времена года», одновременно мы выступали с Виторганом в литературно-музыкальной композиции «Две истории любви», и было выступление с оркестром народных инструментов «Сказ» московской облфилармонии, когда мы вообще впервые пели с «народниками».

А с другой стороны, у современных детей, мне кажется, мозг как компьютер, им чем больше и сложнее, тем лучше. Они не могут сидеть и развозить вот это «ля-ля-ля», они от этого тупеют и смотрят на меня, как бы говоря, «ну для чего мы пришли?». В этом году у нас было еще одно выдающееся событие — мы впервые пели с духовым оркестром. Нас пригласили выступить на инаугурации Прохорова, и мы вживую спели гимн России, все три куплета. Для детей это был прекрасный опыт.

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут

Фотокорреспондент. Культура, образование, рубрика "Секреты счастья"