Дощатые сараи из позднесоветской бедности

2523
Иллюстрации к статье: pastvu.com, концепция архитектурного бюро "Базис"

Близятся к завершению общественные обсуждения проекта благоустройства парка культуры и отдыха, которые продлятся в наукограде до 9 марта. Своим мнением о предложениях проектировщиков делится жуковчанин, профессор Московского архитектурного института Илья Путятин.

Он трижды участвовал в очных согласительных встречах с архитектурным бюро «Базис», ответственным за благоустройство сквера на ул. Маяковского, а теперь и городского парка. Весной прошлого года выступал во Дворце культуры, где концепцию реконструкции парка обсудили с жителями в первый раз на встрече, организованной московским архитектором Юрием Шередегой, утверждавшим, что все пожелания будут услышаны. Две недели спустя вместе с активистами И.Е. Путятин водил по парковой территории проектировщиков, «на земле» объясняя, какой хотели бы её видеть постоянные посетители и специалисты. Ещё пять часов длилась его экскурсия для сотрудников «Базиса» по историческому центру Жуковского, чтобы коллеги прониклись архитектурным контекстом наукограда. Проектировщики всё конспектировали, фотографировали, а в итоге выдали работу, которую Илья Евгеньевич оценил на три с минусом по пятибалльной шкале. 

Илья Путятин, доктор искусствоведения, кандидат архитектуры: В представленных на общественное обсуждение документах я не вижу проекта. Это некие предпроектные эскизные предложения. Авторы говорят – «Концепция». Но производить по ней строительные работы нельзя. Чтобы стать рабочим проектом, ей требуется обязательная доработка.

Тем не менее, предмет для разговора есть. Очень хорошо, что нам предложили этот документ для обсуждения, и мы надеемся, что наше мнение повлияет на изменение подхода к проектированию, а проект в результате будет хорошим.

Пять строчек под заголовком «Символ»

Вместе с жителями нашего города, в том числе с коренной жуковчанкой, архитектором, очень опытным проектировщиком Марианной Георгиевной Майкапар, мы полтора часа ходили по парку с представителями «Базиса» и обсуждали, какие сейчас есть недостатки, как их можно исправить, и чего ни в коем случае не нужно делать из того, что предлагалось предыдущей концепцией, которая, вы знаете, тоже была.

В результате этой встречи мы – и Марианна Георгиевна, и я – предоставили проектировщикам много хороших, исчерпывающих материалов. Среди них были и генеральные планы города, и генеральные планы парка, и историческая  подеревная съёмка – это очень важный документ для изготовления проекта. Я не уверен, что у «Базиса» есть такой новый документ – современную подеревную съемку я не увидел в материалах «концепции».

Парк культуры и отдыха в поселке Стаханово (с 1947 г. – город Жуковский), около 1940 г.

Мы послали проектировщикам «Базиса»  очень большой материал по истории парка и нашего города. Это касалось истории застройки, аттракционов, временных зданий, которые всегда в парке располагались. Предполагается, что они там будут снова, и мы просили максимально учесть стилистику нашего исторического центра, к которому примыкает парк и стилистику тех зданий, которые там были.

В результате на странице 21 представленной сейчас концепции мы получили статью в пять строчек под названием «Символ», где проектировщики заимствовали из мелких фрагментов старых фотографий какие-то ромбики-квадратики и почему-то решили, что из этих ромбиков-квадратиков можно сделать стиль нашего города. Хотя, в сущности – скажу как архитектор, художник, дизайнер и вообще как высококвалифицированный специалист – то, что они извлекли, не имеет никакого отношения к исторической основе наших парковых сооружений.

Но есть и положительный момент. В целом, в планировке сотрудники «Базиса» последовали распределению функциональных зон, которые мы им предложили и обосновали.

Павильон-читальня, шахматный клуб в парке Жуковского

Чему они не последовали, и что уже возмутило жителей города, и дальше, конечно, все на это обратят внимание: здания, пусть даже это временные сооружения, которые предлагается там возвести – ворота в парк, киоски, кафе, ларьки, будки для касс, здание сцены и то, что вокруг летнего театра – совершенно не соответствуют ни тому, что там исторически было, ни художественно-архитектурному характеру Жуковского. Такое ощущение, как будто архитекторы вообще никогда нашего города не видели. Я удивлен. Потому что сам я потратил много времени, чтобы им об этом рассказать.

Не в Марокко живём, не космический корабль проектируем

С чем ещё мы пытались бороться, и что не выполнено в проекте:  мы категорически были против асфальтирования так называемой ямы – вот этого глубокого места, которое все так любят, которое даёт нашему парку такую живописность, и где организован летний театр, как античный амфитеатр – на естественном рельефе местности.

Сцена в парке, 1975-1977 г.г.

Я указал проектировщикам на уникальную аналогию с античностью. У студентов архитектурного института это обязательный предмет на втором курсе при изучении Истории архитектуры. Сейчас у меня такое ощущение, что проектировщики из «Базиса» античных амфитеатров никогда не видели. Может быть, они на двойки сдавали историю архитектуры и не поняли, что это такое?

Парковая скульптура, 1950-1959 г.г.

И более того, в концепции «Базиса» даже в пространстве этой ямы попадаются какие-то здания. По их предложению, значительную ее площадь следует замостить плиткой. Но зачем? На этот вопрос не смогут ответить ни жители нашего города, которые ценят в парке прежде всего его уникальную природную составляющую, ни квалифицированные архитекторы, которые всегда должны подчеркивать оригинальные свойства места и поддерживать своими проектами экологический баланс, столь необходимый в современных условиях индустриализации и механизации.

До сих пор одно из любимых развлечений жуковчан – катание с горки в чаше парка, 1950-1960 г.г.

Но мы уже знаем, по опыту того, что делалось у нас в этом году на сквере на ул. Маяковского: под эту плитку, с какой-то тоже непонятной мне как специалисту целью, вынимают полтора метра грунта. У нас же там деревья, у деревьев имеются корни! На реконструированном бульваре уже были падения деревьев с подрубленными корнями и, думаю, ещё могут быть. И то же самое они планируют делать в парке – загнать в его пространство бульдозеры. Зачем это нужно, мне непонятно – ни как специалисту, ни как пользователю, ни с точки зрения чиновника администрации.

Все здания, которые они предлагают строить – визуально лёгкие, будто из каких-то досочек построены. Но в реальности у всех, как у высотных домов, предлагаются плоские крыши, с какими-то бортиками по краям, без объяснения, как будет стекать вода с этой крыши. В нашем климате – всё-таки мы не в Марокко живём – летом бывает дождь, зимой – снег, и куда будет стекать вода, непонятно.

Хотя для одноэтажных зданий есть, известные ещё за тысячу лет до нашей эры, скатные крыши. Они всегда применялись, и неясно, почему проектировщиками «Базиса» отвергнут тысячелетний опыт человечества. Всё-таки архитекторы проектируют не космический корабль, а здание в природе, в нашем среднерусском климате, со всеми его проблемами осадков и снежной зимы.

По технике эксплуатации предложенных зданий у меня возникают серьезные вопросы. Я бы на месте администрации города и администрации парка тоже задал бы эти вопросы проектировщикам: кто и как будет чистить снег с этой крыши, куда потечет с неё вода? Или она её наполнит, как бассейн, а если так – что дальше будет?

У меня, как у преподавателя архитектурного ВУЗа, вообще складывается ощущение что проектировщиков «Базиса»  как-то немножко научили планировке, но ни фасады, ни объемы зданий, ни функциональную часть просчитывать они, вероятно, не умеют. Похоже, они уверены, что здание, построенное из картона, может вполне естественно функционировать в нашей природной среде. Хотя они нам, наверное, объяснят, что это всё строится из каких-то пластиковых досок. Но это, конечно, неудовлетворительный ответ на все указанные вопросы.

Продолжение концепции «фонарей-виселиц»

Вспомним, что уже с подачи «Базиса» сделано в центральном сквере на ул. Маяковского. Всех возмущают эти похожие на саркофаги каменные лавки, на которых нельзя сидеть, потому что холодно – все с детства знают, что сидеть на камне опасно для здоровья. Острые углы этих скамеек удароопасны при случайном падении человека рядом с ними.

И мне совершенно непонятно продолжение концепции страшных черных «фонарей-виселиц» – тех, что установлены сейчас на бульваре Маяковского. Почему эти «виселицы» должны возникнуть в парке, когда уже всем ясно, что в нашем городе это совершенно не годится?

Фонари на ул.Пушкина в Жуковском, 1950-е

Осветительное оборудование – очень важная часть восприятия пространства. Оно на виду, бросается в глаза. К его внешнему виду должно быть повышенное внимание. И, конечно, фонари не должны напоминать никакие орудия пыток. Ни в коем случае! Сейчас очень много вариантов осветительного оборудования в классическом стиле, в котором наш город построен, и к счастью, сохраняется.

Забор в живой ткани леса или поперек столетних троп

Ещё у меня возникает существенный вопрос к проекту ограждения парка. С самого начала мы об этом говорили: ни в коем случае парк, как общественное пространство города, не должен быть огорожен.

Я как житель вижу здесь опасность дальнейших поползновений к приватизации, которая в современных геополитических условиях нашей страны абсолютно недопустима. Руководство страны, как мы знаем, существенно поменяло курс внутренней политики. И я вижу, что «приучение» жителей к тому, что парк может быть закрыт, несвоевременно, и может вызвать справедливый гнев вышестоящего начальства. Точно так же, как это вызовет гнев местных жителей и массу обоснованных протестов. И я сам в таких протестах буду, конечно, участвовать, если вокруг парка попытаются поставить ограждение.

Городской парк, 1965 г.

К тому же это ограждение перекрывает пешеходные пути, сформировавшиеся в городе. Причем путям этим уже больше 100 лет. Потому что основные дорожки в нашем парке были проложены ещё при Николае Карловиче фон Мекке, и мы об этом говорили проектировщикам из «Базиса».

Эти пути являются очень важными для жуковчан, поскольку это не просто прогулочные дорожки, а пешеходный маршрут из города (и даже от станции железной дороги) на работу – в Летно-исследовательский институт, в другие учреждения и на садовые участки, которые находятся за Цаговским лесом.

Если парк огородить, совершенно непонятно, как эти пути будут компенсированы. Ни проектировщики не предлагают нам никаких решений, ни городские власти, кажется, не понимают, что эти компенсации понадобятся.

Поселок Стаханово, главный вход в Парк культуры и отдыха, 1940 г.

К тому же часть этих ограждений – едва ли не половина – проходит, я бы так сказал, по живой ткани леса. И если представить такие ограждения, как у «Базиса» нарисованы, то я как архитектор понимаю, что у такого ограждения должен быть фундамент – ленточный или отдельный под каждый столб. Мне непонятно, как в плотном лесном массиве будет работать тяжелая техника, необходимая для установки такого ограждения.

Если она будет работать так, как она сейчас у нас во дворах работает – уродует наши деревья, уничтожает кустарники, молодые деревья, – то тогда будет нанесен колоссальный ущерб природе, зелёным насаждениям, экологическому балансу, который в таких местах всегда очень важен. Не говоря уже о том, что фундаменты препятствуют стоку воды, и будут повреждены корни деревьев. Вообще техника в плотный лес вот так просто заехать не может – для этого там просто нет места.

Я категорически против возникновения ограждений, и любые отговорки, что нужно что-то охранять от вандалов, – сегодня не принимаются. Сейчас у нас есть замечательная компьютерная техника – охранные системы, видеокамеры, сигнализации. В любом заборе будет проделана дырка (если только это не государственное учреждение или не что-то секретное). Поэтому тратить бюджетные деньги, которых сейчас и так недостаточно в связи событиями, о которых мы все с вами знаем, совершенно несвоевременно и даже вредно для устойчивости экономики нашего государства.

Несколько «квадратов» канцерогенной резины

По вопросу о «детском пространстве» парка. Сегодня мы видим только концепцию, и не можем с уверенностью говорить о том, чем она станет в конце концов. В особенности, по опыту так называемого благоустройства дворов в центральной части города. Я могу на примере нашего двора сказать, что все предварительные концепции, были грубейшим образом нарушены.

Как только жители запустили технику во дворы, подрядчики тут же стали делать все, что они хотели. И остановить эту технику было невозможно. Мне, например, пришлось, даже полицию вызывать, писать заявление на них. Удалось отбить часть зелени в нашем дворе.

Поэтому относительно детских зон в парке я тоже не могу давать сейчас какие-то оценки – слишком обобщённые предложения мы видим. На любую детскую площадку должен быть специальный проект.

Карусель в парке, 1975-1985 г.г.

Сейчас мы не видим ни проекта установки аттракционов, ни в каком количестве они будут стоять, ни на каких местах.

Уже сейчас детская зона слишком глубоко «забралась» в природную территорию парка. И мне кажется, что при реконструкции было бы правильным шагом даже регенерировать зеленую зону – увеличить количество травы, деревьев и уменьшить число асфальтированных площадок. И тем более, ни в коем случае не допускать площадок, покрытых канцерогенной резиной, которую делают из использованных автомобильных покрышек.

У «Базиса» как раз есть предложение по резине – несколько десятков квадратных метров канцерогенной резины должны заменить собой траву, землю и песок для наших детей. Сегодня многим уже известно, что это очень вредно: такое покрытие повышает риск онкологии, а производители даже не скрывают, что делают резину из использованных автомобильных покрышек. Если мои дети отправятся гулять на такую площадку, я их просто уведу с нее, тем более в жаркий, солнечный день. Можете проверить это на примере тех площадок, которые, не смотря на наши протесты, силой продавлены администрацией в нашем городе: запах резины ощущается даже на уровне дыхательных органов взрослого человека, а на уровне роста ребенка концентрация канцерогенных веществ намного выше. Это научные факты, известные всем специалистам. В цивилизованных странах уничтожают такие покрытия, потому что возросла заболеваемость онкологией среди детей и подростков.

То, что нам предлагают – не современное покрытие или «решение будущего», а позавчерашний день. Резиновые покрытия вредны, и я надеюсь, что они продвигаются просто по недомыслию, а не с целью нанести ущерб.

Руины у парадного входа

Ещё одним её существенным недостатком является то, что в ней практически не учитывается ни соседство парка с жилыми кварталами, ни с пешеходными зонами, ни с окружающими лесными массивами. Такое ощущение, что этот кусок просто вырезан из парка и существует отдельно от всего остального городского пространства.

Главный вход в парк с фонтаном и клумбами, 1970-е

Например, при входе в парк, у всех на глазах и можно сказать на самом красивом месте, сейчас находятся руины кафе «Ёлочка». Я пока не понимаю, что предлагается с ними сделать. Непонятно, что будет с руинами тира, который сейчас находится за пределами территории, но, как мы говорили ещё на первой встрече во Дворце культуры: предложения от проектировщиков по этим точкам обязательно должны поступить. Я их пока не увидел.

Подсознательное неуважение к гражданам

За эту концепцию я бы поставил три с минусом по пятибалльной системе.

Жители нашего города уже отчасти подзабыли, как наш парк выглядел когда-то. Соглашаются и со снижением эстетического уровня, и вообще – со снижением статуса своего жизненного пространства.

Парковая скульптура, 1955 г.

В то же время мы говорим, что у нас наукоград – некий особый район исторического центра, что активно используют девелоперы для продвижения своих проектов и риэлторы для продажи жилья, заявляя, что недвижимость рядом с парком статусная, что она находится в элитном месте.

И вот нам предложено на самых видных местах парка возвести здания, которые имеют образ дощатых сараев с садовых участков 1980-х годов, построенных от крайней бедности позднесоветского времени, что, конечно, снижает общий статус города. Это говорит о неком подсознательном неуважении архитекторов к пользователям: они полагают, что мы достойны того, чтобы такие сараи стояли в самом красивом месте, где мы отдыхаем.

Скамьи на главной аллее парка, 1980-е

Мне кажется, что жителям нашего города давно пора задуматься – всем, не только специалистам, не только активистам – что и за какие деньги им предлагают. И как это пространство влияет и на их самоощущение – сознание и подсознание, на то, как их самих воспринимают окружающие, друзья, знакомые.

Например, когда я говорю, что живу в историческом центре Жуковского, мои друзья восхищаются: «Это такой красивый город! Какой вы счастливый человек, раз здесь живете». А когда они придут ко мне в гости и увидят, что мы согласились с тем, чтобы «Базис» построил нам в нашем красивом парке, основанном Николаем Карловичем фон Мекком, такие вот сараи в формате домиков для садового инвентаря, они мне скажут: «Как вы это допустили? Как вам не стыдно вот такое показывать гостям!»

Уверен, что и администрации города тоже стоит об этом задуматься. Готов войти во все рабочие группы и способствовать исправлению ситуации.

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут