Чисто, но не конкретно

938
Фото: Культура.РФ

Родную речь попробуют избавить от англицизмов и мата

Мобильник главы комитета Госдумы по культуре Елены Ямпольской сегодня раскалился от звонков журналистов. Пресса, как она полагает, так и не поняла сути принятого 16 февраля закона о контроле за соблюдением норм русского литературного языка. Ямпольская была одним из ревностных пропагандистов новелл от кабмина и вместе с коллегами привнесла в них своё видение. 

“Ну хватит. Хватит публично расписываться в собственном невежестве, – негодовала депутат в личном телеграм-канале с репостами (как бы всё это сказать по-русски?) неверных, по её мнению, сообщений. – «При использовании русского языка как государственного языка Российской Федерации не допускается использования слов и выражений, не соответствующих нормам современного русского литературного языка (в том числе нецензурной брани), за исключением иностранных слов, не имеющих общеупотребительных аналогов в русском языке» — эта норма присутствует в ФЗ «О госязыке» с 2014 года. Правительство добавило только «… и перечень которых содержится в нормативных словарях, предусмотренных частью 3 настоящей статьи”. 

В переводе на человеческий реплика означает, что теперь в России начнут издавать с государственной поддержкой нормативные словари литературного русского языка. По ним примутся проверять чистоту высказываний всех, кого закон давно обязывает не использовать обсценную лексику и обеспечить гладкость речи, в частности органы госвласти, организаторов выборов и референдумов. Входят в перечень и СМИ, рекламщики, кинопрокатчики, но при контроле за ними закон обещает каким-то образом учесть специфику работы. Каким именно – непонятно.

Следить за языком теперь также должны в государственных и муниципальных информационных системах, сфере образования и при публикации сведений, предназначенных для потребителей товаров, работ, услуг. Последним дополнением Ямпольская особенно гордится.

“Это одна строчка, коллеги, но это наша победа, – радовалась она на трибуне Госдумы. – Потому что именно в информации для потребителей отмечается наибольшее количество случаев безобразного обращения с родным языком, о которых нам постоянно пишут наши избиратели, наши граждане. Во-вторых, наконец-то определяются критерии идентичности текстов на русском языке и на иных языках. Норма об идентичности в Федеральном законе была и ранее – критериев не было. И из-за этого текст, например, на английском языке мог быть написан огромными буквами, а русский перевод — мелким шрифтом, где-то сбоку и незаметно. Теперь тексты должны быть равнозначными по размещению и техническому оформлению. Оговариваются цвет, тип, размер шрифта. Таким образом, сегодня мы делаем существенные шаги к формированию национально ориентированной среды, о которой не устаю говорить. Никто не требует запрещать иностранные языки, в одночасье менять зарегистрированные торговые марки. Просто предлагаем помнить: мы живем в России. И ущемление русского языка — в угоду кому бы то ни было, с любыми намерениями — абсолютно недопустимо”.

Кто и как будет наказывать за ущемление великого и могучего – вопросы на засыпку. Конкретные случаи, при которых должна наступать ответственность, не определены. Будут думать дальше, а потом вносить предложения по штрафам.

Ямпольская, например, считает, что корреспондирующие изменения должны сначала появиться в законе “О защите прав потребителей”.

“Также прошу коллег подумать над возможными поправками в законы о СМИ и рекламе. А, может быть, и в Градостроительный кодекс? – фантазирует она. – Вы замечаете, как преимущественно называются в нашей стране жилые комплексы и коттеджные поселки? Или, как говорят журналисты, замечаете «тренды нейминга»? Сплошные «хаусы», «клабы», «филды», «вилледжи», «форесты», «гардены», «хиллы», «эстейты»… Порой в пригородных зонах перестаешь понимать, в какой стране находишься. У нас в стране 12 жилых комплексов «Европа», по 7 штук — «Прага» и «Лондон», четыре «Парижа», семь «Баварий». 17 «Скандинавий», 24 «Ривьеры» и более десятка «Манхэттенов»… И хорошо еще, если это все хотя бы написано по-русски”.

Пока условным “Мытищи Plaza”, “Домодедово Stars” и “Иваново Резорт” можно не кидаться в ребрендинг, то бишь – переименование и смену идеологии продвижения. Роскомнадзор, который выглядит первым кандидатом на роль надзирателя за литературным русским, с грехом пополам справляется с кучкой “иноагентов”. Куда ему убрать плоды тридцатилетнего разгула англицизмов по всем табличкам нашей необъятной Родины, с которым ныне хочет побороться Государственная Дума, прежде к таким шалостям безучастная.

Разве что на помощь РКН бросят свежую систему искусственного интеллекта с нелегитимным теперь названием “Окулус”, призванную выявлять запрещённый контент. Но мы знаем, как ИИ ликвидирует наледь во дворах Подмосковья. На свободное и естественное развитие русского языка он вместе с властью повлияет точно так же.

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут