«Для меня большое счастье, которое дает живопись — это возможность выразить себя в работах»

1034
SONY DSC

14 января в ДК «Победа» (д.п. Удельная) открылась персональная выставка живописи жуковчанки Марии Егоровой. На вернисаж из Жуковского приехало человек пятьдесят родственников, друзей и коллег Марии.

Открывая вернисаж М.Егорова сказала.

— Для меня это действительно очень большое событие, для меня любой конкурс, выставка — это, прежде всего, преодоление. Преодоление своих страхов, своих сомнений. Конечно, это и большая радость, и большой труд. Нужно сказать слова благодарности своим родителям, которых уже нет в живых. Наверное, мне очень везло: повезло получить прекрасное образование, это Московский физико-технический институт, который я закончила. Мне повезло с моими детьми, повезло с людьми, которые меня окружают, которые по жизни меня сопровождают. Мне повезло, что у меня прекрасный учитель, художник Иван Юрьевич Яговкин, который лет десять назад научил меня видеть прекрасное, и я действительно несколько по-другому стала видеть. У меня нет диплома о художественном образовании, я — математик, читаю математику на первом курсе института и на его подготовительных курсах. И я до сих пор учусь в творческой мастерской Яговкина, до сих пор еженедельно хожу на его занятия. Во время пандемии мы все писали дома, но такой доброжелательной, творческой атмосферы, которая создается в этой студии, нам не хватало. В студии возникает такой взаимообогащающий процесс, когда он обучает, а мы его вдохновляем, помогаем раскрыться. Надо сказать, что для меня большое счастье, которое дает живопись — это возможность выразить себя в работах.

Иван Яговкин, попросивший слово, сказал: «Я не готовился к выступлению, но одно могу сказать, не далее как летом, на очередном занятии с Марией я спросил: «Могу ли я считать вас своей ученицей?». И Мария ответила: «Да». Это самое дорогое, что может быть — глубокая творческая, художническая взаимосвязь между учеником и учителем. Дай Бог, что она будет развиваться и дальше».

Мария, на выставке около сорока работ, на которых представлены все жанры: пейзаж, натюрморт, цветочные композиции, жанровые сценки, портрет, в том числе автопортрет. Я не могу выделить, что вам удается лучше, возможно, природа.

Если говорить о работах, то у каждой есть своя какая-то история, о которых могу рассказывать очень долго. Поначалу каждая работа была так дорога, что я не могла ее куда-то отдать. Потом поняла, что с теми людьми, кто приобретает мои работы, мы становится как-то созвучны. Но до сих пор есть такие работы, которые я не могу отдать, например, «Лес», который видите на афише. Написать авторскую копию могу, но с оригиналом не расстанусь. Теперь я обросла фанатами, т.е. друзьями, друзьями друзей по работе, по танцам и так далее, которые делают заказы, или просят купить небольшие свежие пленерные работы. Я с удовольствием продаю работы своим друзьям, а они мне присылают снимки, как мои работы живут у них дома, а мне это интересно и важно.

Вы учились на физтехе, там учеба такая, что вам, очевидно, было ни до чего, когда же появилось желание взять кисть в руки?

Много позже после ФАЛТа. Во-первых, «ни до чего» это только первый курс, когда все обалдевшие — «Господи, куда я попала?». А потом мы обрастаем друзьями, поклонниками, интересами, и жизнь налаживается. ФАЛТ учит не тому, как строить мозг, он учит грамотно распределять свое время. А это, на самом деле, самое дорогое — время. В студию к Яговкину я пришла в 2011 году, честно говоря, это был бег от депрессии. Меня, буквально, подруга за руку туда привела. У меня папа хорошо рисовал, и я тоже рисовала хорошо, сделать какую-то стенгазету — легко. Но ничего художественного я не заканчивала, и когда я первый раз пришла в студию и увидела, как пишут маслом, то подумала, что я никогда так не смогу сделать. Но дальше все пошло так хорошо, завертелось, что теперь Иван Юрьевич, когда видит, что я на грани слез или еще какая-то, сразу говорит: «Быстро берем кисть и пишем шедевр». Это как бы шутка, но срабатывает, успокаивает.

Живопись и математика, как-то у вас взаимодействуют?

Я читала не раз, что одни и те же отделы головного мозга отвечают за музыку, точные науки, в том числе и математику, языки и, я думаю, и за живопись то же. Живопись — это прежде всего рисунок. Я не говорю про современную живопись, для меня это загадка, и вообще — всемирный заговор. Я не могу этого понять, не хватаем, видимо, образования или еще чего-то. Или, скажем, я не любитель наивной живописи. Я говорю даже не о реализме, а, скажем Коровин и его такой легкий импрессионизм. Это, прежде всего — рисунок. «Не знаешь, что делать — рисуй» — так говорят живописцы, какое-то отношение к реальности должно быть. Математика… — задумалась Мария, — ну, так случилось, что математика тоже. Примерно, как восточные танцы и аргентинское танго, которыми я занимаюсь. Это разные направления, и я понимаю, что у меня сейчас прорыв по танго потому, что после 17 лет занятий «востоком», я умею делать многие вещи. Наверное, и влияние математики на живопись такое же опосредованное. Что-то в этом есть. Вспомните историю, заведующий кафедрой химии, профессор Александр Бородин, не имея музыкального образования, по жизни сочинял небольшие музыкальные произведения и написал оперу «Князь Игорь». Я не знаю, как это объяснить, поэтому и говорю, что мне повезло по жизни.

Валерия Мадыгулова, художник, дизайнер, по моей просьбе сказала о выставке:

Я знаю Машу очень давно, выставка мне очень понравилась. Хотя многие картины я видела у нее дома, но собранные вместе они производят очень приятное впечатление. Особенно мне нравятся те картины, которые изображают простую русскую природу. Это работы, написанные Машей на пленере, по непосредственным впечатлениям. Я повторю слова другой зрительницы, с которой я согласна, что «чем проще мотив, который Маша пишет, тем он душевней выглядит». Я вижу путь Маши как художника очень давно, и мне кажется, что она нашла свой стиль, свое лицо живописное, и она его успешно развивает. Ее фишкой стали образы природы и цветочные натюрморты. Мотивы как бы непритязательные, но очень характерные для русской живописи, раскрывающие характер и настроение художника. О Маше все говорят как об уникальном человеке, многократно одаренном. Видимо для того, чтобы компенсировать свою математическую деятельность, она и поет, и танцует, и живописью занимается. Она — прекрасный кулинар, домохозяйка. У нее трое детей, уже два внука. Все удивляются, как Маша успела так много создать, мне кажется, что она вообще не отдыхает. Я поздравляю ее с замечательной выставкой.

Анатолий Смирнов \ фото автора

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут

Фотокорреспондент. Культура, образование, рубрика "Секреты счастья"