«Музыку нужно слушать живьем в концертном зале»

489

6 ноября Жуковский симфонический оркестр открывает новый сезон концертом из цикла «Парад юбилеев». Накануне художественный руководитель и главный дирижер оркестра, профессор Сергей Скрипка и ведущий концерта, музыковед Михаил Сегельман, в беседе с журналистами, рассказали об авторах концерта, о музыке, той которая прозвучит и не только.

С. Скрипка: Будущий концерт представит разных авторов музыкального космоса, с одной стороны это суперромантика Камиля Сен-Санса, а с другой — классик-романтик Иоганесс Брамс с его Первой симфонией. Мне кажется, что мы собрали одни из вершин музыки, которую написало человечество. Солистом приглашен концертмейстер оркестра им. Светланова, лауреат международных конкурсов, виолончелист Пауль Суссь. «Парад юбилеев» всегда первый в сезоне.

М. Сегельман: Эта музыка укладывается в XIX век – время встречи музыкального классицизма и романтизма. «Неоконченной симфонии» Франца Шуберта, которая концерт откроет, исполняется 200 лет. Это одно из тех сочинений Шуберта, которое долго лежало в неизвестности, и с этого сочинения, появившегося после смерти композитора, началась целая музыкальная романтическая традиция в симфонической музыке.

Концерт Сен-Санса — это, на мой взгляд, одно из тех счастливых сочинений, которые показывают все сильные стороны автора и не показывают слабых, которые можно заметить в других его сочинениях. Сен-Санс всегда заботился о совершенной форме своих сочинений, он был человеком формы. А когда видел в искусстве несовершенную форму, то мог не заметить или не расслушать какие-то новые идеи. Например, на премьере балета Стравинского «Весна священная» Сен-Санс во главе группы разъяренных фанатов буквально гонялся за Стравинским и Дягилевым, чтобы, конечно их не побить, но высказать свое возмущение физически.

У Брамса есть внешняя похожесть его первой части концерта на Бетховена, в действительности она только внешняя. На мой взгляд — это музыка небесных сфер, выше этой музыки почти ничего не бывает. Этому сочинению не исполняется сколько-то лет, это не юбилей сочинения. Изначально в идее цикла «Парад юбилеев» заложен не парад композиторов, а парад сочинений, которые оставили свой след в истории музыки и человечества. Это выбор дирижера, и когда Сергей Иванович сказал: «Хочу сыграть это сочинение», значит, что в этот момент жизни эта музыка его волнует. А если тебя что-то волнует, то есть шанс, что это взволнует и публику, потому что есть свое отношение к этой музыке, которая мне близка, которую я чувствую, которой хочу что-то сказать, и до которой я дорос.

С. Скрипка: Я давно играл Брамса, более 40 назад, и именно сейчас почувствовал необходимость ее сыграть. Любое великое произведение всегда современно, а мысли, в нем заложенные, как правило, проявляются на каком-то новом уровне и начинают всех интересовать. Возьмите того же Баха, который был неизвестен много-много лет после смерти, а потом все начали понимать, какая великая гармония в нем есть.

М. Сегельман: Такие сочинения, как Симфония № 1 Брамса, невероятно развивают музыкантов оркестра, потому что у Брамса оркестр должен звучать, как идеальный камерный ансамбль, а не какая-то условная масса, как часто бывает. И если  музыкант прошел через это произведение, то потом он будет несколько другим.

С. Скрипка: Кстати, еще одна причина, почему я взял Симфонию №1 Брамса — вторую мы уже сыграли, и должны сыграть все симфонии Брамса, потому что он, как никто другой, учит слушать партнеров, слушать музыкальную ткань, которая у него перетекает от одного инструмента к другому, от одной группы инструментов к следующей. А уметь это слушать – и есть высшее мастерство музыканта, когда он умеет играть не только свою партию, а партитуру, когда он, как дирижер слышит эту партитуру. Тогда можно сказать, что это настоящий оркестровый музыкант. Я хочу, чтобы эта школа была обязательно пройдена нашими музыкантами. Мы сыграли  почти всего Бетховена, почти всего Чайковского, и нужно, чтобы этот репертуар был в руках музыкантов.

Я хочу сыграть все симфонии Брамса, и этот проект обязательно реализую. Можно привлечь хороших солистов, потому что оркестр у нас совершенно другой, хороший, без всяких натяжек, и любой музыкант с удовольствием с нами может сыграть. Сейчас такое время, что публике нужно давать как можно больше света, того доброго, к чему все привыкли, а музыка, мне кажется, это единственный инструмент, который, не я это сказал, инструмент для тонкой настройки мозга. Это замечательные слова, и это действительно так.

У вас есть план программ на этот сезон?

Разумеется, три программы у нас уже готовы, и в голове, и на бумаге. Четвертая пока под секретом. Вторая будет предновогодней с рабочим названием «Новогоднее настроение». Следующая программа, «Ступени мастерства», где играют молодые музыканты, концертмейстеры нашего оркестра, играют их дети, а также из ЦМШ и Гнессинки. Наш оркестр дает возможность талантливым людям прикоснуться к настоящему оркестру, что в наше время непозволительная роскошь. Мы рады, что таким образом растим музыкантов, в том числе, играющих в нашем оркестре. Могу сказать, что в каждом оркестре Москвы играет кто-то из нашего оркестра.

М. Сегельман: Отмечу, что репертуар жуковского оркестра стал разнообразнее. В свое время мне посчастливилось поработать над книгой об оркестре, и я хорошо представляю себе его репертуар. Скажу осторожно, что за последние годы репертуар стал еще более разнообразным. С одной стороны оркестр возвращается к общепризнанным шедеврам, а с другой стороны, это тоже важно, всегда нужен баланс, ты должен понимать, чтобы сыграть что-то редкое, рядом необходимо исполнить нечто популярное. С одной стороны оркестр играет музыку, которую никто не играет, я могу сказать это с большой гордостью. Потому что такие программы, как программа Скрябин – Мясковский, где был фортепианный концерт Скрябина и 16-я симфония Мясковского, а также программа об Архангельском, одном из основателей  ЦАГИ, — это уникальные программы! С другой стороны оркестр играет музыку, которую играть нужно всегда. В данном случае предстоит концерт, в котором абсолютно все произведения признаны выдающимися. Можно только пригласить всех прийти, это очень важный момент. Музыку нужно слушать живьем в концертном зале. Кто-то может сказать, что я 30 лет назад слышал такого-то дирижера, и мне этого достаточно. – Нет, не достаточно!. В каждом новом поколении меняется восприятие, меняются ощущения, люди говорят по-другому, люди ходят по-другому, меняется все. Повторю – музыку нужно слушать живьем в концертном зале!

 Сергей Иванович, ваше сотрудничество с кинематографом продолжается?Работа идет, просто сейчас все стало более экономным, теперь все услышали слова Леонида Ильича, что экономика должна быть экономной. Но главное, что выросло целое поколение режиссеров, продюсеров, которые никогда не слышали живой оркестр. Они не понимают, зачем он нужен. Они выросли на попсе и тянут ее на экран. Безумное засилие синтезаторов и всего прочего. Посмотрите, сколько сейчас сериалов, идущих под рояль и синтезатор. Но с оркестром еще работают, и недавний фильм, который мы делаем, это «Нюрнберг». Николай Лебедев, очень хороший, интересный режиссер, который делал в том числе «Легенду № 17», «Экипаж», «Волкодавов» и другие. Композитор, работавший на фильме, никто иной, как Эдуард Артемьев. Это очень хорошая, серьезная работа. До этого мы трудились над картинами более злободневными, например, недавно вышедший «Огонь». Еще мы много играем концертов, в Филармонии у нас два собственных абонемента, один в Большой зале филармонии, другой в Рахманиновском зале. «Живая музыка экрана» – название одного, а у второго постоянного названия нет. 11 октября с братьями Ивановыми мы сыграли концерт, посвященный 100-летию российского джаза. У наших абонементов своя, постоянная публика. Отмечу, что люди сейчас очень тянутся к музыке, очень хотят услышать не просто хорошую музыку, а хорошее исполнение хорошей музыки. Соскучились. Особенно мне нравится, что мамы приводят детей, понимая, что это единственная возможность для ребенка услышать то, что ему нужно.

Какой возраст вашего слушателя на абонементных концертах?

Самый разный, в основном, это люди за сорок, но много молодежи и людей почтенного возраста тоже. Приходят и те, кто помнит старые фильмы. А некоторые наоборот — в зале, слушая понравившуюся музыку, спрашивают: «А что это за фильм?» Так что мы и пропагандируем старые фильмы. Хочу назвать один из них: «Кафедра», режиссера Ивана Киасашвили, с Андрем Поповым в главной роли, с музыкой Софьи Губайдулиной. Впервые в моей практике одновременно играли симфонический и духовой оркестры, это очень интересно сделано, чудесный фильм.

Кинематограф сейчас просел или на взлете?

Мне кажется, что он просел на взлете, просел стабильно, сейчас очень трудно что-то делать.

Теперь самое главное, хочу обратиться к нашему слушателю, которого мы очень любим и надеемся на взаимность. Я надеюсь, что мы снова увидимся на этом концерте. Без публики нам работать и не нужно, и не хочется, и, вообще, зачем? Приходите, 6 ноября в 15 часов, мы всегда рады вас видеть!

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут