«Ох уж этот Оруэлл»

1669

От иронии до реальности – уже ни шага

Иногда мне кажется, что жизнь превратилась в длинный сон. Нелепый, нереальный и невозможный для здравого смысла. И тогда я щипаю себя за руку в надежде покончить с глупыми галлюцинациями. Но «сон» не кончается, потому что в стране восходящего Оруэлла неисчерпаемый абсурд заполняет все щели.
Еще недавно принято было шутить, а самоирония считалась признаком хорошего тона. Сегодня шутить совсем невозможно. И все потому, что реальность гротескнее любого анекдота. Вот только смеяться почему-то не хочется…

Два анекдота как сон в руку

Один анекдот – старый, советский, с бородой. Поспорили русский с американцем, кто друг у друга быстрее забастовку организует. Русскому хватило одного хода – снизил зарплату на американском заводе на 2 процента. И все! Американцы забастовали.
А вот американец все ходы испробовал, но так ничего и не достиг. Сначала он уполовинил зарплату на русском заводе – народ все равно ходит на работу и не бастует. Тогда он вообще перестал платить – русские толпой идут на работу. Американец пошел на крайние меры – ввел плату за вход. Русские идут на работу, занимают у соседа деньги, но платят за вход.
Тогда американец, сильно разозлившись, собрал в зале профсоюзное собрание и объявил, что завтра на заводском дворе всех, кто придет на работу, будут вешать. И тут один и рабочих поднял руку. «Ну, наконец-то, – решил про себя капиталист, – хоть один осмелился подать голос в пользу забастовки». Но не тут-то было. «А веревку и мыло с собой приносить или в завкоме выдадут?» – робко спросил обладатель поднятой руки.

Второй анекдот более свежий, уже постсоветский, но практически о том же.
«Не подскажете, а в какой концлагерь нас везут? – Не знаю, молодой человек, я политикой не интересуюсь».

Кроме шуток

Первый анекдот я вспомнила пару дней назад, когда отчетливо поняла, что глубинный русский народ и правда любую сказку может сделать былью. Спасибо женщине-таксистке, которая не просто доставила меня из пункта А в пункт В, а рассказала, как собирала мужа на войну, что такое «берцы», почем нынче бронежилет, каска и прочее обмундирование, где лучше это все купить, и что еще брать в дорогу на фронт. Вероятно, думала, что у меня есть сын, и ему пригодится. А на мой провокационный вопрос, за что воюем, ответила легко: «А какая разница?! Если Родина позвала – значит, надо. За Родину, конечно». Ну, какие тут могут быть комментарии?

Второй анекдот оживает (в полном смысле этого слова), когда читаешь в интернете цитаты из чатов жен свежемобилизованных. Вы удивитесь, но они не про войну, там все по делу: про то, куда и как писать, какие выплаты полагаются, что нужно для отсрочек по кредиту и в какие секции записать детей. А еще – про обычную мирную жизнь, с котиками, кулинарными рецептами и (вы не поверите) анекдотами про тещу и свекровь.

Любые попытки поговорить о смысле СВО, участники чата предпочитают обрубать на корню. «Мы не интересуемся политикой,» – говорят они и просят смутьянов покинуть группу. Да, да, именно так, именно этими словами. Кто бы мог подумать, что дорога в концлагерь бывает тестом на наличие или отсутствие причинно-следственных связей, а политика – анекдотичной фобией инфантилизма?!

Индикатор перегрева

Впрочем, я не сомневаюсь, что анекдот как жанр – вещь хорошая. Она, как минимум, служит индикатором перегрева общества. Если анекдот становится реальностью – это значит, что общество (каким бы инфантильным оно не являлось) сожгло еще один предохранитель в своей судьбе. Так что мы на порядок стали ближе к тому финалу, когда «любить беду душа устала, и дальше некуда идти».

Собственно, этот момент уже где-то рядом, «усталость в воздухе витает и каждый день, как шаг в туман, весьма похожий на обман, где все в руках мгновенно тает…»
Это, конечно, безумно грустно – быть в эпицентре национальной трагедии. Но разве осознание не есть предвестник перемен?

А потому – нет войне, миру – мир! И, нельзя забывать, что у нашего города есть свой символ трагедии отечества. Это ученые, которые второй год сидят в тюрьме. Ровно потому, что занимались настоящей наукой. Свободу Валерию Голубкину, доктору физ-мат наук, профессору и просто честному человеку!

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут