Колонка редактора. «Философский самолёт как зеркало времени и судьбы»

1803

«Для кого-то просто лётная погода, а ведь это проводы страны. Той, где не было «врагов народа» и одного мнения на всех»

«Этот поезд в огне, и нам не на что больше жать…» Похоже, это – правда, к тому же – актуальная как никогда. Мне кажется, значительно актуальнее, чем 30 с лишним лет назад, когда Борис Гребенщиков написал эти строки.

Тогда никто не думал, что преданные анафеме сталинские репрессии, возникнут снова, как самая реальная из всех реконструкций далекой истории. Со всеми ингредиентами: от доносов до безумных тюремных сроков.

В конце минувшей недели в Москве вынесли приговор по делу о «фейках» про войну с Украиной муниципальному депутату Алексею Горинову. «Фейк « заключался в том, что депутат публично высказался против проведения муниципального праздника, объяснив это тем, что в Украине гибнут дети. А ещё спецоперацию он прямо назвал войной и тем самым дискредитировал российскую армию .

Вся фабула обвинения строилась вокруг пятиминутного спора на совете депутатов, где Горинов высказал собственное мнение. Донос в виде обращения к прокурору не заставил себя ждать. Его написал другой депутат – бдительный единоросс Леонтьев. Впрочем, это уже техническая сторона репрессий как производства: кто-то профессионально «бдит», кто-то формирует дело, а кто-то оформляет приговор. Об этой технологии было много написано и в «Детях Арбата» Анатолия Рыбакова, и в «Московской саге» Василия Аксенова, и в «Зоне» Довлатова…

В итоге суд приговорил шестидесятилетнего депутата Алексея Горинова к 7 годам колонии(!). Это тот срок, который дают за убийство! И он, конечно, не про закон, справедливость или чего-то ещё, имеющее отношение к понятиям о правовом государстве. Это открытый и назидательный сигнал сверху – добро пожаловать в зону. Страна как зона – она без граждан, здесь все по законам военного времени: приказы не обсуждаются, они исполняются, а потому, дорогие россияне, машите рукой и улыбайтесь, засунув свои мысли в одно место. И это место – точно не голова.
Как говорит Игорь Губерман, «не в силах нас ни смех, ни грех свернуть с пути отважного, мы строим счастье сразу всех, и нам плевать на каждого».
У этой истории тяжёлая и довольно печальная природа. Она категорически истребляет такие понятия как совесть, чувство собственного достоинства, гуманизм, истинная интеллигентность. Благодаря этой природе страна в очередной раз избавляется от лучшей части своих граждан. Тех, кто хочет жить, а не воевать, любить, а не ненавидеть. Кто не утратил в сознании причинно-следственные связи, кто трудится в поисках правды и имеет своё мнение. Кто реально болеет за страну, а не за её многовековые комплексы…

Донос – это уже техническая сторона репрессий как производства: кто-то профессионально “бдит”, кто-то формирует дело, а кто-то оформляет приговор. Об этой технологии было много написано и в “Детях Арбата” Анатолия Рыбакова, и в “Московской саге” Василия Аксенова, и в «Зоне» Довлатова…

Именно эти люди сегодня в ужасе покидают Россию. Это не эмиграция, это эвакуация. Философские пароходы века прошлого оказались прототипами философских самолётов сегодня. Многие из моих друзей и коллег уехали фактически в никуда, продав единственную квартиру, а иногда и просто оставив все… От страха за свою свободу, за судьбу своих детей, за профессию, которая в родной стране практически уничтожена. И, конечно, от бессилия изменить то, в чем жить нельзя человеку с общеевропейскими понятиями о добре и зле.

«Вчера провожала третью близкую подругу за последние месяцы, – написала моя коллега из «Новой» Вера Челищева. – Уезжает из страны. Ради детей. Через год все учебники по истории будут переписаны… Детям здесь нечего делать. Да и нормальным людям в принципе. Все мои уезжают, забирая животных. Последняя эвакуирует трёх собак и трёх котов. Уважаю и горжусь. Ноев ковчег такой… Куча трудностей и проблем с переездом. Куча трудностей и неопределенностей там. Буду молиться, чтобы все мои друзья их преодолели.

Сегодня поняла, что ещё полгода назад мы с друзьями из негативных новостей в худшем случае обсуждали отсутствие правосудия, пытки в колониях, иноагентство, то вчера лишь констатировали – по атмосфере и предчувствию, наверное, на дворе сейчас 1935 -й.

И да, всегда будут те, кто и в 1937-м не замечает черных воронков. Да и бог им судья.
Я пока тут. Потому что «Новая» (почти вся), Муратов и мой ноев ковчег (семья, близкие, котаны) пока тут. Берегите себя.»

Страна в очередной раз избавляется от лучшей части своих граждан. Тех, кто хочет жить, а не воевать, любить, а не ненавидеть. Кто не утратил в сознании причинно-следственные связи, кто трудится в поисках правды и имеет своё мнение. Кто реально болеет за страну, а не за её многовековые комплексы…

Не скрою, все это печально. Так, как будто ты оказался в числе людей, которым удалось в дырочку занавески разглядеть апокалипсис, и что с этим делать они не знают. Потому что другие, которых, наверное, больше, предпочитают меньше знать, чтобы лучше спать, они продолжают танцевать на палубе «Титаника» и будут это делать ровно до тех пор, пока не появятся первые пузыри.

Традиционный праздник «День города», не сомневаюсь, пройдёт в Жуковском с салютом и плясками, на «высшем идейном уровне». Боюсь даже представить, как все это будет выглядеть в свете отечественной спецоперации, которую нельзя называть войной.

Это не эмиграция, это эвакуация. Философские пароходы века прошлого оказались прототипами философских самолётов сегодня. Многие из моих друзей и коллег уехали фактически в никуда, продав единственную квартиру, а иногда и просто оставив все…

А потому «Миру- мир», «Свободу политзаключённым», «Сил – узнику Лефортово, учёному Валерию Голубкину», «Надежды на лучшее – отчаявшимся жуковчанам».

Ведь рано или поздно – все захотят перемен. А значит, есть шанс. Даже если он один нормальный из тысячи ужасных .

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут