Жизнь вне времени и на грани гениальности

1404

28 июня в Демонстрационном центре ЦАГИ прошло открытие историко-документальной выставки «На грани гениальности», посвященной 90-летию члена-корреспондента РАН Василия Александровича Ярошевского. Выступавших друзей и коллег Василия Александровича объединяло одно – неподдельное уважение к выдающемуся ученому, внесшему реальный вклад в мировую науку, а также самые теплые воспоминания о нем как о человеке.

Когда я думаю об нём, невольно вспоминаются слова Есенина: «Большое видится на расстоянии». Только сейчас, спустя восемь лет, как отца не стало, начинаешь осознавать, с каким незаурядным во всех отношениях человеком жили мы под одним кровом. Папа, несомненно, любил свою работу, отдавая ей почти все своё время, иногда в ущерб семьи. Но мы, домашние, относились к этому с пониманием. Неотъемлемым атрибутом отцовского рабочего стола были две стопки писчей бумаги, в одной были чистые листы, а в другой – уже испещрённые  математическими и физическими формулами. Помнится, когда я, изнывая от юношеского любопытства, пытался выспросить у отца, чем таким интересным он занимается, тот мгновенно сворачивал беседу и переводил ее в другое русло. Зато много и охотно рассказывал о своём детстве в осажденной гитлеровцами Москве. О том, как страшно было, когда первые немецкие самолёты со зловещими черными крестами на крыльях и с характерным противным жужжанием начинали кружить над столицей, как наши зенитчики ловили их в перекрестья лучей своих прожекторов, и как жалко смотрелись они потом, сбитые, ободранные и бесхвостые, выставленные напоказ на одной из центральных площадей города. Будучи совсем мальчишкой, Василий Ярошевский дал себе обещание – став взрослым, выучиться на авиационного инженера и создавать грозные машины для обороны нашей страны, чтобы больше никогда  «не смели крылья чёрные над родиной летать!».

Коренной москвич Василий Александрович искренне полюбил наш город, когда переселился сюда после окончания института. Здесь же и познакомился с очаровательной девушкой –- своей будущей супругой Раисой Александровной. Мама рассказывала, что ему неоднократно поступали заманчивые предложения перейти в известный федеральный научный центр и переехать в столицу на ПМЖ «на другой оклад и другие условия», но, зная его особое отношение к ЦАГИ, эти предложения всерьез даже не рассматривались.

Справка ЖВ

Василий Александрович Ярошевский (27.06.1932 г. — 17.07.2014 г.) — учёный в области авиации и космоса, доктор технических наук, профессор, член-корреспондент РАН по отделению энергетики, машиностроения, механики и процессов управления. Заслуженный деятель науки и техники Российской Федерации; заслуженный профессор МФТИ; лауреат Премии имени К.Э. Циолковского РАН, двух премий имени профессора Н.Е. Жуковского. С 1956 г. работал в ЦАГИ в должностях начальника сектора, научного руководителя отделения динамики полёта и систем управления летательными аппаратами. Заведовал кафедрой прикладной механики на Факультете аэромеханики и летательной техники (ФАЛТ) МФТИ. Основные труды посвящены управлению полётом и динамике летательных аппаратов. Первой его серьезной работой стало участие в исследованиях расцепки крылатых ракет «Буря». Принимал участие в работах по космическим кораблям «Восток», «Союз», «Зонд», автоматическим межпланетным станциям «Марс», «Венера», беспилотном орбитальному ракетоплану «БОР», проекту «МАКС» (многоразовой авиационно-космической системе). Вершиной же достижений Василия Александровича считается его вклад в обеспечение успешного полета и посадки в автоматическом режиме беспилотного воздушно-космического самолета – ВКС «Буран». С 2009 года и до ухода из жизни являлся советником при Дирекции ЦАГИ. Похоронен на центральной аллее Быковского мемориального кладбища.

 

Отец был трудоголиком, но умел и отдыхать, и когда отключался от научных забот, то становился совсем другим человеком. Помимо великолепной памяти и недюжинной эрудиции у него было отличное чувство юмора с тонкой иронией. Отец с большим удовольствием смотрел передачи «В мире животных» и «Клуб кинопутешествий». Очень любил лыжные прогулки, особенно по окрестностям Кратово, и нередко брал меня с собой. Еще в советское время он начал ездить в заграничные командировки, целью которых было участие в международных симпозиумах, конференциях, а лимит на осмотр достопримечательностей у цаговских учёных был, как правило, более чем органичен. Но отец каким-то образом умудрялся успевать и то, и другое. Вернувшись, впечатлениями о своих «приключениях за границей» он делился более чем охотно. У нас даже сложилась негласная традиция: приезжает отец, скажем, из Франции, и мы уже знаем, что в ближайший выходной будет настроен старенький слайдоскоп «Этюд» с проектором, соберутся знакомые, друзья и состоится «отчётный» показ слайдов с подробнейшими комментариями, что называется «от первого лица». А рассказчик он был потрясающий.

К чему отец был точно неравнодушен, так это к шахматам. На полках в его комнате рядом с книгами по квантовой физике и теоретической механике стояли фолианты Ботвинника, Таля, Фишера и других выдающихся гроссмейстеров с описанием сыгранных ими партий. А  дома у нас до сих пор  хранится целая пачка дипломов и грамот за призовые места на внутрицаговских турнирах. Когда же к отцу приходили друзья и коллеги, то после оживленной беседы за чашкой кофе или чего-то покрепче, доставались большие шахматные часы, раскладывалась доска и начинались шахматные баталии. Наблюдать за ними мне  было крайне  любопытно, хотя «шахматной болезнью» я так и не заразился.

Еще одним увлечением папы была игра на пианино «Заря», купленном еще в моем детстве. На его крышке всегда лежала солидная кипа нотных альбомов, некоторые из которых были изданы в начале прошлого века. Отец предпочитал классику, тщательно подбирая на клавишах видавшей виды «Зари» избранные произведения Шопена, Бетховена, Баха, Моцарта, Листа, Шестаковича и др. Играл он с чувством и настроением, конечно, сугубо для ближнего круга.

Помимо внушительной научно-технической подборки книг и учебников у отца была небольшая, прекрасная художественная библиотека. Его литературные предпочтения были довольно широки, свободно простираясь от Булгаковского «Мастера и Маргариты», до поэмы Твардовского «Василий Тёркин». У Василия Александровича, как правило, на все был собственный взгляд и своя точка зрения. Если он в чем-то был уверен, то приводил веские аргументы, но бурные споры «с пеной у рта» никогда не были его стихией. Отец принципиально не вступал в партию и не раз отказывался от высоких административных должностей, полагая, что они будут в ущерб его основной научной деятельности. О его жизненном пути, его ценностях и его итоге, просто, точно и выразительно написал сотрудник отделения 15, чей кабинет был рядом с Ярошевским, к.т. н.,  поэт Олег Волошин:

Во время беспросветной суеты, Когда и жизнь сама, подчас, опасна,

Уходите Вы в мир научной красоты, Где всё для Вас значительно и ясно.

 

Там уравнений стройные ряды, Все приближения полны значенья,

А формулы собою так горды, Что отсекли опасные решенья.

 

Там Ваше уравнение живёт, Переливаясь в сказочном сияньи,

Ему уже известно наперёд, Что Вам дано всеобщее признанье.

 Я рад за Вас и счастлив наяву, Что Вашим современником живу!

Все, связанное с отцом, я вспомнил, рассматривая пожелтевшие фотографии из семейного архива при подготовке к юбилейному мероприятию. Выставка-посвящение «На грани гениальности» как и НТС, прошедший в ее рамках, состоялись благодаря инициативе руководства ЦАГИ и 15-го отделения, в котором работал Василий Александрович. Большую поддержку в реализации проекта оказала и руководитель Демоцентра ЦАГИ Екатерина Ростовцева. После 10 июля выставка в расширенном формате будет перевезена в Центральный дом авиации и космонавтики. Планируется показать ее и в Музее космонавтики при Самарском национальном исследовательском университете имени С.П. Королева, с которым моего отца связывало многолетнее тесное сотрудничество.

Во время открытия экспозиции мною была озвучена идея собрать материалы, документы, воспоминания современников и издать полноценную книгу о Василии Ярошевском. Выход книги планируется на 2023 г., к 35-летию первого и единственного полета ВКС «Буран». Прошу всех, кто знал отца, у кого есть какие-то фотографии или другие материалы, связаться с автором этой статьи по телефону: +7(985)245-22-59 или написать на адрес d_yaroshevsky@mail.ru

Дмитрий Ярошевский

 

 

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут