Не надо «кошмарить» население! Как чиновники настырно пытаются «разбудить» наукоград.

3145

Почему Госжилинспекция работает «вышибалой на входе», администрация города рассматривает собственников МКД в качестве крепостных, а жители города не хотят выбирать из двух зол.

 10 февраля в редакцию обратилась инициативная группа 15 многоквартирных домов с просьбой опубликовать открытое письмо к администрации города по ситуации с жилым фондом Жуковского, что мы и сделали в прошлом номере газеты. Дело в том, что собственники этих домов провели общие собрания МКД по выбору новой управляющей компании, однако не прошли «фейс-контроль» от Госжилинспекции. Более того, в трех домах образовали товарищество собственников недвижимости (ТСН), однако и этот процесс решили взять под контроль в ГЖИ, превысив собственные полномочия. И дома на данный момент так и остаются в лицензии «Теплоцентрали-ЖКХ», которая деньги собирает исправно, а услуги указывает через раз. «Мы выполняем свои обязательства перед законом и государством и требуем, чтобы местные власти также уважали закон и вспомнили о своих обязанностях перед жуковчанами, – указывалось в обращении. – Тем более, что администрация города публично дала обещание жителям города на встрече в декабре 2018 года. В случае дальнейшего бездействия администрации доверие к местной власти будет потеряно окончательно, потому что дела важнее слов, и мы ждем действий, а не пустых обещаний». За неделю к инициативной группе присоединились еще 15 домов, которые подписали изложенные требования. В редакции ЖВ прошел круглый стол, на котором мы планировали обсудить причины и мотивации объединения представителей домов в инициативную группу. Однако к этому моменту администрация уже «ответила» на открытое письмо, четко и конкретно, поэтому обсуждение переросло в традиционные вопросы: «Кто виноват?» и «Что делать?».

Эла Знаменская. В вашей инициативной группе представители совершенно разных домов, которые выбрали различные УК. Дома сильно разнятся по году постройки, состоянию, этажности. Они находятся в разных частях города, и даже отличаются по выбранному способу управления. При этом вас всех связала одна и та же причина  – фильтр ГЖИ, который уже однажды, в 2016 году, пропустил через себя часть жуковского жилого фонда в пользу одной компании – УК «Наукоград». И вот история повторяется вплоть до запятой. Почему?

Олег Ненашев, ТСН ул. Советская, 6, ул. Маяковского, 9. Госжилинспекция Московской области лепит отказы не в интересах закона, а в угоду определенной группе лиц. Это своеобразные политически мотивированные действия. Когда уже все условно законные методы были исчерпаны, стали просто группировать по несколько домов и давать общий отказ, из которого нельзя вообще понять, где чьи нарушения указаны. Это специальная тактика смешения всего в одну кучу, чтобы мы все ловили рыбку в мутной воде. Хотя заявление о включении в лицензию подается на каждый дом отдельно, что логично, потому что все дома разные. Одно это уже является не просто нарушением, но и позволяет делать определенные выводы о надуманности подобных отказов.

Ольга Красильникова, ул. Дугина 17/1. Мы вот сейчас все стали общаться между собой и смотрим, что всем домам, несмотря на то что разные управляющие организации, да еще и ТСН,  отказы написаны, как под копирку, там целые абзацы-близнецы, с точностью до запятой и одинаковых орфографических ошибок. Например, законом предусмотрено три способа оповещения собственников о проведении собрании: если было ранее принято решение, то путем вывешивания уведомления в специально отведенном месте, путем отправки уведомления заказным письмом и вручение всем собственникам под роспись в реестре. Мы на всякий случай оповестили двумя способами: повесили уведомление на стенде и раздали всем собственникам лично под роспись в реестре. Это была титаническая работа. И, несмотря на приложенный реестр уведомлений, нам начали ставить на вид, что не было приложено решение собственников об уведомлении на информационных досках в подъезде.

Георгий Орленко, ул. Левченко, 1. Мы с инициативной группой прошли все 240 квартир, а потом отправляли заказные письма тем, кого так и не смогли застать. Когда не успели в рабочие часы в почтовое отделение в Жуковском, ребята ездили в Москву в круглосуточное отделение, чтобы успеть отправить и соблюсти все требования закона.

Эла Знаменская. Я давно убедилась на отдельных примерах, рассматриваемых в судах, что ГЖИ – это административный фильтр, который пропускает «своих» и тормозит «несогласованных». На судах по признанию незаконными протоколов «Наукограда», которые перед этим без толики сомнения утвердили в ГЖИ, возникало стойкое ощущение, что эту кипу бумаг, поданную вместе с заявлением о включении дома в лицензию УК, никто вообще не смотрит, единственный критерий – отмашка.

 Ольга Красильникова. В нашем отказе нам написали, что якобы не был предоставлен договор с УК. Но у нас есть бумага с печатью ГЖИ, где в описи поданных документов указан договор управления. То есть, либо никто даже не смотрел пакет документов по нашему дому, либо это уже подтасовка фактов, чтобы действительно заблокировать переход жителей в другие управляющие организации. Когда мы все это обсуждали, мне вспомнилась фраза президента «Не надо «кошмарить» бизнес». Надо проверять, а не «кошмарить». А в нашем случае ГЖИ не просто «кошмарит» малый бизнес, она уже стала «кошмарить» население. И это подрывает авторитет и доверие к государственным органам.

Эла Знаменская. Удивительно, что вы сейчас привели эту фразу. Когда мы были на приеме у прокурора города и спросили, почему через три дня после выемки документов при обыске в офисе МеУКа в рамках уголовного дела по фальсификации протоколов собраний документы вернули обратно, он также вспомнил фразу «не надо «кошмарить» бизнес». Только применил ее в отношении МеУК, которые сдавали протоколы с поддельными подписями. Все называют бизнесом, который нужно защищать, совершенно разные вещи.

Олег Ненашев. Я сильно подозреваю, что рисовать протоколы ОСС, как это делает МеУК, достаточно просто и быстро, при этом непонятен посыл чиновников, которые в своих разговорах приравнивают добросовестных жителей, потративших уйму сил и времени на проведение собраний, к жуликам, которые создавали документы, даже не выходя на собрания.

 Эла Знаменская. Олег, вы дважды проводили собрания, сначала по выбору управляющей компании, а потом, не дожидаясь ответа, создали ТСН. Почему?

 Олег Ненашев: Я считаю, что ТСН гарантирует хотя бы отсутствие чехарды проведения повторных собраний. Право выбора управляющей организации – это прерогатива правления. И не одно правление в здравом уме не подпишет договор управления с теми, кого будут нам навязывать.

 Эла Знаменская. На днях мы все получили ответ от администрации города на ваше открытое письмо. Я бы даже сказала «ответку» – постановление № 161, которое позволит в случае логического конца «Теплоцентрали-ЖКХ» без конкурсов и собраний передать все дома этой УК под управление МБУ «Центр дорожного хозяйства, благоустройства и озеленения». Что это значит, на ваш взгляд?

Георгий Орленко. Мы потратили достаточно много времени, чтобы провести аналитику и ответственно выбрать новую УК. Сравнивали цены, смотрели дома в управлении. В нашем дворе два соседних дома уже были под управлением УК «Эскада» и выгодно отличались от нашего дома, который превратился в помойку: не убирают, не ремонтируют. А тут такая возможность для эффективного содержания и уборки: три дома рядом. И УК удобно, и наш дом станет похож на соседей, а не будет брошенным и забытым. Однако администрация города нам показала, что мы имеем право только платить за услугу, но не выбирать поставщика данной услуги. О качестве речь уже не идет, но, как мы знаем, при искусственно созданной монополии страдает всегда в первую очередь как раз качество.

Ирина Беляева, ул. Горького, 6. У нас также инициативная группа очень ответственно подошла к выбору управляющей компании: мы приглашали различные УК к нам, ходили к ним в офис, сравнивали и выбирали. То есть была проведена большая подготовительная работа. Прежде чем  проводить собрание, я поговорила с активными собственниками, чтобы проверить готовность к такому трудоемкому процессу, как проведение общего собрания собственников в соответствии с законодательством. Меня поддержали, и мы окунулись с головой в подготовку документов и организацию собрания. Это действительно было очень сложно, например, соседние с нами дома так и не смогли провести собрания. А теперь нам говорят, что мы вас передадим в МБУ, якобы во имя спасения. Но нас спасать не надо, надо просто дать нам самим решать судьбу своего дома, а мы уж как-нибудь разберемся.

Ирина Железнова, ул. Семашко, 8, к.1. Наш дом один из первых попал в поле интересов МеУКа, первое собрание попытались провести еще в сентябре, но мы сразу написали заявления в ГЖИ и прокуратуру, что не голосовали и не собираемся голосовать за данную компанию. И по нашему дому МеУК даже сначала не подал документы в ГЖИ. Однако во вторую волну голосований мы уже попали по полной программе, причем ходили с просьбой подписать решения дети, именно подписать, а не заполнить. У нас всегда дом был достаточно дружный, но во время этой осады сплотились практически все и провели свое собрание по выбору новой УК. Однако ГЖИ нам, как и всем, ответили отказом, а теперь администрация просто обнулила все наше мнения, приравняв к крепостным. И то, что не удалось проделать МеУку через собрания, сделали местные власти административным ресурсом.

Юрий Полонский, ул. Семашко, 8 к. 1. Я так понимаю, что город Жуковский сейчас оказался между двух огней: с одной стороны – МеУК, с другой – муниципальная управляющая компания.

Эла Знаменская. И нам предлагают выбирать из двух зол меньшее, точнее даже за нас сами и выбирают.

Ирина Беляева. Я считаю, что никаких двух огней нет, огонь один – это МеУК и МБУ. И называется это немного другим словом – беззаконие. Все этажи администрации долго рассказывали об ужасной МеУК и своей миссии по спасению жуковчан. А в конечном итоге это оказался банальный передел жилого фонда.

 Юрий Полонский. Я думаю, что за этот год, на который введут МБУ, намного большее количество домов, побывав в объятиях муниципальной управляющей компании, поймет, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Это сподвигнет людей к активности, консолидации, изучению законов и определенным действиям. С точки зрения развития гражданского общества – это очень полезный процесс.

 Эла Знаменская. Насколько я понимаю, стройными рядами в МБУ пойдут и ТСН?

 Олег Ненашев. Да, и мы в том числе, несмотря, что мы уже зарегистрированы как ТСН. И наше заявление в ГЖИ имеет уведомительный характер, чтобы просто исключить из лицензии старой УК. Так что действия ГЖИ сейчас – это нонсенс: они не разрешили нам себя уведомить.

 Юрий Полонский. В данном случае ГЖИ полностью превысила свои полномочия, точнее это вообще не входит в их полномочия.

Олег Ненашев. Но повторюсь, что у нас не смогут уже провести собрание, как в других домах. Мы выбрали правление, нам будет проще отстоять свои права. Проведя сейчас еще одно собрание по образованию ТСН, мы убрали необходимость проводить их потом. Это задел на будущее. И наша позиция в судах также усиливается тем фактом, что мы ТСН.

Эла Знаменская. Нам сейчас говорят, что это временная мера. Но то же самое было и с «Наукоградом», те же увещевания, а на практике оказалось, что нет ничего более постоянного, чем временное.

 Олег Ненашев. В этих, казалось бы, негативных условиях, есть положительный момент: своими действиями они нас натаскивают и заставляют изучать различные законные методы отстаивания своих прав. Это пиррова победа чиновников всех уровней, которая в среднесрочной перспективе окажется поражением.

Беляева Ирина. Я хочу поблагодарить администрацию за то, что своими действиями познакомили нас, заставили сплотиться и изучить законодательство в сфере защиты своих прав. Я до этого не то что законов не знала, я не знала своих прав. А теперь могу цитировать Гражданский и Жилищный кодексы. У нас дружный дом, общий чат, мы познакомились с соседями – и все это благодаря действиям чиновников.

Эла Знаменская. Меня умиляет позиция местных чиновников, которые разводят руками и говорят, что ничего не могут сделать. То есть завести в город МеУК, потом под соусом борьбы с этой внешней угрозой без конкурсов и собраний перевести дома под муниципальную управляющую компанию они смогли, а освободить заложников в лице жителей, выбравших местные компании, они не могут. В этом смысле очень показателен пример дома по адресу Мясищева, 8. Сначала администрация позволила зайти в город УК «Наукоград» (те же учредители, что и у МеУК), потом им дали нарисовать протокол собрания по этому дому, который, не моргнув глазом, утвердила ГЖИ. Жители более года провели в судах и выиграли, после чего выбрали новую компанию. Но сейчас ими в нарушение решения суда по-прежнему управляет «Наукоград». То есть жители стали заложниками решений власти, которая теперь беспомощно разводит руками. Однако сейчас, после выпуска постановления № 161, изображать жертву будет намного сложнее, так как полномочия, кому передать дома «Теплоцентрали-ЖКХ» перешли в город.

Олег Ненашев. Да, надо понимать, что в их власти передать дома «Теплоцентрали-ЖКХ» в те компании, которые выбрали сами жители. А есть дома, где собрания не провели, вот их, пожалуйста, передавайте в муниципальную управляющую компанию. Но нет, решили забрать все, причем в компанию, у которой нет опыта обслуживания многоквартирных жилых домов. Кто будет обслуживать эти сотни домов? Какими ресурсами? На каком-то междусобойчике приняли решение, за которое будем расплачиваться все мы, причем в прямом и переносном смысле. То есть право выбирать себе управляющую компанию у нас есть, но мы не можем им воспользоваться.

Георгий Орленко. Когда смотришь на действия администрации, вспоминаешь Нонну Мордюкову в фильме «Бриллиантовая рука»: «А если не будут брать, отключим газ».

Николай Марков, ул. Дугина 17/1. В нашем доме установлены коммутирующие устройства провайдеров, который, естественно, оплачивает за это деньги. Я пошел в декабре на день открытых дверей в «Теплоцентраль-ЖКХ» и потребовал отчет о размере оплаты провайдером аренды нашего общедомового имущества и расходовании этих средств. Мне пообещали всю информацию предоставить, однако обещание так и не выполнили. Но тут же стали закидывать письмами с обещаниями заменить окна и отремонтировать ступени входной группы. Это был неприкрытое желание нас заткнуть, чтобы мы больше не выясняли, куда тратятся средства, заработанные на нашем общедомовом имуществе. Так и сейчас под обещания светлого будущего нас пытаются отвлечь от главного – нашего осознанного выбора именно той компании, которая нас устраивает. Это не компромисс, а надувательство.

Эла Знаменская. Вот мы все узнали, что за жителей все уже решили, самонадеянно полагая, что знают, как лучше. Каковы ваши действия?

Олег Ненашев. По крайней мере, появилась определенность вместо постоянных пустых обещаний от чиновников. Как сегодня написал в чате один из жителей, «борьба продолжается». У администрации была возможность прекратить все это противостояние…

Эла Знаменская. Сохранить лицо…

Олег Ненашев. …Но она пошла по пути обострения ситуации. Ну, хорошо, дальше, так дальше.

Ирина Беляева. Своим действием чиновники в очередной раз подтвердили, что им плевать на мнение жителей. Это неуважение, оскорбление и дискриминация жителей, по сути работодателей всех этих представителей власти. Значит, будем проводить второе и третье собрание, десятое пройдет вообще легко, по накатанной схеме, и отстаивать свой выбор, в том числе, и в судах. Слуги народа должны вспомнить, на благо кого они работают. И мы настроены им в этом помочь.

Ирина Железнова. Если нашу ситуацию не хотят решать на местном уровне, значит, будем переходить на федеральный, власть может не надеяться, что эта проблема «рассосется».

Елена, ул. Левченко, 1. А чем больше мы будем этим заниматься, тем больше домов будет к нам подключаться. Так в очередной раз местная власть «разбудит» город и его жителей.

 

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут

Выпускающий редактор. Журналистские расследования, рубрика "Перлы недели", происшествия, вопросы ЖКХ.