Маски сброшены

1925

То, о чем некоторые догадывались, а другие узнали на собственном опыте, обрело законодательные рамки. Выборов в России нет, и это официально утвердила Госдума в трех чтениях с космической скоростью. Что стало уже своеобразным показателем, такая оперативность, как правило, проявляется у депутатов на всех уровнях в сомнительных с точки зрения закона и здравого смысла решениях. Видимо, логика простая: чего зря время тянуть, пять минут позора и жизнь продолжается. После поправок в закон о выборах уже бессмысленно гадать, «есть ли жизнь на Марсе». Ее там нет, а в России нет выборов.

Хотя я до этого дошла намного раньше, в 2014 году, когда за одну ночь переписали все итоговые протоколы, суд с умным видом штамповал решения, что фальсификации не повлияли на волеизъявления граждан, а следственный комитет то заводил, то приостанавливал уголовное дело по довольно странному факту: в неустановленном месте, неустановленные лица совершили уголовно наказуемые деяния. Лиц так и не нашли, хотя их знал весь город, и все последующие годы они также, не щадя избирателя, трудились на ниве фальсификаций.

Так что ничего выдающегося  не произошло, просто законодательство привели в соответствие с действительностью, маски сброшены и это плюс. Можно оставить споры о стратегии поведения на выборах, ходить или не ходить, потому что и ходить-то теперь некуда. Самая главная задача на выборах – удержать результат, действия власти последних лет при голосовании и так играли на стороне оппозиционных кандидатов. Теперь это в принципе сделать невозможно, так как поправками уничтожили сам институт наблюдения.

Фото BBC

Простых наблюдателей уже давно загнали в стойло, еще в доковидную эпоху прочертив линию соблюдения дистанции между ними и подсчетом бюллетеней, причем дистанция эта была настолько внушительной, что даже человек с идеальным зрением не мог бы ничего разглядеть. А удаляли наблюдателей за один неверный взгляд, слово или даже намек на напоминание о своих правах. Более того, несколько лет назад партии и кандидатов обязали заранее сообщать о том, на какой избирательном участке какой наблюдатель будет, что значительно сокращало возможности усиления тех или иных участков. То есть, если ты «выбыл» с определенного участка, то выходишь из игры под названием «выборы» насовсем. В новой версии закона в мастерстве стеба законодателям не откажешь: разрешено направлять по три наблюдателя, при этом удалить их стало еще проще.

Уже не первый выборный цикл на «короткий» поводок посадили СМИ, которые должны заранее проходить аккредитацию на конкретных сотрудников. Без этой аккредитации пресс-карта и редакционное задание, которые по закону о СМИ являются проходным билетом на любые мероприятия, превращаются в «тыкву».

Единственный статус, в котором независимые наблюдатели могли сделать хоть что-то, член комиссия с правом совещательного голоса (ПСГ). Он наделял практически всеми теми же правами, какие есть у членов избиркомов с правом решающего голоса, кроме участия в принятии решений. И этим мы все пользовались, чтобы пресечь фальсификации, которые проходили на уровне участковых избирательные комиссий (УИК) и территориальных избирательных комиссий (ТИК). В региональные избиркомы и ЦИК  поступали уже дистиллированные данные, там контролировать особо нечего. Именно поэтому в новых поправках в УИКах и ТИКах попросту упразднили ПСГ, оставив только на региональном и федеральном уровнях.

Каждый раз, когда власть просто в силу своих ограниченных профессиональных и интеллектуальных возможностей не может конкурировать, она меняет правила игры в свою пользу, предоставляя себе преференции. Зачастую это напоминает забег, в котором одним из бегунов связали ноги, а другим предоставили автомобиль. Однако в случае с выборами, которые так метко сегодня дискредитировали депутаты Госдумы, такая тактика чревато последствиями, потому что выведя людей из правового поля, довольно трудно их потом призывать туда вернуться.

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут