Ты виноват лишь в том, что хочется нам «кушать». История химкинского экоактивиста Алексея Дмитриева

1905

Химкинского активиста-эколога третий день истязают в полиции, при этом суд махнул рукой на процессуальные нарушения, а скорая помощь считает, что человек без сознания готов к суду и спецприемнику

В пылу борьбы на внешних фронтах, государство не забывает о согражданах, тем более внутри страны имеются все возможности отбросить последние условности. И Подмосковье в борьбе с внутренним врагом, что называется, в первых учениках, а Химки давно обрели опыт войны с несогласными, в которой все методы хороши. В 2008 году был избит главный редактор «Химкинской правды» Михаил Бекетов, после чего он стал инвалидом и умер в 2013 году от последствий того нападения. Неоднократно угрозы поступали Евгении Чириковой, которая была вынуждена уехать из страны. В 2019 году мэр Химок Дмитрий Волошин подал иск в суд о защите чести и достоинства к двум муниципальным депутатам от партии «Яблока» Андрею Малыгину и Антонине Стеценко, потребовав за моральный ущерб 500 тысяч рублей, суд остановился на 380 тысячах. Их собрали жители Химок, которые были согласны с высказываниями и публикациями депутатов.

Дмитрий Волошин известен тем, что неоднократно обращался в суд с исками о защите чести на авторов критических публикаций о его деятельности. Об этом во время суда с депутатами рассказал общественный деятель и защитник парка Дубки Алексей Дмитриев: «В том же 2018 году, кстати, обиженный Волошин обижался в суде лично на меня — со вполне предсказуемым результатом: теперь у нас на руках решение о том, что он не выполняет обещаний и вообще плох в качестве главы». Через два года недовольство власти перекинулось на самого Алексея Дмитриева, у которого 9 марта провели обыск, а потом и задержали на 48 часов. Причем в 2022 на соблюдение процессуальных норм обращать внимание вообще не стали.

Сначала обыск, потом административка

Вечером  9 марта адвокатам правозащитной организации «Принцип» Дмитрию Турнину и Диане Яковлевой сообщили, что к Алексею Дмитриеву в квартиру вломились сотрудники ФСБ с обыском, после чего туда никого не пускают. Диана Яковлева была на месте через 20 минут, однако адвокату дверь также не открыли. На лестничной площадке помимо адвокатов собрались соседи, несколько друзей, но дверь в квартиру им никто не открыл, хотя они стучали, звонили и кричали, так что вышли все соседи. Складывалось впечатление, что дома у Алексея никого нет. Однако позже выяснилось, что он все-таки находился в квартире, просто ему не дали возможности подойти к двери и кого-либо впустить.

Адвокат Дмитрий Трунин постоянно набирал номер Дмитриева, в какой-то момент трубку взяли, но никто не ответил, однако через какое-то время послышались звуки и голоса, и стало очевидно, что активиста избивают. При этом адвокатов по-прежнему не пускали и статус самого мероприятия был совершенно непонятен.

Так как никто не открывал дверь, адвокаты и соратники поехали искать Алексея Дмитриева по ОВД Химок.  Активиста нашли в первом отделении полиции города, куда его просто выволокли из собственной квартиры. Сам Алексей Дмитриев успел сказать, что его избивали, изъяли технику и пытаются обвинить по статье 282, часть 2 УК РФ (экстремизм).

Адвокатов опять не пускали около часа, а когда им все же удалось прорваться, то они увидели Дмитриева, лежащего на кушетке в очень плохом физическом состоянии, Алексей едва мог говорить. Однако вызванная бригада скорой помощи по старой доброй традиции стала придерживаться совершенно другой версии – здоровью задержанного ничего не угрожает, отказались госпитализировать при хроническом заболевании (с 2012 года наблюдается у невропатолога), выдали таблетку и уехали.

Адвокатам удалось выяснить, что в ОВД Алексей Дмитриев находится для составления протокола об административном правонарушении по ст. 20.1 (мелкое хулиганство), по версии полицейский активист нецензурно выражался в собственной квартире. За это и был задержан на максимальный срок – 48 часов.

Казус права в отдельно взятом городе

Весь следующий день адвокаты пытались выяснить время начала судебного заседания, однако до вечера это было большим секретом. Пока на телефон Дмитрия Трунина не поступил звонок, который просто нужно включать в учебник по юриспруденции.

Некий Петр Анатольевич стал выяснять, когда адвокат Алексея Дмитриева сможет приехать в химкинский городской суд на рассмотрение административного дела, и где находится второй адвокат Диана Яковлева, которая сбрасывает у него телефон. На встречный вопрос, кого же представляет Петр Анатольевич, так как уведомить защитника должен все-таки суд, собеседник договорился до того, что он выступает в данный момент как частное лицо. Однако еще через некоторое время выяснилось, что это сотрудник полиции, взявший на себя обязанность доставить в суд не только Дмитриева, но и его адвоката. Самое интересное выяснилось в конце разговора: о суде Дмитрия Трунина уведомили в 16.18, при том, что сам суд был назначен на 16.00.

Все это, приехав в городской суд, где его терпеливо ждала дежурная судья, адвокат Трунин изложил в ходатайстве об отводе судье. К моменту начала процесса выяснилось, что материалы дела и распределение дела судье было проведено со всеми мыслимыми процессуальными нарушениями. Все это, вместе с довольно странным поведением судьи и полицейских, которые явно демонстрировали определенную солидарность, позволяло усомниться в объективности процесса. Отвод, естественно, принят не был, это уже стало общим формальным местом в российских судах.

Фото с сайта ecmo.ru

До разбирательства по существу так и не дошло, Алексею Дмитриеву стало плохо, у него случился приступ хронического заболевания, вызвали скорую помощь, которая его забрала. Однако, полиция просто выволокла из машины скорой Алексея и положила на асфальт, пока давали ценные указания медикам. После этого они резко поменяли точку зрения, и уже в ОВД, куда Дмитриева доставили вместо больницы, осмотрев лежащего практически без сознания человека, заявили, что никаких критических изменений здоровья нет, годен к суду и всему остальному. «Значит, симулирует», – сразу выдал свою трактовку сотрудник полиции, возвращаясь в помещение, где на полу лежал человек без сознания. При этом Дмитриеву выписали еще одну «административку» – за неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции. То есть, человек в состоянии обморока почему-то не выполнил требование сотрудников полиции, которые так рьяно защищают закон, что никто другой им уже воспользоваться не может.

11 марта правовой нигилизм химкинских правоохранителей и судебной системы только усилился. На заседание не пустили свидетелей защиты, при этом, по словам адвоката Трунина, доставили понятых при обыске, которых на правах крепостных таскают везде уже второй день. «Мы попробуем зайти в процесс, попробуем осуществлять защиту, но в данных обстоятельствах это очень сложно», – отметил адвокат Дмитрий Трунин.

История Алексея Дмитриева еще не закончилась, тем более что в ее процессе «административки» растут как снежный ком. Однако уже сейчас очевидно одно, власть перестала отвлекаться на полутона, теперь ты либо поддерживаешь генеральную линию партии во всем, либо тебе «закон», правда, в весьма извращенной, репрессивной интерпретации. Алексей Дмитриев никогда не был политическим активистом, требующим демонтажа системы, он последовательно занимался темой экологии, и в этом качестве входил в состав Общественной палаты Московской области предыдущего созыва. Но экология не входит в круг интересов застройщиков, которые во многих случаях имеют поддержку во властных структурах. И этого вполне достаточно, чтобы издеваться, а возможно, и посадить невиновного человека. Потому что в эпоху, когда война – это мир, рабство – это свобода, лучшей экологической повесткой могут стать каменные джунгли вместо лесов и парков. Ничего личного – просто бизнес.

  

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут

Выпускающий редактор. Журналистские расследования, рубрика "Перлы недели", происшествия, вопросы ЖКХ.