Вот, новый разворот

2125

В эпоху борьбы с фейками самыми частыми их авторами стали официальные источники, которые никак не могут определиться по формату, целям и задачам спецоперации. Примеров масса, однако самый яркий и поразительный – история со срочниками.

Две недели все официальные источники, от Минобороны до президента, уверяли сограждан, что на территории Украины в спецоперации не задействованы солдаты срочной службы. Это была четкая позиция, без всякой двусмысленности, примерно также, как «никогда не будет повышения пенсионного возраста». Еще 8 марта президент Владимир Путин в своем поздравлении женщинам, опубликованном на сайте Кремля придерживался именно этой точки зрения: «Подчеркну, в боевых действиях не участвуют и не будут участвовать солдаты, проходящие срочную службу. Не будет проводиться и дополнительный призыв резервистов из запаса».

А уже 9 марта Министерство обороны озвучило другую версию. «К сожалению, обнаружились несколько фактов присутствия военнослужащих срочной службы в частях российских Вооруженных Сил, участвующих в проведении специальной военной операции на территории Украины, – сообщили на брифинге представители ведомства. – Практически все такие военнослужащие уже выведены на территорию России». И уже даже не важно, что вынудило Минобороны «вскрыться»: критическое количество доказательств или внутривидовая борьба в ближнем окружении. Интересны другие моменты. Например, что значит «обнаружились»?  Это же не туристическая поездка, при которой группа встречается на месте. А тут две недели их там не было, а потом вдруг «факты присутствия» обнаружились с довольно расплывчатым обозначением количества – «несколько». И самый главный вопрос: каким образом срочники «выведены» на территорию России? Ответ может стать трагедией для их семей.

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут