«Все лучшее — детям»

1232

Как школьнику дали пять лет тюрьмы

«Все лучшее – детям». Во времена, когда еще не было мемов, этот скромный продукт советской пропаганды не вызывал вопросов. Наравне с «Миру-мир», «Старикам везде у нас почет», а также «Молодым везде у нас дорога». Надо признать, что по сравнению с «Народ и партия – едины» – это хоть и выглядело лукавством, но вполне себе травоядным. Особенно в последние годы жизни СССР, когда сталинизм (как сильно испачканные штаны) аккуратно сложили в чемодан и запрятали под лавку, а вера в торжество идей коммунизма перестала отвечать на запрос населения о жизни «по-человечески».

И вот, спустя четверть века, оно все вернулось. И чемодан, и штаны, и партия, и даже накачанная пропагандой вера. Правда, не в коммунизм, а в наш, российский патриотизм особого типа. Как объяснил его суть незабвенный Михаил Жванецкий, «это четкое, ясное, хорошо аргументированное объяснение того, почему мы должны жить хуже других».

Впрочем, и лозунг «Все лучшее – детям» вернулся с некоторым смысловым апгрейдом. Только вопрос, чьим детям, стал ключевым. Мы видим это на примере «невероятно талантливых молодых управленцев» по совместительству являющихся отпрысками нынешней властной элиты.

Это для них страна стала кладезем невероятных возможностей. Для всех остальных власть предоставила старый, недобрый набор ценностей: культ вождя, холуйство как социальный лифт, работа за двадцать тысяч рублей, зависимость от чиновников, страх перед силовиками и бутафорский суд как последний аргумент в пользу бедных. И да, еще ненависть ко всему миру плюс военная мощь как национальная идея.
Такое ощущение дежавю, как будто смотришь ремейк старого фильма и даже догадываешься, чем он закончится. Но только это не фильм, здесь настоящая реальность: со сломанными судьбами, оборванными жизнями, периодическим торжеством зла, одетой в форму закона несправедливостью и равнодушием большого количества соотечественников, которые как и много лет назад думают, что их это не касается.

А между тем режим вошел в ту самую стадию своей деградации, когда жертвы нужны по определению. Для отчетности, для поддержания градуса страха, для оправдания собственного непрофессионализма, для воспитания чувства беспомощности в широких народных массах. Это значит, что стать экстремистом может каждый. И неважно за что, при каких обстоятельствах и в каком возрасте.

На минувшей неделе закрытый военный суд в Красноярске вынес приговор шестнадцатилетнему школьнику из города Канска Никите Уварову – 5 лет колонии. Его обвинили в «обучении террористической деятельности». В основу уголовного дела легли действия трех подростков в компьютерной игре «Майнкрафт», дети в игре построили и хотели взорвать виртуальное здание ФСБ. В дополнение к этому их обвинили в изготовлении и хранении взрывчатых веществ, предоставив как доказательство несколько бутылок бензина в гараже и самодельные петарды. Вот только ни одного факта использования этой пиротехники в каких-либо преступных действиях не предоставили. Потому что их просто нет. А что есть?

Есть двое школьников, которые пошли на сделку со следствием и получили условные сроки. Есть Никита Уваров, который отказался признавать вину и прокурор запросил для него 9 (!)лет лишения свободы. Судья постеснялся дать девять и дал пять. Адвокат мальчика сообщил СМИ, что основным связующим доказательством в деле были показания двух друзей Никиты, которые испугались и сделали все, что хотели от них следователи. А еще в деле есть два других (совершеннолетних) свидетеля, которых защита считает провокаторами спецслужб. То есть, довольно похожая история на дело «Сети», в котором нет самого преступления, но есть осужденные за мыслепреступление. То есть, ничего не надо доказывать, потому что нельзя доказать наличие мыслей в чужой голове. Как и нельзя, между прочим, лишать свободы за то, что человек не делал.

«Я не террорист, – сказал в последнем слове на суде Никита Уваров. – Если мне дадут реальный срок, буду отбывать его с чистой совестью и достоинством. Я никого не оговорил. Мне не стыдно перед людьми, близкими и чужими. Пусть кто-то верит не мне, а правоохранительным органам, мне нечего стыдиться. Я никого не собирался взрывать.Я хочу доучиться, получить образование и уехать куда-нибудь далеко отсюда…».

Очевидно, что жизнь этого мальчишки уже не будет полной надежд. Его перспективы в родной стране – ГУЛАГ, а главное качество выживания – терпеть изо всех сил. Потому что он – не Кадыров, которому можно безнаказанно угрожать отрезанием голов. Потому что в родном отечестве у него нет права на справедливую зашиту от методов силовиков. Потому что у силовиков свои проблемы – им «звезды» на погоны с неба не падают, а подростки – добыча легкая.

В этой истории Никиты Уварова почти все, что нужно знать про Россию сегодня. О бесправии простых людей, о предательстве друзей, о коварстве «правоохранителей», о безумии режима, о депрессивной жизни в небольших сибирских городах…
Живой сюжет для нового романа-антиутопии. Впрочем, Оруэлл это все давно предсказал.

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут