Прививка ценностями

968

В рубрике «Разговорчики в строю» Роман Ромишевский и Эла Знаменская обсуждают введение в подмосковных школах института наставничества для прививания «правильных моральных ценностей»

Последние годы всех упорно загоняют маршировать на плацу, однако право на мнение пока еще официально никто не отменял, поэтому даже при хождении строем еще осталась возможность поговорить. В рубрике «Разговорчики в строю» мы обсуждаем текущие события. Роман Ромишевский и Эла Знаменская – оба журналисты, коренные жуковчане, которые родились и выросли в наукограде. Однако с разным отношением к жизни, первый готов верить, что будет лучше, а вторая всегда считает, что будет хуже. Истина, видимо, где-то посередине, но это тоже неточно.

Ученикам подмосковных школ начнут прививать «правильные моральные ценности». Для этого в каждом учреждении появится специальный наставник, который будет «сопровождать детей на пути взросления». Программа будет реализована в рамках национального проекта «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации». Первые советники уже работают в восьми школах Одинцовского городского округа.

Эла Знаменская: Ох уж эта страна советов, где каждому непременно нужно кому-нибудь что-нибудь навязать. И самое интересное, что каждый второй считает себя моральным авторитетом, имеющим право рассказывать остальным, как жить. Теперь вот появятся знатоки «правильных моральных ценностей», предполагаю, что ими будут замы по безопасности или завучи. Хотя, может, на аутсорт отдадут процесс сопровождения детей на пути взросления – либо в церковь, либо в юнармию. Ну, вот так ненавязчиво семью заменили условным парткомом, под контролем которого теперь наши дети будут жить и развиваться. История повторяется, только не в виде трагедии, а в виде фарса. Ты можешь попробовать объяснить логику таких решений, помимо освоения бюджета в рамках национального проекта?

Роман Ромишевский: Наставничество в любом деле это очень хорошо, особенно когда у взрослого есть опыт, а у молодого – стремление и желание постигать. Но если говорить про школы, то каждый учитель, вне зависимости от преподаваемого им предмета, сам по себе уже наставник для ребят. Ведь через него они узнают мир, с точки зрения физики, с точки зрения биологии, с точки зрения литературы и т.д.
Не знаю, как устроено в школах сейчас, но когда я учился в нашей жуковской школе № 9, там каждый педагог по сути был наставником. Всегда можно было прийти, поговорить о том, что тебе важно, что тебе непонятно, в чем ты сомневаешься – и никто не отказывал в совете или помощи. Причем, вне зависимости от того, твой это учитель или классный руководитель или не твой.

Другой вопрос, что все происходило очень деликатно. И за рамками изучаемых предметов никто в душу к тебе специально не лез. Была проблема – помогали, рассказывали, делились мнением. Наверное, именно поэтому спустя десяток лет нет-нет, а уже взрослые ученики продолжают общаться со своими учителями, приводят к ним уже своих детей и также спрашивают совет по жизни.

Эла Знаменская: В том-то и дело, что моральные ценности не прививали по расписанию и графику, захотел – подошел, поговорил, это был порыв души, а не обязаловка с отчетностью.

И потом, согласись, что наставник по морали все же должен быть сам «святее Папы Римского», как ни прискорбно, я таких в школах уже давно не наблюдаю. Есть прекрасные учителя, но они и не претендуют на право сопровождать детей по пути восхождения к нравственным вершинам, а патриотическое воспитание, уверена, понимают не так, как официальные лица. Потому что понимают, что бытие определяет сознание, а семья – лучший проводник к светлому будущему.
И в конечном итоге наставниками станут люди, которые по моральным качествам сильно уступают своим ученикам. Те, кто фальсифицировал выборы, кто считает, что школа начинается с портрета и, к сожалению, не Менделеева, Толстого или Достоевского. Такие наставники, конечно, расскажут детям, как использовать патриотизм в своих целях, быть всегда готовыми ко всему, меняя свои взгляды в зависимости от конъюнктуры, расставаясь с убеждениями, как с баластом. Это и есть новая мораль, которую за бюджетный счет будут насаждать детям.

Роман Ромишевский: Ну, давай говорить откровенно, у каждого человека есть свои «скелеты в шкафу». И если основываться на этом, то тогда вообще никто не может никого не то что воспитывать, а даже и просто давать какие-то советы. Причем, не только в модели «взрослый – ребенок», но даже и в модели «взрослый – взрослый». Любой совет основывается, прежде всего, на личном опыте, который можно получить только с годами. И какой-то внешний антураж роли не играет.
Причем тут портреты при входе в школу, если речь идет, к примеру, о взаимоотношениях ребенка с одноклассниками или, допустим, с родителями или родственниками? Хорошо, возьмем выше: если ребенок что-то не понимает, но очень хочет разобраться в международной обстановке. Наличие или отсутствие портретов кого бы то ни было при входе в здание на это никак не влияет.
Но я точно соглашусь с тем, что каждый совет должен поступать только при условии, что его просят. Если не просят, то можно просто намекнуть, что, мол, «тут ты делаешь не то». Однако тут же должна следовать ремарка «решать, конечно, тебе, но я бы…».
Более того, мне кажется, что наставничество это индивидуальный и «точечный» контакт. Недаром же где-то на производствах опытный специалист становится наставником для двух-трех, максимум пяти молодых работников, не больше.

Эла Знаменская: В том-то и дело, что мы говорим о наставниках, которые прививают именно моральные ценности, что само по себе довольно странно. На мой взгляд, от школы и педагогов требуется только одно – учить детей и быть им неким примером. Но в большинстве случаев вместо примеров одни карикатуры. Как вообще можно привить моральные ценности в государстве победившего нигилизма?
Если ребенок захочет разобраться в международной обстановке, а наставник ему перескажет сюжет новостей по первому каналу, я сильно сомневаюсь, что его будут слушать, просто даже из-за формата подачи материала.
И давай на совсем конкретном примере. Моя младшая дочь как раз учится в школе, и я абсолютно уверена, что у нас с их будущим наставником будет совершенно разное понимание о моральных ценностях. И когда я ей буду рассказывать, что во многих проблемах современной России виновата чудовищная коррупция, а наставник расскажет про внешних врагов, долгие годы строящих козни против России, у нее в лучшем случае возникнет когнитивный диссонанс.

Роман Ромишевский: Как по мне, так о моральных принципах нужно, прежде всего, рассказывать, а не прививать их. Привиться они должны уже сами после того как ребенок все сам осмыслит на каких-то близких ему примерах из жизни. И рассказ о них – это хорошо. Потому с этой точки зрения не вижу ничего плохого в институте наставничества. Хотя, конечно, и немного коробит, что речь идет про одного человека на школу. Наверное, их должно быть больше, но тут надо посмотреть, как это все будет действовать в обозримой перспективе.

А вот насчет примера про международную обстановку, думаю, что ты немного преувеличиваешь. Мне кажется, наставник в такой ситуации прекрасно может описать ее со всех точек зрения и ребенок получит единую картину и дальше сам будет приходить к выводу о том, кто прав и кто виноват.

Эла Знаменская: Сразу видно, что у тебя нет детей-школьников, иначе ты бы понимал, кто сейчас в школах отвечает за патриотизм. Уверяю тебя, с разных точек зрения там никто смотреть не будет. И если мы говорим о морали, то мне кажется в это понятие входят также свобода и отстаивание своих прав. А в школах сегодня взрослые все на правах крепостных, им заработную плату второй месяц с задержкой выплачивают, а они испуганно молчат, ожидая, что за них кто-нибудь заступиться. Чему они могут научить детей? Мне и сама идея не нравится, но а в реализации я абсолютно уверена. Хотя и в теории что-то, видимо, пошло не так: Министерство культуры РФ приостановило после критики сообщества общественное обсуждение проекта Основ государственной политики по сохранению и укреплению традиционных российских духовно-нравственных ценностей.

Роман Ромишевский: Детей-школьников у меня и правда нет, но есть крестники, которые только пошли учиться. Посему, конечно, постигнуть заново все азы школьной жизни еще раз, но уже с другого ракурса, так или иначе мне еще наверняка придется.
Но в нашу систему образования я все равно верю и верю в тех людей, которые за не очень большие, мягко скажем, деньги знакомят детей с этим миром, его устройством и его ценностями.

Верю, потому что знаю многих людей и из «родной» школы и из других школ, которым лично я доверил бы и своих детей. Без сомнений в том, что они им дадут не только знания, но и мудрые советы по жизни. Вне зависимости от политики и каких-то сиюминутных веяний.

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут