По ту и эту сторону экрана

655

Во Всемирный день телевидения Роман Ромишевский и Эла Знаменская обсудили, во что превратилось современное телевидение

Последние годы всех упорно загоняют маршировать на плацу, однако право на мнение пока еще официально никто не отменял, поэтому даже при хождении строем еще осталась возможность поговорить. В рубрике «Разговорчики в строю» мы  обсуждаем текущие события. Роман Ромишевский и Эла Знаменская – оба журналисты, коренные жуковчане, которые родились и выросли в наукограде. Однако с разным отношением к жизни, первый готов верить, что будет лучше, а вторая всегда считает, что будет хуже. Истина, видимо, где-то посередине, но это тоже неточно.

21 ноября  – Всемирный день телевидения.  Учрежден этот день Генеральной Ассамблеей ООН относительно недавно,  в декабре 1996 года. В 2002 году Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан в своей речи по случаю Всемирного дня телевидения отметил, что празднование этого дня призвано привлечь внимание к роли телевидения в продвижении мира и развития. И телевидение обязано заботиться о том, чтобы не стать средством распространения нетерпимости, стереотипов, бесчеловечных материалов. В России первая передача движущегося изображения состоялась в 1932 году. В 1937 году был организован первый телецентр на Шаболовке, с 1938 года он осуществлял экспериментальное телевещание на основе электронных систем, а с 1939 г. началось регулярное телевещание. Первой передачей стала демонстрация фильма об открытии 18-го съезда ВКП(б). 

Эла Знаменская. ООН такая организация, которая декларативно всегда за все хорошее и против всего плохого, при этом реализация заявленных идей «на местах» всегда кривая и косая. Что касается развития телевидения в России, мне кажется, что круг замкнется, и конец будет примерно таким же, как и начало – демонстрация программы об очередном съезде «Единой России», которая к тому времени останется в гордом одиночестве, так как коммунистов пересажают за расстрел лосей, а соколы Жириновского сами переведутся как класс.  Но для начала давай определимся: ты телевизор смотришь? Я вот только программы, которые потом в интернете обсуждают, там же и просматриваю…

Роман Ромишевский. Я смотрю в основном спутниковые каналы. Когда-то давно поставил себе “тарелку”, которая ловит международные передачи. Использую их для практики иностранных языков, потому что с годами начинаю их забывать так же активно, как когда-то учил. Ну, и интересен, конечно, что называется, “взгляд со стороны” на те или иные вопросы – как их преподносит французское или турецкое телевидение. Иногда получается очень необычно сравнивать. Вроде бы одно и то же: те же люди, те же факты, а какая разная у них интерпретация. Наше телевидение смотрю редко, в основном, когда выступают те или иные спикеры, освещением деятельности которых занимаюсь по работе. Хотя в последние годы появилось много специализированных каналов, очень мне симпатичных. К примеру, телеканалы, где показывают старые советские фильмы или передачи типа “Что? Где? Когда?” конца 80-х – начала 90-х годов.

Эла Знаменская. Ну, старые фильмы и архивные передачи – это все-таки не телевидение. Согласись, что современное российское телевидение, на которое из бюджета выделяются баснословные деньги, как раз воплощает все то, о чем предостерегал почти 20 лет назад Кофи Аннан: нетерпимость, жестокость,  стереотипы. Видимо, поэтому такие средства и выделяются, инструмент манипуляции людьми очень популярен при суверенной демократии. И в лучшем случае, это будет региональный телеканал «360», в который закачиваются бешеные деньги, которых все время не хватает Подмосковью на медицину и «социалку», с собственным вертолетом и ультрасовременным оборудованием. Телеканал, который работает на одного человека – губернатора Воробьева, точнее, тешит его самолюбие за счет налогов жителей региона.  А в худшем, условный телеканал «Царьград», на котором транслируют не просто антинаучные идеи, которые с пеной у рта доказывают странные персонажи, но и банальную ересь под видом христианского смирения, только не для себя, а для других.

Роман Ромишевский. Конечно, телеканалы, транслирующие передачи из прошлого, это жанр сугубо на любителя. Но тем не менее они имеют свою аудиторию, подключающую в пакетах кабельного или спутникового телевидения именно их.

Но соглашусь с тобой, что налицо нехватка телевидения так называемого “широкого формата”, где сочетались бы и новости, и хорошие добротные фильмы, и юмор, и хорошая музыка, и телешоу. То есть, вещание для каждого.

Кстати, я заметил, что в последние годы в тех же телешоу, несмотря на их многочисленность, почти не участвуют простые люди. Только звезды эстрады, политики или общественные деятели. Они отгадывают загадки, отвечают на вопросы и даже выигрывают призы. Почему на эти передачи не зовут простых людей – загадка для меня. И почему в итоге при всей многочисленности передач по-настоящему “народной” осталась только “Поле Чудес”?

В общем-то в таком контексте могу сказать и про новогодние программы. Уже не первый год в праздничную ночь мы дома смотрим обращение президента, затем слушаем Куранты и гимн, а после – включаем через Youtube “Голубые огоньки” прошлых десятилетий. Настолько это были интересные, сбалансированные передачи – с хорошими песнями, интересными перебивками и хорошими шутками. Более того, в таких передачах поздравляли с новым годом летчики, капитаны дальнего плавания, пограничники, ветераны, ученые – то есть настоящие люди, делающие много для страны. Лично я в новогоднюю ночь хотел бы видеть на экране телевизора именно таких людей, заслуженных, интересных, ответственных. Но их, к сожалению, в новогоднюю ночь там практически нет.

А смотреть как несколько человек каждый год делят сердце одной условной примадонны… Ну, нет.

Равно как и в многочисленных телешоу мне хотелось бы видеть реальных, простых людей из разных городов – инженеров, спортсменов или строителей – приехавших попытать удачу в ответах на вопросы ведущего. А их тоже нет, а есть те, кто потом появится и на катке по соседней “кнопке”, и на танцплощадке на другом канале, и в новогодних передачах.

Эла Знаменская. «Поле чудес» в стране дураков – поэтому и популярно, хотя взгляд у Якубовича уже давно потух, да и зрители больше всего ждут финала, когда можно будет поживиться богатством на барабане. И я не говорю о телеканалах, где идут старые фильмы, я их тоже очень люблю, но предпочитаю смотреть в сети без рекламы, а вот реальных широкоформатных программ просто нет, точнее формально они есть – но это не телевидение, а скорее, богатый материал для психиатра. Я недавно была у бабушки, она смотрела телевизор и там на каком-то канале была информационно-аналитическая  программа «Добров в эфире». Я уже было подумала, что фамилию ведущего обыграли не зря, тем более слоган завораживал: «Только то, что важно и интересно зрителю». Это был только анонс, но мне хватило сполна: столько «добра» на меня уже давно не вывалили. Такая концентрированная ненависть, и это действительно то, что важно зрителю, только вот зритель – это начальство, а не люди по другую сторону экрана.Я уже не говорю, о фестивале абсурда, типа Газманова в медалях на манер позднего Брежнева или Баскова с Киркоровым, расшатывающих скрепы в прямом эфире.

Проблема в том, что обычных людей не только нет на экране, само телевидение не для них, они лишь материал, который нужно зарядить ненавистью к внешним врагам, а бонусом и к внутренним. Также в отсутствие хлеба необходимо дать зрелищ, качество второстепенно, главное, чтобы с маниакальным зарядом веселья.

В этом смысле как раз Интернет сейчас стал тем телевидением, о котором ты говоришь, да, в Сети есть всякое, но качественного контента а разы больше, чем на ТВ, и главное, как раз про обычных людей.

Роман Ромишевский.  С весельем, кстати, очень большие проблемы. Оно стало плоским, очень… (не знаю, какое слово подобрать)… примитивным, что ли. Вспоминая ту же “Смехопанораму” или прежние концерты Евгения Петросяна, где юмор заставлял не только посмеяться, но и что-то осмыслить, я не могу с вниманием смотреть на тот юмор, что струится в эфире сейчас. Взять то же “Джентельмен-шоу”, “Городок” или “Блеф-клуб” 1990-х годов.

Но это, конечно, чисто мое мнение, но ощущения именно такие у меня. Видимо, это такая примета нашего времени. Помнишь знаменитое изречение героини художественного фильма “Попса” в исполнении Татьяны Васильевой про современную музыку? “Знаешь, почему люди слушают это? Да потому что они хотят, чтобы их жизнь была такой же простой, как эти три аккорда”, – эту фразу можно подвести и к нынешнему телевидению. Эти передачи ждут, смотрят, обсуждают. А раз смотрят и ждут, значит и рейтинги высокие, а раз высокие рейтинги…

Но что интересно – запрос на качественный контент в обществе есть. Другой вопрос – насколько этот запрос удовлетворяется индустрией ? Тут я могу только примерить твою роль пессимиста на себя. Равно как есть запрос и на контент более мелкого, так сказать, масштаба, охватывающего конкретную область или город. То есть масштаба, с которым условный житель Подмосковья или Жуковского сталкивается ежедневно. Про его улицу, про его дом, про его двор, про его предприятие. В погоне за “глобальностью” информационного потока об этих сегментах частенько забывают.

Вот была у нас “Сфера”. Ну да, где-то, может быть, немного наивный канал, где-то, может быть, не совсем такой пафосный как центральное телевидение, но “Сфера” была. Уважаемый и любимый многими канал. А погоня за той самой пресловутой “глобальностью” и унификацией “стерла” его из эфира. Вертолеты и супер оборудование это очень здорово, но вот передач про себя самого и про своих соседей зритель видит далеко не в том объеме, в котором хотел бы. Как говорит одна моя коллега: “Технологий много, а души нет».

Эла Знаменская. Ну, на мой взгляд, у «Сферы» все же было нечто общее с более масштабными каналами – такое же отрабатывание повестки в интересах административного ресурса. Да, были репортажи о «парне с нашего двора», но исключительно в положительном по отношению к власти контексте, критических материалов или хотя бы осторожной помощи в решении проблем не было. А в истории с цаговским лесом, когда они разоблачали «пятую колонну», всех накрыло этим пропагандистским угаром.

Роман Ромишевский. И тем не менее, она была. И было много очень интересных проектов как в масштабе страны, так и московского региона. Но так или иначе, телевидение – это все-таки волшебный мир. И даже активное внедрение в нашу жизнь интернета с его социальными сетями и видео платформами пока не сможет его заменить. Ведь до сих пор от совершенно разных по возрасту людей я порой слышу: “Его тут по телевизору показывали”. Не в Youtube или Facebook, а по телевизору.

Стало быть, телевидение все равно пока остается одной из важнейших доминант нашей жизни. Посему можно только поздравить наших коллег с “голубого экрана” с праздником. Ведь каждая передача – это большая работа десятков людей и она вызывает уважение. Все остальное – это веяния времени. Главное, чтоб профессионализм оставался. А он все-таки есть.

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут