Опиум для никого

891

Как открытые заседания Совета депутатов превратились в «потемкинские деревни» для отчетности

Самой не верится, но я еще помню те времена, когда работа Совета депутатов была прозрачной и открытой, прессу приглашали не только на рабочие заседания, но и на обсуждения комиссий. А жители города могли присутствовать на открытых заседаниях без долгой процедуры согласования. Это было в то время, когда местное самоуправление действительно было, а не являлось бессмысленным понятием, декларативно прописанным в законодательстве, но так и не случившимся в жизни.

Постепенно законодательная власть стала вещью в себе, сначала ушли на «самоизоляцию» комиссии, потом приняли регламент, согласно которому СМИ перестали пускать на рабочие заседания, где по сути объясняются все нововведения и изменения в местных нормативных документах. Остались открытые заседания, где представители администрации коротко зачитывают проекты, а депутаты просто голосуют, оставляя за скобками свое мнение и мотивации. ЖВ неоднократно поднимали вопрос о присутствии СМИ на рабочих заседаниях, однако энтузиазма у «народных избранников» так и не нашли.  Нам объяснили примерно следующее: на рабочих заседаниях проходят обсуждения, депутаты хотят найти истину, а не подбирать слова, чтобы не быть скомпрометированными. Подход, который как нельзя лучше раскрывает всю суть суверенной демократии, однако со временем и он не помог – на последних открытых заседаниях некоторые депутаты перестали стесняться и скомпрометировали себя в прямом эфире. Но остается нюанс: по многим проектам решений Совета депутатов жителям требуются разъяснения, чтобы понять какие плюсы или минусы в виде последствий они несут. На открытых заседаниях, естественно, никаких объяснений не происходит, так как все уже объяснили до нас, то есть на рабочем заседании за закрытыми дверями. Логики ноль, но никто во время предвыборной кампании ее и не обещал.

Даже в этой системе координат последнее открытое заседание Совета депутатов, которое в транслировалось в прямом эфире в Инстаграме, стало фееричной премьерой в стиле Хармса. Первый вопрос в повестке дня – корректировка бюджета, причем довольно занимательная. Городу вдруг за выдающиеся показатели непонятно в чем «прилетело 58 млн рублей» и их тут же распределили, в том числе на ремонт фонтана в сквере и ремонт актового зала администрации. После доклада первого заместителя главы города Ольги Редькиной сначала последовала МХАТовская пауза, после чего депутат Сергей Журавлев высказал замечания, предложения, пожелания: «Мы вчера все обсуждали на рабочем заседании, надо принять». И депутаты единогласно проголосовали. Я вполне допускаю, что на рабочем заседании у кого-то из них даже возник вопрос, за какие заслуги нам выделили дополнительные средства, хотя бы для того, чтобы попытаться повторить успех, так щедро оплачиваемый. Возможно, у кого-то из них даже возник вопрос: почему на благоустройство из этих средств выделили 2 млн рублей, а на закупку канцтоваров, оргтехники для муниципальных учреждений и покупку палаток – 6,6 млн рублей? Или, например, почему из дополнительных средств выделяется 6,3 млн рублей на обеспечение мероприятий по борьбе с распространением ковида в образовательных учреждениях и театрах в оставшиеся полтора месяца текущего года? Раньше такие мероприятия не финансировались и средства не закладывались (кстати, закладывались)? Про вопросы о приоритетности ремонта фонтана в ноябре-декабре 2021 года, уверена, что депутаты спросили. И им, видимо, ответили, четко и конкретно, поэтому они и приняли изменения в бюджет.

Второй вопрос повестки дня для простого обывателя представлял собой непереводимую игру слов: «Об утверждении Положения о муниципальном контроле за исполнением единой теплоснабжающей организацией обязательств по строительству, реконструкции и (или) модернизации объектов теплоснабжения на территории г.о.Жуковский Московской области». Спикером выступил начальник управления ЖКХ администрации Никита Иванов, а его выступление анонсировала реплика Бориса Аубакирова: «В двух словах». Никита Сергеевич упорствовать не стал и объяснил буквально следующее: «Федеральным законом 279-м введен новый вид муниципального контроля за ведением своей деятельности единой теплоснабжающей организации в части строительства инженерной инфраструктуры этой единой теплоснабжающей организации. В принципе на рабочем заседании мы вчера все обсудили». Капитаном Очевидностью в этот раз выступил Игорь Марков, предложив принять, за что все опять единогласно и проголосовали. Видимо, на рабочем заседании депутаты для себя уже все уяснили, как минимум, четко поняли, о чем идет речь, раз так единодушно вынесли решение.

Остальные вопросы по муниципальному контролю в сфере градостроительства и земельных отношений прошли по тому же сценарию, бодро, но без «огонька». После чего с чувством выполненного долга все разошлись. Осталось только прояснить один вопрос: долга перед кем? Мне, как избирателю, не совсем понятно, что эти полчаса делал мой представитель в заксобрании,  а, как журналисту, довольно затруднительно объяснять своим читателям, «что конкретно они имели ввиду». И это не только вопрос уважения к своему электорату, но и вопрос места депутатского корпуса в пейзаже за окном. Пора уже определиться в терминах: чьи интересы представляют местные депутаты. Хотя, определились уже давно, так что просто честно признаться, а не устраивать из прямых эфиров театр абсурда. Это опиум для никого: вышестоящим достаточно управляемого голосования, а электорату эта имитация собственной значимости уже набила оскомину.

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут