Этот поезд в огне

1187

30 октября 2021 года, День памяти жертв политических  репрессий, в официальной России прошел тихо и малозаметно.

Даже по сравнению с так и непринятым в сознании народа Днем народного единства, который официальная Россия всегда отмечала с минимальным набором идеологических скриптов. Впрочем, неловкость этих скриптов стала настолько очевидна, что от каждого дежурного поздравления теперь за версту несет тоннами ханжества и лицемерия. Ну, правда, какое единство в полицейском государстве, где опричнина стала смыслообразующей скрепой власти, а народ раздроблен ложью и страхом?

Все, что показала нам история Государства Российского – это то, что пути к ГУЛАГу неисповедимы. И с этой точки зрения 30 октября является самым знаковым днем в современной России, сутью всего происходящего. Пока в некоторых храмах проходили молебны по невинно убиенным, а московская интеллигенция традиционно зачитывала имена жертв сталинского террора, на улицах города задерживали одиноких пикетчиков с протестными плакатами, автозаки буднично разъезжали по столице, кого-то потом отпускали с протоколом, кому-то пришлось отсидеть в СИЗО… Было в этом дне нечто особенное, не похожее на просто память. А конкретно – жуткое ощущение настоящего: вот оно, вернулось. Как главная сцена из мистического фильма, когда прошлое сливается с настоящим.

ГУЛАГу.да

Как называется чувство, когда ты вроде понимаешь, что происходит вокруг, но все равно не готов к тому, что оно (происходящее) предъявлено прямо в лоб? Без поводов усомниться, попитать себя надеждами «а может быть, это сгущение, эмоциональная близорукость, необъективность страстей?» Так бывает, когда не хочется верить в очевидное. Просто потому, что оно без вариантов за гранью добра и зла, да и вообще всего человеческого. Впрочем, не важно, как оно называется, но история, которая благодаря интернет-проекту Gulagu.net стала достоянием соцсетей, пожалуй, самое сильное, что убеждает в бесперспективности многолетней саги про вставания с колен. Особенно в России, где самый адекватный совет всех времен и народов – «не зарекаться от сумы и от тюрьмы».

Это невозможно рассказывать, это нужно видеть, а смотреть просто страшно. Это круче любого триллера по ужасу происходящего, но самое главное – это наша жизнь, а не выдумки манипулирующего нервами режиссера.

Просто в распоряжении интернет-проекта оказался большой архив ФСИН (Федеральная служба исполнения наказаний ), содержащий записи изнасилований и пыток заключенных. «Это целый ряд файлов служебных материалов ФСИН, отснятых на служебные видеорегистраторы в период 2018-2020 года», – говорит основатель проекта Владимир Осечкин. На этих записях видно, как тюремная инквизиция пытает людей: привязывает к кроватям, вставляет кляп в рот, включает музыку и насилует шваброй, сопровождает процесс немыслимым потоком унижений. По словам Осечкина, такие записи делались не просто ради забавы, а для отчета вышестоящему начальству: «В нашем распоряжении – улики, которыe доказывают системный характер пыток и причастность сотрудников ГОУ ФСИН и оперативных управлений ГУ ФСИН по Иркутской области, УФСИН по Саратовской, УФСИН по Владимирской областям к конкретным массовым насильственным преступлениям».
А еще Осечкин рассказал, откуда все это стало известно и подтверждено конкретными доказательствами. Их добыл один из бывших заключенных, в настоящее время покинувший Россию. Он программист, который сам прошел через избиения и пытки. Как хорошего специалистам его в результате решили использовать по назначению, и в течение пяти лет он имел доступ к компьютерам ФСИН и видеорегистраторам в штабе безопасности тюремной больницы Саратова. Той самой больницы, где работает пыточная и куда со всей страны могли этапировать заключенного формально по медицинским причинам. Как рассказывает Владимир Осечкин, есть четыре типа заключенных, которых там избивали и насиловали: те, кто интересен для дачи показаний против видного оппозиционера, коммерсанта или чиновника; те, кто нужен для выполнения любой прихоти оперативника; те, кто богаты и с кого можно вымогать по максимуму; те, у кого есть враги на воле и они заказали изнасилование под камеру. Далее – довольно подробный рассказ как работает вся эта система. Она чудовищна, и как считает Осечкин, работает по договоренности с главным силовым ведомством страны.

Круги на воде 

Знаете, что меня поразило в этой истории больше всего? Нет, не сам факт жестокости и беспредела в системе, которая до сих называется правоохранительной. Я слышала много рассказов от своих коллег и адвокатов, что такое пенитенциарная система в России. Я давно полагаю, что главная задача этих ведомств – защита неограниченной власти узкого круга лиц. Это своего рода инквизиторская гвардия верхнего эшелона вертикали для поддержания градуса страха и безысходности внизу. Здесь есть оформители в виде суда и следствия, а есть исполнители: от больших фсиновских начальников до последнего портняжки по засовыванию швабры в задний проход. Но еще вчера все эти люди должны бы были, как минимум, подать в отставку до того, как главный начальник страны начнет комментировать эту историю, которую между прочим рассказали почти все авторитетные мировые медиа. Но начальник не комментирует, Госдума в лице «Единой России» отказывается даже от формального парламентского расследования, а следствие объявляет в розыск и налагает заочный арест на программиста, который уехал из страны и предъявил журналистам страшные видео. По сути это означает: ну да, мы вот такие и что? То есть, речь о внешних приличиях уже не идет. И это очень плохой симптом. Не для французских журналистов или американских, а для граждан РФ.
Потому что репрессии и пыточные – это производство, оно не может простаивать. И оно не может не расти, потому как есть куча людей, которые кормятся с этого производства, там своя карьерная лестница и свои представления о квалификации. Не говоря уже о куче начальников, которые научились доказывать вышестоящему руководству, что кругом враги, и страна нуждается в услугах палачей. А в тюрьмах сегодня, между прочим, сидит огромное количество невинных людей. Таких, как профессор Голубкин, математик Мифтахов, студенты, вышедшие на мирные акции протеста в защиту честных выборов и в поддержку оппозиционного политика Алексея Навального. И, конечно, сам Навальный, жизнь которого в колонии пытаются превратить в невыносимый ад, о чем недавно рассказал телеканал «Дождь»* (объявленный властью иностранным агентом).

И, конечно, самое непостижимое (во всяком случае, для меня), что каждый пятый россиянин (согласно опросам социологов) не против пыток в тюрьме.
Есть, оказывается, нескончаемый поток людей, которые из всех искусств снова и снова выбирают кино про «Сталина для соседа, «войну для патриотизма», «цензуру для воспитания» и «веру для мракобесия».

А значит, Гребенщиков опять в тренде – «этот поезд в огне».

*СМИ, признанное Минюстом иностранным агентом, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут