Уголовно наказуемое оскорбление чувств

1303

Надо ли государству защищать веру и почем сегодня «хайп» для блогеров

Последние годы всех упорно загоняют маршировать на плацу, однако право на мнение пока еще официально никто не отменял, поэтому даже при хождении строем еще осталась возможность поговорить. В рубрике «Разговорчики в строю» мы  обсуждаем текущие события. Роман Ромишевский и Эла Знаменская – оба журналисты, коренные жуковчане, которые родились и выросли в наукограде. Однако с разным отношением к жизни, первый готов верить, что будет лучше, а вторая всегда считает, что будет хуже. Истина, видимо, где-то посередине, но это тоже неточно.

З0 октября в Петербурге местной жительнице Ирине Волковой предъявили обвинение в оскорблении чувств верующих (ч.1 ст. 148 УК). Девушку задержали из-за фотографии и видео в нижнем белье напротив Исаакиевского собора. По версии следствия Волкова выложила материалы в соцсети, чем оскорбила чувства верующих. Следователь заявил ходатайство о назначении запрета определенных действий, однако суд отказался избрать меру пресечения. При этом на заседании прозвучали показания свидетелей, заявивших, что девушка «оскорбила их, власть, церковь, государство и общество своими голыми ягодицами».

Эла Знаменская. Вот буквально несколькими днями ранее в Москве суд вынес приговор блогеру Руслану Бобиеву и его подруге Анастасии Чистовой за фотографию с имитацией орального секса на фоне храма Василия Блаженного. И там также очень сильно оскорбились верующие, притом что за свою глупую выходку эти молодые люди уже покаялись, извинились и раскаялись. Мне вот кажется, что истинную веру оскорбить невозможно, а все остальное от лукавого.

Роман Ромишевский. Лично я считаю, что вопрос веры – он вообще глубоко личный и заслуживает очень бережного к себе отношения, потому как затрагивает очень тонкие струны души человека. И, конечно, на мой взгляд нуждается в охране со стороны государства. Но даже и без охраны государства нужно иметь уважение к чувствам других. Допускаю ситуацию, когда человек просто по какому-то незнанию или невежеству мог как-то неправильно себя повести в культовом сооружении или рядом с ним. Это простительно и, я думаю, что решается простым диалогом. Но в данном случае, про который ты говоришь, я так понял, что речь идет именно о каком-то показательным “перфомансе”. Конечно, скорее всего, дело здесь не в настойчивом желании оскорбить кого-то, а просто в стремлении сорвать некий “хайп”, повысить свою популярность. Но делать это за счет такой чувствительной темы как вера – это неправильно.

Эла Знаменская. На мой взгляд, ты сам себе противоречишь. Если вопрос веры – личный, в чем я с тобой абсолютно согласна, то он уж точно не нуждается во вмешательстве, пусть даже и с целью защиты, со стороны государства. И потом, не надо отвлекать государство от более важных дел, например, от защиты тяжелобольных детей, которым на операцию собирают деньги смсками, или от защиты пенсионеров, которые живут в нищете,  покупая  в магазинах картошку поштучно. Также можно государству вмешаться в рынок  услуг ЖКХ, тему обманутых дольщиков, а когда с этим разберется, тогда уже пусть и за веру принимается. Правда, что-то мне подсказывает, что в другой стране, где все эти права защитят, и оскорбленных будет на порядок меньше. И еще один вопрос: вот почему излишняя любовь патриарха к роскоши, верующих не оскорбляет? Как и то, что церковь не только не отделена от государства, а просто вросла в вертикаль власти, как какие-то сиамские близнецы. А молодая девушка оскорбляет так, что кушать не могут некоторые верующие, пока ее не задержит полиция.

Роман Ромишевский. Скажи, а вот ты для своих читателей считаешь себя неким моральным камертоном?

Эла Знаменская.Так как я использую это определение исключительно в качестве шутки, то нет, не считаю. И вообще, моральных камертонов в прямом смысле вокруг не вижу, цитируя классика, после того как умер Ганди и поговорить не с кем.

Роман Ромишевский. Но согласись, что любой блогер, имеющий в подписчиках десятки тысяч человек, может стать для своих поклонников как раз неким камертоном, образцом для подражания. И покруче будет, чем мы с тобой и наши коллеги журналисты. Посему какие-то публикации, пусть даже сделанные ради “хайпа”, могут расцениваться его подписчиками как некий пример. Мол, ему/ей/им можно, то “почему нельзя мне, я тоже так хочу”. И порой, к сожалению, блогеры не ощущают своей внутренней ответственности.

Возвращаясь к теме нашей беседы. Понятно, что все такие случаи как правило основаны на желании повысить свой рейтинг, число подписчиков и, следовательно, ценник за рекламу в блоге. Но есть вещи, которыми “играть” не стоит. Нельзя выстраивать свой “хайп” на том, что может обидеть других людей.

Лично мне не очень приятно было видеть какие-то постановочные акции на Красной площади, которая является символом страны. Я не говорю сейчас про какое-то оскорбление, но покоробило точно. И никто мне пока не может ответить на вопрос – зачем? Почему нельзя найти другое место и там сделать любые фотографии? Зачем использовать для этого места, которые для других могут быть сакральны?

Помнишь, несколько лет назад был скандал когда один парень специально пошел в церковь ловить на свой смартфон виртуальных покемонов? Все это сопровождалось, действительно, не очень корректными комментариями, граничившими с похабством. А зачем? Чем этот “перфоманс” был выдающийся и что он доказывал?

Эла Знаменская. Постой, у нас глава государства говорит о том, что нужно «мочить в сортире» и собирается «вызывать санитаров», у него, может, подписчиков и меньше, чем у Моргенштерна, но он все так президент страны как никак. Про его пресс-секретаря я уже не говорю, одна только фраза про «размазать печень по асфальту» чего стоит. Про моральный облик и  семейные ценности президента и правительства, все тоже прекрасно знают.

И потом мне кажется, что перфоманс – это такой способ самовыражения, он не для всех, а для определенной аудитории, которая его поймет, и, если ты не понял, просто пройди мимо. Для меня, например, сакральны не места, а базовые права человека, но я же не подаю заявления на силовиков, депутатов и других любителей перфомансов типа «двушечки» и трешечки» за то, что они оскорбляют мое чувство свободы и здравый смысл…

И потом, я бы никогда не встретилась даже в соцсетях с этой блогершой и не увидела ее на фоне Исаакиевского собора, как и с блогерами на фоне Василия Блаженного, а теперь о них знает намного больше людей. Это же эффект Стрейзанд. И чего добились оскорбленные верующие? Или им в принципе просто нужна «кровь»?

Роман Ромишевский. Вот тут я с тобой согласен: если бы не широкий резонанс в СМИ, я бы и не знал о существовании большинства блогеров, которые так или иначе фигурировали в том или ином скандале. Но все-таки, на мой взгляд, тут изначальной должна быть реакция общества, а все законодательные меры реагирования уже вторичны.

Говоря о наказании, мне очень понравилась точка зрения, что определяющий фактор при решении таких историй – это фактор раскаяния. И, может быть, не стоит судить строго за такие вещи. Если человек кого-то обидел, то должен, прежде всего, извиниться, что само по себе должно исчерпать конфликт, тем более если все произошло непреднамеренно.  А если целью были какие-то иные мотивы в столь чувствительной сфере как вера – то при таком раскладе государство, конечно, может защищать тех, кого это обидело. И в данном случае не имеет значение, о какой конфессии идет речь.

Эла Знаменская. Рамзана Кадырова на всех блогеров не хватает, приходится своими силами, что называется. И тогда все оскорбленные верующие мне сильно напоминают партком из старых советских фильмов, который вдруг решил вершить суд божий на земле. Жизнь не перешутишь.

Роман Ромишевский. Но лично я всегда стараюсь исходить из принципа толерантности и уважения друг к другу. Все же принцип уважения и где-то терпимости к слабостям и, если хочешь, взаимопрощения – это самый прочный фундамент для общества, как мне кажется. Это как раз твой посыл про непоколебимость веры, о которой ты говорила в самом начале.

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут