Моя Россия сидит в тюрьме

2257

Коломенского активиста осудили на реальный срок

Вячеслав Егоров  – один из лидеров гражданского протеста против расширения мусорных полигонов вокруг Коломны. Эта история длилась не один год. Начавшись со стихийного недовольства  удушающим запахом  от свалки,  протест эволюционировал  в народное движение под названием “Нет свалке Коломна”.  Люди стали выходить на митинги и пикеты, организовали народный контроль за количеством свозимого на полигон мусора,  писали письма во все инстанции  с требованием прекратить травить  “жемчужину Подмосковья” (как любят называть Коломну сами чиновники). А еще  в соцсетях  появился и активно заработал форум с тем же названием “Нет свалке Коломна” с хроникой каждого протестного дня и  обсуждением того, что делать  дальше.  Так некогда спокойный город Подмосковья стал героем ленты новостей  многих российских медиа и ярким примером того, что ждет Московскую губернию в недалеком будущем.

Это было чем-то похоже на жуковскую историю защиты цаговского леса.  Но разница в том, что пять лет между этими событиями  показали, как быстро страна превращается в зону, где  законы  – понятия, силовики -вертухаи, а суд – инквизиция.
Тогда в 2012 году в Жуковском, оказывается, было только начало. Да, уже судили по таким административным статьям как  19.3 (неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции),  и  в качестве доказательств подкладывались лживые показания сотрудников полиции. Но еще не было знаменитой дадинской статьи в УК (неоднократное нарушение правил организации митингов),  согласно которой административные  дела  превращаются в одно  уголовное  дело. А это не штраф или несколько дней в СИЗО,  это реальные сроки в колонии.

Славу Егорова  преследовали долго и нудно. На это ушел не один год. Ему  копили административные протоколы, задерживали ни за что,  “возбуждались” по надуманным поводам.  За участие в мирных акциях, за посты в интернете… Его полгода держали под домашним арестом, потом   – под запретом  участвовать в массовых мероприятиях и пользоваться интернетом.  Подписка о невыезде, неоднократное  продление сроков следствия  “в связи с особой сложностью дела”… И все ради того, чтобы  остановить протесты в Коломне, лицом которых власти считали Егорова.  Это  без сомнения откровенно репрессивно-мотивированная история. Постановление о возбуждении уголовного дела по дадинской статье  против  коломенского активиста  подписано начальником Главного следственного управления СК по Московской области генерал-лейтенантом юстиции Ивановым, а  делом занималась целая группа следователей по особо важным (!) делам. “Очень показательно, –  отмечает адвокат Егорова Мария Эйсмонт, – дело средней тяжести в каком-то небольшом городе без какого-либо ущерба возбуждается на таком уровне”.

А еще Мария Эйсмонт  заметила, что  четыре года назад, когда не было еще никакого дела, но были протесты, Вячеславу Егорову  уже обещали  “трешечку”. По словам активиста, обещание исходило от начальника УМВД  по Коломенскому округу  г-на Зверева. Звереву не суждено было дождаться  суда, в прошлом году он умер от коронавируса. Но  8 октября сего года  в коломенском суде на прениях сторон прокурор запросил для Егорова именно три года колонии.
В итоге суд  “великодушно” изобразил компромисс и присудил  Вячеславу Егорову один год и три месяца реального срока  заключения. За то, что Егоров не совершил ничего криминального. За то, что воспользовался своим правом гражданина на мирный протест. За то, что не  промолчал, когда город задыхался от мусора. За то, что  ему оказалось не все равно, в каких условиях придется жить людям,  чье здоровье власть приносит в жертву своим финансовым интересам.  Последнее слово Егорова на суде было как раз об этом: “Вместе со всем городом мы пытались совершенно открыто, абсолютно законными методами (о чем неоднократно говорили свидетели) избавить всех нас от химической бомбы, которая росла под нашим носом  силами городских, региональных и федеральных чиновников… Потому что меня так воспитали: нельзя проходить мимо чужой беды. А если уж своя, то тем более”.

Я вспомнила,  как в интервью “Жуковским вестям”  в начале прошлого года Слава Егоров сказал: “Конечно, хотелось бы остаться на свободе  и без ограничений. Но я – взрослый человек, все мои действия – осознанные. Да и в протестном движении я не новичок. Был на  акциях в Москве, в Коломне выпускал собственную независимую газету. К любому исходу событий отношусь философски. Я считаю, что свобода и гражданские права – это такие вещи, которые стоят дорого. Особенно сегодня, иногда целый отрезок жизни. Но, поверьте, они стоят того”.
14 октября 2021 года Вячеслав Егоров был взят под стражу в зале коломенского суда,  сразу после оглашения приговора. И это значит, что Новый год он встретит на зоне.

Зато по другую (с Егоровым)  сторону баррикад  кто-то,  напротив,  испытал невероятное облегчение.  Правда, не в Коломне, а в Раменском, но  все одно – Подмосковье.  Как сообщила “Новая газета”, раменский городской суд приговорил шестерых полицейских, фабриковавших дела о наркотиках  к условным срокам. Гособвинение  просило для них  до 13 лет колонии. В  результате вся компания, от бывшего начальника отдела по борьбе с наркотиками до последнего опера отделалась легким испугом:  получили от пяти до семи с половиной лет условно, и,  соответственно, были освобождены в зале суда. И это при том, что потерпевшими признаны пять человек. Один из них  провел год в СИЗО, прежде чем дело против него прекратили.

Вдумайтесь на минуточку, люди в погонах осознанно нарушали закон, выдавали ложь за правду, в результате их действий есть конкретные  пострадавшие. Это доказано, признано судом и никто не оспаривает факт преступления.  Но преступники в погонах  условно свободны, а  Слава Егоров – безусловно осужден.
Я даже не знаю, как можно гордиться такой страной, где лучшие люди сидят в тюрьме,  честные медиа являются иноагентами, а  требование справедливости  трактуется как последний крик сумасшедшего. Известный  литератор и автор культовых детских стихов (например, “Тараканище») Корней Иванович Чуковский  говорил, что ” В России надо жить долго…  Жил-жил, да и дожил до признания”.  Теперь так говорят многие,  осознающие уровень трагедии своей страны,  люди. Потому что речь идет не только о  славе. “Признание” стало символом острого желания справедливости. Со всеми ее атрибутами: свободой для невиновных и наказанием для виноватых.

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут

Выпускающий редактор. Журналистские расследования, рубрика "Перлы недели", происшествия, вопросы ЖКХ.