Ты экстремистом можешь и не стать, но иноагентом быть обязан

772

Закон об иногентах в отношении СМИ приняли в 2017 году, вскоре после того, как Минюст США потребовал от телеканала  RT America зарегистрироваться в качестве «иностранного агента» на территории США. Несмотря на то, что власти называют российский закон об «иностранных агентах» копией американского, на деле они сильно отличаются. Для американцев термин «иностранный агент» – это в первую очередь не шпион, а лоббист, чью работу финансирует другое государство, это вполне себе цивилизованная маркировка, которая помогает гражданам определять для себя объективность источника информации. В России это понятие появилось в 2012 году в отношении некоммерческих организаций (НКО) после волны протестов и сразу приобрело негативный оттенок, и с годами «иностранными агентами» стали признавать всех, у кого была отличная от государства точка зрения на происходящие в стране процессы. Логика довольно проста: стагнация экономики, всепоглощающая коррупция и нарушение прав и свобод граждан –  это не результат внешней и внутренней политики, а происки Запада.

К 2017 году с НКО разобрались (в реестре 77 иноагентов, от правозащиты до борьбы с ВИЧ и насилием в отношении женщин) и принялись за СМИ. В 2019 году ввели понятие физического лица, относящегося к СМИ-«иноагенту», этим термином решили обозначать людей, распространяющих сообщения в СМИ-«иноагентах» или участвующих в их создании, а также получающих иностранное финансирование. В 2020 году эти поправки вместе с обязательным требованием учредить юридическое лицо с детальной отчетностью и маркировкой всех публикаций, а также внушительные штрафы вступили в силу. В конце года в реестр СМИ-«иноагентов» попали первые физлица: правозащитник Лев Пономарев, журналисты Денис Камалягин, Людмила Савицкая, Сергей Маркелов и художница Дарья Апанхович.

С июля 2021 года в реестр «СМИ-иноагентов» стали включать ведущих журналистов-расследователей, а очередные «самые прозрачные» выборы в сентябре спровоцировали очередное пополнение в реестре координаторов движения за честные выборы «Голос», которые были не журналистами, а спикерами по инфоповодам, которые власть давала каждые выборы, будь то голосование в Совет депутатов маленького города или единый день голосования федерального масштаба.

На 1 октября в реестре СМИ-«иноагетов» – 73 строчки, это юридические и юридические лица, которых поставили «на карандаш» за то, что они защищали гражданские права и занимались журналистикой, а не пропагандой. В этом перечне много моих знакомых, людей, которые если и являются агентами, то исключительно российского гражданского общества. И за это каждый из них должен сейчас открыть юридическое лицо, по которому сдавать отчетность, а также не забывать и о строгой отчетности о своих личных доходах-расходах. А при публикации в соцсетях, так как никакого СМИ у них нет и не было, предварять любой пост, пусть даже о цветах и кошечках, длинным дисклеймером: «Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента». И даже в комментариях под другими постами эти люди должны перед своим мнением выдавать эту непереводимую игру слов. Многие из этого реестра так до сих пор не поняли, агентами какого государства они являются, но это уже не важно, как и то, что они не являются СМИ.  Хорошо, что пока не «шпионы иностранной разведки», туда записаны уже ученые, журналистами только разбавляют.

Однако для пенсионерки Людмилы Кузьминой из Самары, которую включили в реестр СМИ-«иноагентов», это слабое утешение, так как она уже второй раз рискует за защиту гражданских прав своей пенсией. В 2014 году, когда она была руководителем межрегионального общественного фонда «Голос-Поволжье», делая выборы в своем регионе чуть-чуть честнее, уже объявили агентом Запада, присудив штрафы в 2,5 млн рублей, наложив арест на машину, квартиру и пенсионный счет. Все госорганы Самарской области, от налоговой инспекции до прокуратуры, от полиции до следственного комитета, прессовали хрупкую женщину, причем так самозабвенно, как будто движение за честные выборы – это самое страшное, что могло случиться в регионе. После этого она стала заниматься честными выборами без каких-либо фондов и организаций, просто рассказывая на своих страницах в соцсетях, как надо защитить свой голос от фальсификаций. Что привело ее к еще более впечатляющему результату – она стала СМИ, причем выполняющим функции иностранного агента, хотя единственные поступления на ее счет осуществлялись Пенсионным фондом России.

Гражданская позиция сегодня стала признаком иностранного вмешательства, занятие наукой – шпионажем, а вот скупка недвижимости в странах НАТО – новым патриотизмом, а пропаганда оправдания этого – журналистикой. Вот такая вот новая искренность.

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут