Эти письма словно листья, словно листья к сентябрю

1190

Жуковчане поздравили находящегося в СИЗО ученого Валерия Голубкина с днем рождения

«Если честно, мне всегда было интересно понять, почему в нашей стране люди, обвиненные или осужденные за госизмену, такие красивые? Когда я была членом ОНК, я встречалась со многими из них и каждый раз этому поражалась. Я люблю детективные романы и фильмы про шпионов, но настоящие шпионы совсем не такие… Да что лица, почему в госизменники следствие все чаще выбирает людей за 65+? Вот дожил до семидесяти лет и вдруг решил продавать секреты Родины? Вообще это очень грустная и практически безысходная история. Мы знаем, что свои челюсти наш Левиафан разжимает только когда встречает сопротивление и солидарность».

Такое предисловие к своей публикации о цаговском ученом Валерии Голубкине написала известный журналист и правозащитник Зоя Светова. Этот было пять месяцев назад, когда Валерия Николаевича Голубкина арестовали и поместили в СИЗО по статье о госизмене, в которую невозможно поверить, также как невозможно поверить в то, что эпидемия на «дела ученых» имеет отношение к интересам государства и понятию о справедливости.

На прошлой неделе, 26 августа, профессору МФТИ, доктору физ-мат наук Валерию Голубкину исполнилось 69 лет. Свой предюбилейный день рождения он встретил в тюрьме. За пять месяцев в СИЗО Голубкин переболел ковидом, его адвокат Иван Павлов подвергся преследованию со стороны силовиков, а возглавляемое Павловым сообщество высококвалифицированных адвокатов «Команда 29» объявили «иностранным агентом» и вынудили прекратить существование. Важно понимать, что это была команда профессионалов, которая специализировалась на делах о «госизмене», бралась за самые сложные дела и самых безнадежных обвиняемых, с четкой позицией «защищаем только невиновных».

Несмотря на все эти испытания, Валерий Николаевич Голубкин не пал духом и остался верен своим убеждениям, о которых много раз говорил своим близким: если судьба посылает испытания, значит ты должен через них пройти и остаться собой. Он не признал вины (к чему по классике жанра любит настоятельно «призывать» следствие), не впал в депрессию, отчаяние и не потерял веру в справедливость. Он готов бороться за свое право на правду: не называться изменником, потому что вся его жизнь – это честное служение науке, преподавание не самого простого предмета в самом сильном вузе страны и святая любовь к профессии, которой он был верен всю жизнь. А еще, он по сути и содержанию всегда, во все времена, оставался в некотором смысле советским человеком. Как и большинство цаговских ученых. Это даже не традиция, это генетика закрытого предприятия – верность государству хронически прилагалась ко всем атрибутам профессионализма, как бы не бунтовало критическое мышление вокруг всего, что не имеет отношения к науке.

В день рождения Голубкина его родные передали Валерию Николаевичу открытки-поздравления от жуковчан. Их собирали в ЖВ и на ФАЛТе последние три недели. Более пятидесяти посланий несомненно станут для него огромной поддержкой. Это знают все, кто испытал, что такое Русь, сидящая ни за что, просто потому что Левиафану нужна пища. Каждое письмо в тюрьме становится событием. Ведь это даже не больница на карантине, где можно получать информацию о том, что происходит за ее пределами, звонить, отправлять смс… В СИЗО жизнь четко делится на до и после ареста. И вторая часть по определению пытается вытеснить первую, мучительно заставляя привыкать к тому, что время безнадежно остановилось. С этим трудно смириться, еще труднее пережить. Именно поэтому письма в СИЗО – это больше, чем просто письма, это элексир здоровья, источник сил, надежда и вера.

Много это или мало – чуть более пятидесяти открыток для наукограда? Кто-то, возможно, сочтет, что мало и совершенно справедливо сделает вывод о том, что Жуковский уже не тот. Можно много говорить об авиации, науке и прекрасном прошлом, когда все эти понятия были живыми, но при этом равнодушно хранить нейтралитет, когда сегодня под каток репрессий попадают настоящие жуковские ученые. Можно аплодировать очередному памятнику авиации, открытому в Жуковском, и равнодушно относиться к судьбам людей, которые авиацию делали, делают и… будут ли делать дальше после того, как уйдет поколение Голубкина? Ведь инстинкт самосохранения –важная штука в истории сохранения вида. Его (инстинкт) можно обмануть рассказами о величии, но нельзя отключить при наличии живой картины реальности: настоящие ученые, имеющие очевидные достижения в своей области, полностью посвятившие свою жизнь работе, честно служившие науке оказались в тюрьме как госизменники. Прямо скажем, перспектива не впечатляет.

Признаюсь, я по большому счету разделяю взгляды скептиков, но есть нюанс. Более пятидесяти человек, которые отправили поздравления Валерию Голубкину – это не просто неравнодушная часть города, это лучшая часть человечества. И даже пятьдесят на один город – много. Особенно приятно, что среди них много молодых. А это значит, что город Жуковский когда-нибудь будет счастливым. Не таким робким как сегодня, не таким опущенным, смирившимся с глупостью, безвкусицей и мракобесием. Он перестанет быть чисто предметом областной статистики, и у него снова появится свое лицо с ярко выраженными признаками интеллекта. Может быть, он даже забудет в будущем как страшный сон весь этот бред, когда иностранными агентами объявляются те, кто против коррупции, кто честно исполняет журналистский долг, кто помогает людям, кто защищает невиновных.., а те, кто наоборот, – получают награды, наглеют от безнаказанности, скупают дорогую недвижимость за рубежом, и имеют высокие должности в России при наличии чужого гражданство (потому что президент разрешил)… И уж, конечно, когда-нибудь не будет партии (не знаю точно, но, кажется по принятым ею же законам о ней нельзя говорить плохо в период выборов). Впрочем, в этом нет и необходимости. Достаточно посмотреть на тех людей в городе, которые ее рекламируют, и просто не забывать это. А еще я очень надеюсь, что Валерий Голубкин вернется на кафедру, начнет читать студентам лекции и писать научные статьи раньше, чем кажется сейчас. Как бы ни было мрачно сегодня, но людям свойственно верить в существование справедливости. Просто потому что не должно быть иначе, когда огромное количество людей верят в честность ученого Голубкина, его бескорыстие и верность делу. «Терпения Вам и мужества, Валерий Николаевич, – написала я в своей открытке, отправленной в СИЗО. – И, конечно, здоровья! Все-таки у вас есть счастье – ваша прекрасная семья. Они все – большие молодцы. Даже ради них вы должны пережить все эти безумные испытания. И я уверена, вы гениально справитесь с этой задачей. Берегите себя и знайте, все настоящие жуковчане – с вами и болеют за вас».

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут