Где эта улица, где этот дом

2261

Жуковчанин Анатолий Хрисанов поделился своими воспоминаниями о том, как строили город-сад при помощи собственного строительного треста «Особстрой»

Анатолий Степанович Хрисанов приехал в Жуковский 70 лет назад, в 1951 году, поступил в школу фабрично-заводского обучения № 7 на улице Чапаева, а через год был направлен в контору № 1 треста «Особстрой» МАП маляром четвертого разряда. Считался мобилизованным для работы на строительстве на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 02.10.1940 г. в срок с 15 сентября 1952 года по 15 сентября 1956 года.
«Первым начальником треста был Георгий Георгиевич Гоциридзе, Герой Советского Союза. В состав «Особстроя» входило несколько контор и управлений. Например, контора № 1 под руководством Евгения Алексеевича Попова состояла из каменщиков, штукатуров, плотников и маляров-стекольщиков. Транспортная контора, в состав которой входил конный парк. Начальником конторы был Сергей Захарович Качалло.
«Особстрой» считался градообразующим предприятием и был лозунг – «Здесь будет город-сад»!


В составе треста «Особстрой» были различные предприятия и конторы, которые обеспечивали всем необходимым для строительства. Например, был свой завод железобетонных изделий, деревообрабатывающее предприятие, которое изготавливало различные изделия для стройки: оконные рамы, двери и так далее. Контора грузоподъемных механизмов: автокраны, башенные краны, бульдозеры, экскаваторы, тракторы. Транспортная контора, которая обслуживала все организации треста «Особстрой». В составе треста «Особстрой» были свои учебные заведения, в которых велась подготовка кадров различных специальностей для стройки: маляры, штукатуры, каменщики, монтажники-верхолазы, плотники и другие специалисты. Благодаря тресту «Особстрой» поселок Стаханова превратился в прекрасный город Жуковский.

В некоторых дворах были сады и фонтаны. Например, во дворе школы ФЗО № 7 по ул. Чапаева был красивый фонтан, у которого все любили фотографироваться.
На всех уровнях городское руководство обращало внимание на чистоту и порядок в городе. Площадок для сбора бытовых отходов тогда не было. Для этого к каждому двору в определенное время подъезжал автомобиль, и жители выносили мусор, который вывозился на свалку в районе ул. Гудкова. А для пищевых отходов на лестничных площадках стояли емкости, из которых спецработники забирали по графику мусор и был полный порядок.
В то время было сложно с холодильниками. Для выхода из этого положения на улице Чапаева намораживалась огромная глыба льда, от которой откалывали лед и развозили по разным точкам. Например, в некоторых детских садах строили погреба, куда засыпали лед и хранили различные продукты.

Под руководством талантливого начальника строители треста «Особстрой» с 1948 по 1956 год возвели целый ряд домов по улицам Ломоносова, Чкалова, Маяковского, здания школ № 2, 3, 4, 8, детские сады, хлебозавод, стадион «Метеор», кинотеатр «Родина» и клуб «Луч», гостиницу (которую через несколько лет назвали «Дружбой»), началось строительство ангара в Наркомводе.
В основном строители жили в общежитиях в домах барачного типа, как правило, одноэтажных. В Ильинке было несколько домов в два этажа, в том числе и школа ФЗО № 7. Я жил в бараке № 9 поселка Школьный. В нашем бараке был красный уголок, в котором периодически проводились беседы работниками различных организаций и предприятий: ДОСААФ, военкома, комсомола.
Был призыв — на целину. Я написал заявление с просьбой поехать, а когда поехали за путевками в Раменское (в то время комитет ВЛКСМ находился там), то секретарь позвал меня в кабинет, поблагодарил за патриотический порыв, но сказал, что военкомат не отпускает. Тогда я записался на курсы, и в 1952 году закончил обучение при Раменском комитете ДОСААКФ и получил свидетельство радиста. А в 1953 году окончил курсы шоферов и получил права шофера третьего класса.
В то время «Особстрой» был на хорошем счету у руководства Московской области. Например, бригаду маляров в количестве 23 человек (бригадир Шишкин Михаил Иванович) возили в Москву для отделки огромного помещения на Красной площади, впоследствии это помещение стало магазином ГУМ.
Там произошел занятный случай: нашей бригаде досталось огромное окно, прямо напротив мавзолея. Стали осматривать, с чего начать, и видим, как соседнее окно работники другой бригады пытаются открыть, как только они тронули фрамугу, стекло лопнуло. Я предложил бригадиру не открывать окно, я влезу в форточку и буду там работать. На том и порешили. И вот работа подходит к завершению, осталось кое-где подкрасить начисто. Все ушли на обед, а я работаю, и тут подходят начальники и спрашивают, как я затащил туда настил, на котором работал. Я объяснил, что все смастерил внутри. Они записали мою фамилию, и потом меня наградили премией! В конце работы я начертил свои инициалы в самом низу и закрасил. Я потом показывал своим знакомым, что это действительно моя работа.


В транспортной конторе построили проходную и меня направили произвести внутреннюю отделку. Заказали лошадку, чтобы подвезти материалы. Когда подъехали, то выгрузке мешал грузовик, который стоял у проходной. Я заглянул в кабину – ключ зажигания был в замке. Завел машину и отъехал в сторону, а когда стал выходить из кабины, меня увидел начальник конторы и удивился, как я управлял машиной. Он предложил перейти к ним. Через несколько дней, после отделки проходной, я пошел к начальнику первой конторы с просьбой перейти работать шофером. Однако он ответил отказом, так как, согласно направлению, я должен был проработать четыре года. И тут подвернулся случай. Наша бригада работала в доме рядом с управлением «Особстроя» и бригадир посоветовал мне пойти на прием к Гоциридзе. Я пришел, секретарь не хотела пускать в рабочем комбинезоне к начальнику. Тут открылась дверь, вышел начальник и спрашивает: «Что у тебя «сынок»? Заходи, рассказывай». Я зашел в кабинет и рассказал, что хочу перейти работать шофером, а Попов не отпускает. Гоциридзе позвонил Попову, и вопрос решился. 1 июля 1954 года меня перевели в транспортную контору шофером. Несколько дней я поездил стажером с опытными водителями, а потом мне дали полуторку. Это была настоящая открытость власти, а главное – все вопросы решались без волокиты.

Городское руководство обращало большое внимание на проведение подшефной работы с ближайшими сельхозорганизациями, в частности, с Быковским опытным хозяйством, на полях которого выращивалась различная продукция: картофель, капуста. Мы помогали в уборке и перевозке. В городе была построена овощная база, куда свозилась продукция для переработки. Квасили капусту, засаливали огурцы, и все это продавалось в магазинах города. Круглый год в городе стояли бочки с разливным молоком, а летом бочки с хлебным квасом, из которого получалась отличная окрошка — пальчики оближешь!
Большое внимание уделялось физкультуре и спорту. Был построен стрелковый тир, где проводились соревнования по пулевой стрельбе как на городском, так и на областном уровнях.
Сейчас многие говорят о ностальгии по былому времени, «когда деревья были большими», однако для меня это не просто ностальгия по молодости, а воспоминания о том славном времени, когда у города действительно было будущее, и люди в руководстве радели за него и горожан, как за свое любимое детище. Без бессмысленных лозунгов и обещаний, а искренне и преданно».

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут