Крысиные бега. Как любое голосование превращается в фикцию

1202

Из школьной программы все знают миф о царе Мидасе, который превращал в золото все, к чему бы он ни прикасался. У власти и административного ресурса тоже есть дар: превращать любые выборы в парад фальсификаций, вне зависимости от масштаба и состава участников.  Очередной казус исполнителей случился при голосовании за номинантов на премию  губернатора Андрея Воробьева «Мы рядом». Как сказано на официальном сайте премии, «ежегодные премии губернатора Московской области учреждаются с целью поощрения гражданских инициатив и присуждаются за реализованные социально значимые проекты и инициативы, развивающие регион, удовлетворяющие конкретные потребности общества и улучшающее качество жизни». Все красиво, чинно и благородно, пока не доходит до практики. ЖВ уже писали, как и кому выдаются губернаторские премии, несколько лет назад в Жуковском их выдали под проекты с несуществующими координаторами. В этом премиальном сезоне мы публикуем рассказ очевидца о том, как проходило голосование по премии «Мы рядом», когда рядом и кстати оказались не столько номинанты на премию, сколько специалисты по накрутке голосов.

Руководитель жуковского городского отделения «Боевое братство» Николай Гришин на собственном опыте убедился в честности и прозрачности голосования по губернаторской премии.

«Хотел бы сразу отметить, что ничего личного по отношению к участникам проекта «Мы рядом», проходящему в нашем городе, я не имею, более того, многих поддерживаю и уважительно отношусь к той деятельности, которую они проводят, проголосовав за реализуемые ими проекты.Просто делюсь своими наблюдениями, что называется изнутри процесса.

С самого начала выдвижения на премию губернатора, я  даже не думал принимать участие в этом конкурсе проектов. Но практически в последний день, отведенный для подачи заявок, один из участников сагитировал меня зарегистрироваться и принять участие. Поразмыслив над своими шансами набрать голоса, я понял, что мне это под силу. Теоретически было легко набрать несколько сотен голосов, та как  я состою в руководящих органах двух самых крупных ветеранских организаций города: «Ветераны Органов внутренних дел» и жуковское городское отделение «Боевое  братство».  В двух организациях только членов около 700 человек, плюс члены их семей. Даже если половина проголосует – это будет очень много,  – так я наивно полагал.

Зарегистрировав проект, я распространил ссылки на него в мессенджере «Ватсап», группах и социальных сетях, где присутствуют практически все члены вышеперечисленных организаций.  И только потом зашел посмотреть на проекты, которые участвуют в конкурсе.  Первое ознакомление меня сразу навело на мысль что голосование идет не честно, люди, которых в городе знают многие, очень сильно уступали тем, кого в городе практически никто не знает.  И эти подозрения были полностью подтверждены после того, как в личных сообщениях  в социальной сети «Вконтакте» мне стали поступать многочисленные предложения накрутить голоса, сколько угодно и когда угодно. Обладая пытливым умом, я получил полную информацию, как эта система работает, и начал наблюдать за участниками. Последняя неделя голосования прошла очень увлекательно, я смотрел,  как ряд участников соревнуется в количестве голосов. Поначалу у кого-то более осторожных в день за один час появлялась 50-100 голосов,  и все затихало на день-два. Для подтверждения своих наблюдений в будущем, если конечно это понадобится, мною делались скрины с периодичностью каждый час.  У проектов, которым, на мой взгляд накручивали голоса, которые накручивал при этом  было совсем мало просмотров, то есть проект «голосовавших» не интересовал.  Апогеем этого увлекательного действа стали последние два дня  МАКСа-2021,  остановить этот тотализатор уже не мог никто, участники за час получали по 500-1000 голосов, несмотря на то, что за весь период голосования имели пару десятков голосов. И в этот момент я просто уже перестал отслеживать пейсмейкеров данного забега.

Для меня лично теперь определенно понятен алгоритм выборов в общественную палату города, голосование в которую проходило ровно по такой же схеме –  у нужных людей появлялась цифра 600+. Больше всего лично меня и мою партию, в которой я состою, беспокоит то, что подобное голосование в будущем может быть использовано при выборах в органы законодательных собраний страны, и возможно даже на выборах президента, эксперименты в данном случае с общественниками, позволяют им понимать в дальнейшем, примут люди это или нет.

Судить людей не стану, у каждого свои мотивы, которые сподвигли их на фальсификации, хотелось чтобы общественники нашли в себе силы, объединились и сказали власти, что довольно экспериментировать над людьми, есть другие способы определить достойных поощрения за проделанную работу».

Николай Гришин – не единственный, кто на себе испытал принципы состязательности в эпоху суверенной демократии. Именно так приходит осознание, поодиночке, но слишком большого количества людей, в ситуации, когда это касается их лично. Хотя такое распределение бюджетных средств – довольно давняя практика. Так губернатор Воробьев распределяет бюджетные средства от регионального до муниципального уровня на поддержку СМИ, оплачивая не информацию, а пропаганду самого себя. Понятие выборов  настолько извратили, что любой «крен» уже никого не смущает. Именно так в закон протащили трехдневное голосование, которое еще год назад казалось курьезом вместе с голосованием на пеньках. А теперь это наша жизнь, и дальше она будет все чудесатее и чудесатее, в интересах определенной группы лиц, выбранных на таких вот «выборах».

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут