Сердцебиение. В чем смысл жизни доктора Позднякова, который родился 17 июля и понял, зачем

1211
Minolta DSC

“Два самых важных дела в твоей жизни: день, когда ты родился на свет, и день, когда ты понял, зачем”
Марк Твен

В каждом городе есть свои достопримечательности. Где-то памятники истории, где-то уникальная архитектура… В Жуковском – это, конечно, люди. Те самые жуковчане-созидатели, благодаря которым наш город становится центром чего-то важного, отнюдь непровинциального, весьма продвинутого в столичных масштабах. И это не обязательно авиация. Наукоград – понятие объемное, гораздо объемнее конкретной отрасли, это скорее образ жизни.
А потому Московский областной кардиологический центр в под руководством доктора Позднякова в Жуковской городской больнице – отнюдь не стечение обстоятельств, это вполне объективная реальность. И сам Поздняков – такая же достопримечательность города, как летчики-испытатели, ученые, известные художники, музыканты, спортсмены…

Почти сорок лет он трудится (или служит) на благо жуковского здравоохранения. И надо признать, это огромная часть лучшего, что случилось с нашей ГКБ за это время. Между прочим, статус клинической жуковская городская больница получила в значительной степени благодаря профессору Позднякову. Он активно стимулировал не только клиническую практику в своем отделении, но и создавал условия для научной работы. Таким образом была создана эффективная и известная во всем Подмосковье кардиологическая школа. Многие ученики Юрия Михайловича, “не отходя от постели больного”, защитили диссертации и получили научные звания. Возможно, поэтому попасть на работу в кардиоотделение Жуковской ГКБ, всегда считалось хорошей перспективой для молодых врачей. Доктор медицинских наук Юрий Поздняков в течение 20 лет был вице-президентом Всероссийского научного общества кардиологов, одним из авторов российских национальных рекомендаций по профилактике сердечно-сосудистых заболеваний, автором большого количества монографий, научно-методических пособий и научно-популярных книг. Он много раз выступал на международных конференциях, и как президент Клуба аритмологов сам проводил интернет-конференции для врачей России, стран СНГ, Германии, Греции, Эстонии…


У Юрия Михайловича Позднякова есть удивительная особенность – он вечный двигатель прогресса, и каждый прожитый день вносит в копилку своих представлений о сути профессии. А еще он потрясающе харизматичный человек: категорически не умеет стареть, шутит всерьез и любит жизнь во всех ее проявлениях. Он абсолютно уверен, что оптимизм – единственное лекарство без побочных эффектов, которое стоит принимать в любых стрессовых обстоятельствах.
17 июля у доктора Позднякова – большой и, как он сам говорит, “очень круглый” юбилей. Но это по паспорту. А по существу – повод встретиться с друзьями, коллегами и всеми сопричастными по жизни людьми. Ведь Позднякову только дай повод – и он станет душой компании всегда и везде. Потому что любит людей, и с потрясающей интуицией дарит свой оптимизм каждому, кто оказался рядом. Впрочем, он доктор не только медицинских наук, но и человеческих отношений.
Я обратила на это внимание ещё в далеком 1986 году, когда он только приехал в город и стал главным кардиологом Жуковского. Он консультировал моего отца, который лежал в больнице и буквально угасал при невыясненном диагнозе. Я помню, как папа ждал каждой встречи с ним, хотя уже было ясно, что болезнь не связана с кардиологией. Тем не менее, Поздняков внушал ему надежду и стимулировал готовность к борьбе за жизнь. Моего отца спасти не удалось, онкология, увы, – вещь беспощадная. Но я до сих пор помню глаза папы после встречи с Юрием Михайловичем – в них была жизнь, полная смысла, иронии и удивительного бесстрашия.
Совсем недавно вышла в свет книга доктора Позднякова с названием “Сердцебиение”. Она не похожа на все остальные его книги, которые он выпускал на протяжении многих лет. Это не медицинский опус, не рекомендации, как уберечь своё сердце, и не памятка населению в доступно-привлекательной форме. “Сердцебиение” – это анализ собственной жизни в профессии врача – кардиолога: 55 лет ежедневных обходов, сложных больных, борьбы за их жизнь, радости побед и горечи неудач. Эта книга в определенной степени очень личная, в ней – искренняя благодарность автора своим учителям и ученикам. Но в то же время, она вполне себе философская, потому что все её содержание пронизано размышлениями о великой миссии врача.

В чем она состоит, эта миссия, по-настоящему, без патетики и дежурных слов? Что такое врачевание и почему оно больше, чем медицина? Как чувство юмора сберегает сердце и почему оптимисты живут дольше? И, наконец, где открывается та великая истина, когда человек говорит: «Да вот оно, счастье!»
Об этом мы говорили с профессором Поздняковым накануне его юбилея.

– Юрий Михайлович, вы можете сказать, как доктор , счастье – это иллюзия или медицинский факт?
– Это, конечно, факт. А вот насколько он медицинский, вопрос риторический. Анализами не проверишь, с помощью УЗИ не определишь… Как врач могу лишь заметить, что быть счастливым – это диагноз, который ты ставишь сам себе. Я, например, это делаю регулярно. Буквально недавно я поставил себе такой диагноз, когда закончил книгу “Сердцебиение”.  Просто, разобрав по полочкам всю свою жизнь, пришел к выводу: “Да вот же оно, счастье, черт возьми! Судьба предоставила мне возможность состояться в самой благородной на свете профессии, и я много в ней сделал: от “Коронарного клуба”, “Школы для гипертоников”, “Школы для больных аритмией … до современной кардиореанимации и регионального сосудистого центра. Когда понимаешь, что многим людям это спасло жизнь, конечно, чувствуешь себя счастливым.
– Кто были ваши родители? Они как-то влияли на выбор вами профессии?
– Я родился в самом начале Великой Отечественно войны. Мой отец был кадровый военный, мама – медицинская сестра. Они познакомились на Финской войне, прожили в любви и согласии 50 лет. Я не могу сказать, что родители как-то влияли на выбор моей профессии. Мне кажется, им было важно, чтобы я состоялся как личность и просто любил дело, которым занимаюсь.
В старших классах я понял, что хочу стать врачом. И после школы поступил в рязанский медицинский институт. Учеба мне давалась легко: и школу, и институт я окончил с отличием. Мне всегда везло с учителями, и они во многом определили мою судьбу. Я рано стал самостоятельным человеком, родители не могли поддерживать меня материально (в семье росли ещё два младших брата), поэтому иногда приходилось подрабатывать. Благо я был молод и здоров. А еще я почти профессионально занимался баскетболом, за соревнования получал бесплатные талоны на питание, так что не голодал. Вообще, это было веселое и бурное время, у меня было много друзей, мы с упоением писали сценарии для маленьких юмористических спектаклей на студенческие темы и выступали с ними на сцене мединститута.
После окончания института мне как отличнику предложили учебу в аспирантуре и научную работу на одной из четырёх кафедр. Но я отказался, потому что мечтал о работе в практическом здравоохранении. И между прочим осуществил эту мечту в полной мере, начав с сельской больницы в Ржевском районе Тверской области. Там я был сам себе врач и сам себе начальник. У меня был стационар на 30 коек до обеда, потом амбулаторный приём до последнего больного, а еще выезды к больным на дом. Это было трудное время, но совершенно бесценное в точки зрения опыта. Я вообще прошел практически все этапы врачевания, был участковым в ЦРБ города Ржева, работал в поликлинике и в стационаре. У меня были прекрасные наставники, о каждом из них я написал в своей книге…

В 1968 году меня назначили заведующим кардиологическим отделением центральной больницы Ржева. Так начался мой путь в кардиологии. Первую реанимацию больного с внезапной остановкой сердца и дыхания я провел на полу в коридоре кардиологического отделения.
В Жуковский меня пригласили, когда я уже был опытным врачом, с приличной практической и научной базой, а также с хорошей репутацией в профессиональных кругах. Между тем, докторскую диссертацию я защитил именно во время работы в Жуковской больнице. Спустя два года после присвоения ученой степени, я получил звание профессора, а потом – заслуженного врача России. То есть, Жуковский стал тем прекрасным городом, где воплотились все мои профессиональные амбиции. И именно здесь мне удалось создать современный кардиоцентр, клиническую и научную школу, воспитать достойных учеников. Во всяком случае, жуковчане знают, что в области кардиологи наша больница – на очень приличном уровне.
– У вас есть книга “Мысли о врачевании”. Врачевание – это синоним слова медицина? Или нечто другое?
– Если честно, мне просто нравится само слово “врачевание”. С тех пор как медицину причислили к сфере обслуживания, хочется сморщиться и подобрать нечто более точное, что отражает суть нашей профессии. Врачевание – это все-таки не обслуживание, а сфера служения людям и обществу, это не бездушное выполнение протоколов, а интеллектуальный процесс, который способен привести к принятию правильного лечения. Врачевание не состоит в лечении болезни, оно состоит в лечении самого больного. И это самое важное, что отличает настоящего врача от системного медперсонала.
– Среди изданных вами книг есть сборники анекдотов про врачей и медицину. “Кардиологи дошутились”, например… Вот скажите честно, доктор, это ваша тайная любовь к жанру или своеобразная пилюля для облегчения мыслей пациента?
– Это не любовь к жанру, это просто любовь. В том числе к пациенту. Согласись, ведь чувство юмора – это то, что до сих пор не дает миру сойти с ума.  Люди, обладающие самоиронией – самые здоровые и самые адекватные люди. Я просто стараюсь быть адекватным. Поэтому на титульной обложке моих книг с анекдотами, как на коробочке из-под лекарства есть кое-какие аннотации, типа “смех может быть опасен для вашей болезни” или ” юмор – это правда в безопасных для жизни дозах”.
– Мне понравился шуточный афоризм из последней вашей книги “Юмор – лекарство не только для больных”: “Терапевт – это врач, который понятия не имеет, как вас лечить, но может сказать, кто это знает”. Похоже, терапевту без чувства юмора просто не выжить среди таких как вы, Юрий Михайлович. Согласитесь, терапевта может обидеть каждый, потому что он “художник широкого профиля”…
– Нас всех может обидеть каждый. Поэтому приходится обороняться постоянной тренировкой самоиронии. Первый вопрос, который правильно задавать себе по утрам, открыв глаза и ощутив лёгкий недосып: “А не потерял ли я чувство юмора?”
– Хороший рецепт, надо попробовать.
– Но еще правильнее, конечно, просто выспаться.
– Говорят, что вы иногда поете на оперативках “Гимн кардиологов”.  Это правда?
– Во-первых, не на оперативках, а на корпоративах. И не пою, а рассказываю. Потому что слова к этому гимну написал сам. В соавторстве со своим другом, академиком, президентов ВНОК Рафаэлем Огановым. Во время дружеской рефлексии после большой конференции кардиологов, кажется, в Екатеринбурге. А музыку к гимну написал наш общий друг главный кардиолог Урала Ян Габинский. Так что мы не только шутим, но сочиняем духоподъёмные вещи.
– Юрий Михайлович, ну, скажите тогда что-нибудь духоподъемное нашим читателям, которые от всей души поздравляют вас с юбилеем и желают правильного сердцебиения при хорошей погоде в унисон с любимыми людьми.
– Спасибо, я постараюсь соответствовать вашим пожеланиям. А всем читателям ЖВ (коим я сам являюсь) хочу сказать одну важную вещь – ничто так не продлевает жизнь как здоровый и осознанный оптимизм. И еще – вера в себя. Как сказал Бенджамин Франклин, “Если хочешь добиться успеха, задай себе четыре вопроса: Почему? А почему бы и нет? Почему бы и не я? Почему бы и не прямо сейчас?”. А Бенджамин Франклин между прочим  тот самородок, который родился тринадцатым ребенком в бедной семье, самостоятельно получил образование и сделал блестящую политическую карьеру, войдя в историю США как отец-основатель нации.

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут