Прекрасному адвокату и удивительному человеку Николаю Фатееву 7 июня могло бы исполниться 45 лет. Но не исполнится, он умер от тяжелой болезни, так и не преодолев эту дату.

Я буду сильно скучать по этой вселенной

Наталья Знаменская

Трудно поверить, что Коли Фатеева больше нет. Умного, жизнерадостного, ироничного и очень праздничного человека. Мне всегда казалось, что он не может уйти вот так, безвозвратно, не оставив надежды тем, с кем дружил, кого любил, кто привык к бесконечному драйву его души.

А он взял и ушел… Так, как будто в очередной раз разыграл, пошутил и придумал нечто не совпадающее с примитивизмом.

Коля Фатеев был удивительно талантлив. И не только в своей профессии. Впрочем, адвокатом он был по призванию: тот удивительный случай, когда скорее профессия выбрала человека с наилучшим набором необходимых качеств, чем он выбрал профессию. Коля вполне мог стать отличным психологом, незаурядным артистом, великолепным переводчиком, фантастическим педагогом… Но его выбрала юриспруденция, и он стал одним из лучших профессионалов. Это могут подтвердить многие жители Жуковского. И не только Жуковского.

Я помню нашу первую встречу. Однажды (в начале двухтысячных) в редакцию пришли два молодых человека. Представились – Андрей Котов и Николай Фатеев, оба – юристы, Фатеев ко всему прочему – адвокат. Они предложили редакции свою помощь. Бескорыстно, просто из уважения к газете, которую считали прогрессивным фактором влияния в городе. А потом они искренне и забавно рассказывали о себе, как вместе учились в третьей школе на улице Ломоносова, дружили все десять лет, и даже разные вузы не смогли их разлучить. Каждый из них, конечно, искал свой путь в профессии, но было очевидно, что дружба предполагала общее дело. В итоге, все так и случилось: поработав в разных местах, они создали свою юридическую фирму.

Было время, когда и Андрей, и Коля каждый вечер бывали в редакции, мы много общались, обсуждали новости, иногда дискутировали, бесконечно шутили (у Коли было интеллектуально изысканное чувство юмора) и вполне серьезно собирались строить местное самоуправление в отдельно взятом наукограде. Тогда это вдохновляло и казалось вполне реальным. Это были самые замечательные годы моей жизни. Впрочем, они и по сей день со мной благодаря Коле Фатееву, который навсегда стал лучшим другом ЖВ и моей семьи. Мои внуки обожали Фатеева, потому что с ним в дом приходила радость: он шутил, пародировал, пел и даже нудные (с точки зрения детей) разговоры превращал в яркое, забавное шоу. У него была потрясающая способность становиться центром вселенной в отдельно взятом месте при полном одобрении и любви окружающих. Как жаль, что эта вселенная ушла вместе с ним. Я буду сильно скучать по ней.

Его уход – невероятно мистическая история: Коля и жизнь любили друг друга, но смерть оказалась сильнее. Она отмерила ему всего 44. Как и Андрею Котову, который ушел на пять месяцев раньше Коли. Теперь их могилы совсем рядом, как рядом были их жизни. И совершенно непонятно, в чем смысл такой фатальности. А, впрочем, какой у фатальности может быть смысл? Разве в самой памяти, которая – не только о людях, но и об их взаимоотношениях: о настоящей мальчишеской дружбе, например. Такой, что на всю жизнь. А еще о том, что если звезды гаснут, значит, кому-то становится темнее. Причем, настолько, что это бросается в глаза, с этим трудно смириться и очень трудно принять как неизбежность.

Во всяком случае до тех пор, пока однажды снова не появится свет. А он обязательно появится. Ведь Коля Фатеев и был тем светом, который не может исчезнуть навсегда. У памяти такие законы.

Эла Знаменская

Тотемный человек моей семьи

Коля или Хрюндель, как я его иногда называла за безумно симпатичную необязательность, был своеобразным тотемным человеком нашей семьи. Он был нашим свидетелем на свадьбе, именно нашим, потому что у каждого был свой, а Коля стал общим. Когда моя старшая дочь шла на звонок открывать дверь, из коридора всегда слышалось: «А-а-а-а, Фатеев», а младшая все ждала исполнения обещания, что он придет учиться к ней в класс и учебный процесс превратится в праздник. Лет пятнадцать назад на юбилее тренера по художественной гимнастике мы исполнили танец под песню «Агент 007», обучив за несколько минут Колю паре танцевальных движений, которые он артистично исполнил под всеобщие аплодисменты. И Коля был моим Джеймс Бондом, который всегда находил выход из любой ситуации, это не всегда было решение проблемы, но всегда неизменно приходило ощущение, что все не так уж и плохо, а завтра будет еще лучше. Это был один и тот же ритуал: я рассказывала «неразрешимую» жизненную коллизию, а он говорил свое фирменное «не БЭ!», а потом переводил все в шутку, как мог только он. И через несколько минут мы уже вместе стебались над моей «тонкой душевной организацией». В Коле была та прекрасная легкость, которая пропадает с возрастом практически у всех, а у него она только нарастала, накрывая собой всех окружающих. Именно поэтому он был душой любой компании, влюбляя в себя всех за считанные минуты.

 

Эта легкость и радость бытия могли соперничать лишь только с его интеллектом и креативом. Я была на нескольких заседаниях Фатеева-адвоката по совершенно скучным спорам по управлению многоквартирными домами. К концу его выступления, которое всегда было театром одного актера, я уже забывала сюжет очередного спора, наслаждаясь искрометным юмором, остроумными репликами и шутливыми вопросами другой стороне при полном «покерфейсе». При этом у него всегда была четко выверенная правовая позиция, исключающая балагурство. Даже не знаю, для кого эти заседания были бы более полезным практическим пособием – для студентов театральных или для студентов юридических вузов. Лично для меня это всегда было торжеством самого лучшего чувства юмора, которое я когда либо знала, и высокого интеллекта на фоне довольно унылого пейзажа за окном.

Иногда, прочитав мою очередную статью, он звонил и дошучивал шутки, а также креативно додумывал сюжет, каждый раз убеждая меня что не перешутишь не только жизнь, но и Колю Фатеева.

А еще с Колей все любили петь, потому что у него был идеальный слух, и даже такие, как я, с навсегда отдавленными медведем ушами, рядом с ним попадали в ноты и смотрелись довольно мило.

И главное, Коля умел дружить по-настоящему, без оговорок и компромиссов, просто и самозабвенно. При этом он был безумно необязательным другом, мог опоздать на встречу или вообще не прийти, но ты всегда был уверен, что в нужную минуту он обязательно окажется рядом, несмотря на свою занятость. За две недели до смерти мы с ним встретились, я пыталась его подбодрить, но получалось как -то неуклюже, и тогда он сказал: «Хватит верещать, ну сама подумай, ну, на кого я вас всех оставлю, ты на себя-то посмотри…». И в ответ на мой смех, улыбнулся.

Одной из любимых песен Коли была песня Пьеро из фильма «Буратино», сейчас она стоит у меня на телефоне. И каждый раз, когда мне кто-то звонит, я начинаю улыбаться и слышу голос Хрюнделя, который говорит: «Не БЭ! Все будет хорошо». И это останется со мной навсегда.

Друг мой Колька

19 мая умер наш друг Коля Фатеев. Умер совсем молодым – ему было всего 44 года.
Он долго болел. При этом на него навалилось сразу все. Смерть близкого друга, с которым они прошли рядом всю их не длинную жизнь, непонятное тяжелое заболевание, перешедшее в злосчастный ковид, из которого он чудом выбрался живым – лишь благодаря своим друзьям, своевременно пришедшим ему на помощь.
Коля тогда лежал в тяжелом состоянии, в одиночестве, в своей квартире и уже не отвечал на телефонные звонки. Счастье, что у одного его близкого друга оказался ключ от его квартиры, а у второго – возможность устроить его в хорошую больницу. И вроде бы он уже выкарабкался из этой ужасной ямы, но тут его подстерегла новая болезнь, с которой ни он, ни все, кто ему помогали, справиться уже не смогли. А ведь еще пару лет назад ничто не предвещало беды. Невозможно представить, что с нами больше не будет этого веселого жизнерадостного интересного человека.
Коля родился и вырос в нашем городе. После окончания юридического факультета МГУ он со своим товарищем Андреем Котовым, с которым они дружили еще со школьной скамьи, организовал адвокатскую контору, успешно сотрудничая с различными коммерческими организациями. Талантливый адвокат, Коля выиграл более двух десятков серьезных судебных процессов.

Будучи энергичными и честными людьми, которым небезразлична судьба нашего города, ребята решили стать депутатами городского Совета, надеясь как-то влиять на не всегда адекватные решения городского руководства, однако через какое-то время поняли, что в нынешней ситуации это нереально.

При всей своей энергии, Коля был абсолютно неспортивным человеком, хотя его здоровый организм позволял ему время от времени совершать поступки, на которые бы не решились и профессиональные спортсмены. Однажды они с товарищем, который был горазд на неординарные приключения (например, на такие, как путешествия на велосипеде по Европе), вдруг решили сходить пешком в Москву. И сходили! Беседуя по дороге о том, о сем, заходя перекусить в попадавшиеся им в пути ресторанчики, они через десять часов достигли Красной площади, а потом на электричке вернулись домой. При этом Коля вовсе не ощущал себя героем.

Хотя Коля не играл в теннис, несмотря на наши многочисленные уговоры, в нашей большой теннисной компании его появления всегда с нетерпением ждали. Обычно после теннисных игр по выходным дням, мы все собирались за дружеским столом в нашем так нелепо сгоревшем теннисном Клубе. Появление веселого Коли (всегда с пакетами, в которых что-то звенело) напоминало появление Деда Мороза с подарками в компании детей.

Потом были тосты, шутки, песни, в которых Коля был неподражаем. У всех нас создавалось впечатление, что Коля знает множество языков. Он пел на немецком, на английском… и даже на иврите! При этом он с таким энтузиазмом исполнял еврейские песни, что я ему как-то даже подарил кипу (это такая маленькая еврейская тюбетейка).

Не катался Коля и на горных лыжах, но когда он с компанией своих друзей-горнолыжников приехал к нам в альпийский отель, то нисколько не переживал по этому поводу, прекрасно проводя время вместе с нами, и при этом выдумывая всякие приключения, вроде поездки на экскурсию в Мюнхен (за 100 километров!) – попить пивка…

У нас была традиция – устраивать 31 декабря предновогодний теннисный турнир. Ну а потом за дружеским столом поздравлять друг друга с наступающим Новым годом. Обычно это застолье продолжалось допоздна, и некоторые его участники еле успевали попасть к домашнему новогоднему столу.

Мы с Колей обычно вместе возвращались с этих мероприятий – нам было по дороге и, проходя мимо моего дома, всегда заходили ко мне, где иногда и встречали Новый год. Конечно, Коле было где провести новогоднюю ночь, и видимо, во многих компаниях его с нетерпением ждали, но ему почему-то нравилось проводить новогодний вечер у нас дома. Может потому, что он очень любил салат «оливье», который готовила моя жена?

Коля много путешествовал по миру, побывал в разных странах. У него везде были друзья. Он рассказывал, что у него есть даже любимая чернокожая девушка, которая живет то ли на Кубе, то ли во Флориде… Этим обстоятельством он и объяснял свое холостяцкое семейное положение. Так это или не так – трудно сказать, но, тем не менее, семью Коля, к сожалению не создал. А может мы, все его друзья и были его семьей – большой семьей!

Об этом свидетельствует и огромное количество людей, пришедших на его похороны. На похороны еще молодого в сущности человека…
Коля был прекрасным человеком и очень хорошим другом. Просьбы, с которыми к нему многие (в том числе и я) обращались, исполнялись профессионально, без промедления, с использованием все возможных средств и связей, которыми он располагал.

В далекие шестидесятые годы режиссер Митта снял чудесный фильм «Друг мой Колька». Перефразируя это, хочется сказать: прощай, дорогой наш друг Колька! Нам тебя будет очень не хватать!

Борис Кантор

Четверть века счастья

Прервалась жизнь моего очень близкого друга – ушел Николай Фатеев. Это огромная потеря и лично моя жизнь больше не будет прежней.

С Колей мы дружили 25 лет. Коля — это мой наставник. Мы познакомились, когда мне было 18, а ему 20. И он всегда считал меня своим учеником. А я восхищался его эрудицией, острым юмором и артистическим талантом. Он многому меня научил.
Это был человек, с которым я мог быть по-настоящему самим собой. Он понимал меня лучше всех. У нас с ним не было никаких запретных тем для разговоров. Мы могли обсуждать всё. И часто наши темы заходили за пределы приличия и допустимых в обществе норм. Мы нарушали нормы. Мы делились самыми сокровенными переживаниями. Но о чем бы мы не говорили, это всегда сопровождалось юмором и смехом.

 

Коля — это радость и смех.

С ним мы могли непрерывно смеяться. Мы много раз замечали, как погружаемся в собственный фантазийный мир, а люди со стороны совершенно не понимали причину нашего веселья. Однажды на вечеринке к нам подошел незнакомый парень, наблюдавший за нашим безудержным весельем, и спросил: “Пацаны, у вас есть чё?” Имея в виду, что мы употребляем какие-то запрещенные вещества. На что мы рассмеялись ещё сильнее. Нам всегда было весело просто так, без особых причин, от общения друг с другом, от эмоций, от наших выдумок, в которых мы создавали параллельную реальность, понятную только нам. Причем иногда мы могли за секунду прожить целую жизнь, и для этого нам было достаточно просто переглянуться. И понять, что мы на одной волне. А потом мы могли часами обсуждать глубину пережитых эмоций и выдуманных событий. Конечно же, источником этого веселья было всегда безграничное чувство юмора и фантазия Коли, которыми он заражал всех вокруг. И он точно не хотел бы, чтобы мы сейчас грустили.

Коля — это любовь.

Все любили Колю. Его было невозможно не любить. Я много раз наблюдал, как он влюблял в себя совершенно посторонних людей за несколько минут. Он умел мгновенно наладить контакт с любым человеком независимо от его социального статуса. Это могли быть официанты в кафе или крупные бизнесмены на деловых переговорах. Я завидую этому качеству и, кажется, понимаю, в чем был его секрет. Просто Коля сам очень сильно любил людей.

Коля — это душа.

Коля верил в Бога, и я уверен, что вера помогала ему последние месяцы справляться с болезнью. Он держался хорошо. Он верил, что жизнь не заканчивается после физической смерти. И сейчас я очень хочу верить, что он был прав. Мне нравится думать, что его душа переместилась в другую реальность, где нет времени и пространства, где он обретет покой, и где он будет ждать нас.
Я счастлив от того, что имел честь дружить с Колей.

Николай Фатеев навсегда останется в нашей памяти и в наших сердцах.

Александр Каменев

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут