Любовь сильнее страха

1284

Интересно, как в контексте истории будет называться наше нынешнее время? Вряд ли его назовут путинским, потому как развеянные героические мифы зачастую оказываются банальными водевилями. Есть такой побочный эффект у выходящей в тираж пропаганды, она отравляет живые клетки в настоящем и умаляет привлекательность образов в будущем. Ровно как эффект ботокса.

Я бы назвала то, что мы сейчас переживаем, времятрясением. «Времятресение» – последний роман одного из самых значительных писателей 20 века Курта Воннегута. Это потрясающее сплетение мыслей, ощущений и глубинных инстинктов , где сюжет – повод, повествование нелинейно, а рассуждения о справедливости, гуманизме и морали – вся суть жизненных историй.

В основе фантастического сюжета романа Курта Воннегута  – 2001 год, где якобы происходит катаклизм – «времятрясение», в результате которого весь мир отброшен на десять лет назад, то есть в год 1991. При этом следующие (подарочные) десять лет все вынуждены в точности повторять действия, которые совершили при первом проживании. Полностью осознавая это повторение, но без возможности что-либо изменить.

Когда подарочные десять лет заканчиваются, оказывается, что большинство людей впадают в ступор, они не способны принять какое бы ни было решение, ровно потому что просто следовали повторяющимся событиям. И это чревато авариями, катастрофами, бесконечными столкновения… нарастающими как снежный ком…

В общем, все, как мы в России «любим».

Тем не менее прошлое воскресенье было прекрасным. И не потому что перестал валить снег, появилась надежда на расчищенные дороги, но и день всех влюбленных прошел  необычно вдохновенно: «и уму, и сердцу». Даже название  протестной акции было потрясающим «Любовь сильнее страха».

Скажу честно, сначала при всем моем уважении к команде Навального, я долго не могла понять, что это за детская игра с фонариками во дворе, из-за которой взрослые дядьки из разных ведомств российских непроизводительных сил начали угрожать  всякому, кто произнесет слово «фонарик» и, упаси господи, в сочетании со словами «Двор. Улица. Навальный». А в соцсетях всерьез  засуетились не только тролли, но и дежурные  придворные политики, которые понесли такую несусветную чушь, что  стало страшно за их психическое здоровье. Так, один медийный депутат Госдумы из «Единой России» договорился до того, что люди, которые в знак солидарности друг с другом   светят фонариками на улице, в собственном дворе – это  то же самое, что предатели родины, которые обозначали светом цель для бомбежек в блокадном Ленинграде.

Санитаров, конечно, депутату в Госдуме никто не вызвал, но многим в России и не только в России стало понятно – клинические симптомы властной элиты весьма тревожные. Надо признать, красиво и непринужденно в довольно глупом виде оказались все, кто преследуют сегодня «никому неизвестного блогера», вернувшегося в Россию несмотря на отравление и угрозы.

Собственно, это и стало главным итогом очень простой и очень важной акции «Любовь сильнее страха». Она продемонстрировала сразу три явления. Одно плохое, одно умеренное, и одно хорошее.

Первое (плохое). Нынешний режим перестал себя контролировать с точки зрения общения с гражданами. Он инстинктивно встает на запрет всего, что движется. И это неприятно удивило многих, кто до сих пор не понял, где живет. Следующий этап –  вынужденное осознание, что под лозунги о стабильности и порядке мы славно пришли к диктатуре. И мало не покажется никому.

Второе  (умеренное). Власть первый раз за последнее время все-таки удержалась от показательных выступлений с дубинками, автозаками и «вежливыми людьми с запотевшими забралами».  Акция в Москве, где женщины встали в цепь солидарности с Юлией Навальной, прошла без привычного разгона. А вечерний выход людей во двор с фонарикам не закончился прогулкой в автозаках  до ближайшего ОВД. И это при том, что всю неделю власть нагнетала атмосферу, уверяя, что все это будет называться незаконной акцией со всеми вытекающими отсюда последствиями. Тут трудно сказать, почему все прошло по вполне вегетарианскому сценарию. Вполне допускаю, кремлевские стратеги сочли, что разрозненный по дворам народ  не опасен, пусть знает место и вырабатывает инстинкт  не выходить за пределы своей песочницы. В условиях вертикали власти не принято думать о малых сообществах: там, где мыслят площадями, не понимают, что такое отдельный двор. А может быть, все значительно проще – ну нет такого количества «космонавтов», полицейских и прочей гвардии силового воздействия на собственное население, чтобы забить ими все дворы в Российской Федерации.

И, наконец, третье (положительное). Акции во дворах (не важно с чем, с фонариками или без), стали первым шагом к солидарности. Не ради нового асфальта или лавочки во дворе, которую надо выпросить у чиновников после того, как половина бюджета украдена по вертикали. А ради принципа – почему, черт возьми, эту лавочку надо выпрашивать, когда в Геленджике на наши налоги кто-то строит дворец с бесполетной зоной, где даже ершик для одного унитаза дороже этой несчастной лавочки. И пусть их сегодня немного, этих людей, которые вышли во двор из принципа, а не по нужде, но они увидели друг друга. И это вполне приятная новость для них. На самом деле, горизонтальные связи людей гораздо круче любой вертикали власти. Они сильны самоорганизацией и у них есть главное –  реальная, а не придуманная мотивация быть и что-то делать вместе.

Я не знаю, сколько таких людей вышли с фонариками по стране. Это нереально подсчитать. Возможно, в целом их очень много, но сейчас это не так важно. Для меня лично важно, что они есть в нашем городе. И я их очень люблю.  Любовь сильнее страха – вы абсолютно правы, мои любимые жуковчане!

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут