Под наркозом, или Эхо летнего обнуления

791

Почему пенсии не зависят от Конституции

Мой старый читатель Василий Семенович всегда доверял и поддерживал ЖВ. А недавно признался, что летом ходил голосовать за поддержку новой путинской конституции. И не потому, что ее Гарант был убедителен, а из прагматических соображений. «От власти эта власть все равно не уйдет, но пенсии, может, повысят, – думал он. – Хотя бы в обмен на «обнуление», как «шерсти клок» по одной русской поговорке».

Не знаю, что конкретно посеяло в нем сомнения, но буквально на днях Василий Семенович попросил меня рассказать на страницах ЖВ, как будет выглядеть индексация пенсий в свете новой Конституции. Не скрою, два чувства боролись во мне – жалость и злость. Тем не менее я обещала, хотя рассказывать, собственно, нечего, как и ждать перемен к лучшему, в очередной раз наступая на грабли.

Летом я уже писала в ЖВ, что цель изменения Конституции всего одна. И она не про пенсии, а про неограниченную сроками власть. Это было вполне очевидно. Во всяком случае для тех, кто не поленился и внимательно прочитал весь пакет прилагаемых в Конституцию «новшеств», призванных доказать обывателю, что речь идет о законотворчестве, а не о спецоперации.

Пенсии в этой истории фигурировали как один из убойных аргументов. Это была удивительная история с точки зрения того, как из ничего сделать новость. Вся пропагандистская рать с упоением рассказывала о новой статье в Основном Законе страны, обещающей ежегодную индексацию пенсий, аккуратно обходя детали, в которых, как обычно, кроется суть. На самом же деле пенсионерам продали «вчерашний снег» под видом сахара.

Нет никакой прямой связи между новой статьей в Конституции и ежегодной индексацией пенсий. Ровно потому что в соответствующей статье говорится, что пенсии индексируются хоть и не реже одного раза в год, но в «порядке, установленном федеральным законом». Речь идет о давно действующем Федеральном Законе, который так и называется «О трудовых пенсиях в РФ». И в нем не только говорится о давно существующей норме ежегодной индексации пенсии, но и о порядке ее применения на основании «утвержденного Правительством коэффициента». А коэффициент определяется, «исходя из уровня цен за соответствующий период». Так было раньше, так будет и теперь. Как справедливо заметил политик-яблочник Борис Вишневский, «исходя из уровня цен» вовсе не означает «не менее уровня роста цен». То есть, правительство не обязано индексировать пенсии с такой же скоростью, как растут цены. Оно даже может установить коэффициент индексации ноль и при этом остаться в правовом поле новой Конституции. Минфин, а вовсе не Конституция, будет решать, как повышать и стоит ли вообще повышать пенсионные выплаты.

Это говорит о том, что стариков, мягко говоря, ввели в заблуждение. Я бы даже сказала, не слишком изящно. Скорее, наоборот – по существующему уже четверть века шаблону. Очень простому и весьма циничному: чтобы власть была стабильной и безграничной, ложь должна быть регулярной и безответственной.
Надо признать, шаблон этот слегка поистрепался, но все еще работает. Особенно, если целый день смотреть телевизор. С таким наркозом здравый смысл практически не уживается.

Есть только один способ сохранить благоразумие: внимательно изучать матчасть, верить своим глазами и ни минуты не расслабляться в объятиях пропаганды. Надо понимать, как она работает, и следовать «утиному» принципу: если кто-то крякает как утка, плавает как утка и летает как утка, то это утка. Михаил Жванецкий, например, объяснил всю суть нынешней политики государства на примере ироничной интерпретации плана борьбы с коронавирусом в России: «Учащимся – самообучиться, работающим – самодистанцироваться, безработным – самообеспечиться, голодным – самонаесться, мертвым – самозакопаться, недовольным – самозаткнуться». Браво, Михал Михалыч, и добавить нечего.

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут