Где говорят деньги, там молчит совесть

1102

Как известно,  человек – существо сообразительное и изобретательное. У чиновника этих качеств раз в десять больше,  чем у простого обывателя. А у российского чиновника – так в сотни раз.

Вот,  казалось бы,  как можно получить профит на расселении аварийного и ветхого жилого фонда?  Казалось бы,  все способы отщипнуть кусочек от пирога надежно перекрыты: президент  дал распоряжение расселять людей из разваливающихся домов,  губернатор области еще несколько лет назад начал программу расселения,  дав указание создать маневренный жилой фонд для переселенцев.

Но нет,  кипит изобретательный разум. Создана бронебойная схема: сначала местные власти годами и десятками лет палец о палец не ударяют,  чтобы поддерживать старые дома в нормальном состоянии,  доводят их до угрожающего состояния. Довод на все требования один – денег в бюджете на ремонт,  выкуп жилья и расселение нет. Когда же доведенные до отчаяния люди начинают стучаться во все инстанции,  им говорят,  что есть вариант – надо пригласить стройинвестора. Он построит дом и “всем даст квартиры. Ну,  и сам получит прибыль,  без этого же никак,  кто же будет работать в убыток. Денег-то а бюджете нет.”

Учитывая,  что старый жилой фонд обычно находится в хороших,  давно обжитых районах городов,  земля там на вес золота. Выкупать ее по рыночной стоимости – это миллиарды. А тут хоп – социальный проект,  муниципалитет на аукционе продает не землю,  а “право на Договор развития застроенной территории”. Получают его , естественно,  не какие-нибудь варяги,  а свои,  проверенные товарищи, причем за сущие копейки.

Получают землю в аренду – без торгов,  они же соцпроект осуществляют! Землю закладывают в банке,  на нее оформляют кредит,  заключают договор со строительной организацией. Те строят очередной «человейник»,  а талантливые предприниматели «стригут» сверхприбыли.

Правда, соседи,  живущие рядом с аварийными домами,  как правило,  понимают,  к чему приведет соседство с высотными монстрами,  и начинают протестовать. Но и здесь есть отработанная метода: “Ах,  какие нехорошие,  зажравшиеся, барчуки!  Сами живете в прекрасных условиях,  а несчастным жителям развалюшек не сострадаете!”. И, сколько  бы люди не говорили,  что расселение аварийного жилья  отнюдь не требует строительства  высоток,  и есть другие способы,  их заглушают льющимся из каждого утюга потоком лицемерного чиновничьего сострадания к тем,  кого эти самые чиновники и обрекли на такую жизнь. Как говорится,  не можешь решить проблему – возглавь ее.

Эту схему,  до недавнего времени успешно обкатанную в многомиллионной Москве и подмосковных городах,  решили,  как видно,  двигать и вширь и вглубь.

Вот и в Кратово пришли благодетели. Для расселения пяти двухэтажных домов на 130 человек районная администрация протолкнула проект строительства  двух девятиэтажек на 940 человек,  то есть плюс 10% к 9 тысячам жителей дачного поселка!  Администрация, уверяет,  что по-другому просто невозможно было,  никто не хотел строить,  и они с огромным трудом нашли стройинвестора,  согласившегося взять на себя этот труд.

Искали,  очевидно,  в полночь под фонарем: в аукционе участвовали две фирмы с разными названиями “АРВ-Строй” и “Мособлжилстрой-Девелопмент”,  но с одним учредителем,  неким Алексеем Равиловичем Воротниковым. Чтобы,  значит,  если в правую руку не попало,  то наверняка упало бы в левую. Для верности и управляющую компанию,  которой отдали содержать эти дома,  все у того же Воротникова отыскали. Когда же по истечении четырех лет договор истек,  а не сделано было ничего, от слова совсем,  заморачиваться с новым аукционом не стали. Зачем лишние хлопоты,  бюрократические проволочки?  Берем и отпочковываем от АРВ новую фирму – «Весту-Строй”. Правда, предусмотрительно делаем учредителем Жанну Гобети,  которая, до сего момента была в учредителях АРВ-Строй. Но “это ведь не важно, фирма – то новая!”. Так произошла реинкарнация АРВ и договор не упустили из рук.

Естественно,  жители Кратово не молчали. Все эти годы они требовали расселения бараков и снижения этажности по проекту.

Но,  вы же помните?  Денег в бюджете нет. Не было из в профицитном все эти годы бюджете поселения,  где на 13 тыс человек при запланированном в 204 миллиона в 2019 году,  например, вышло 214 млн. И так все последние 10 лет. Внезапно не стало их в бюджете свежесозданного городского округа. Оказалось, что и маневренного фонда нет.

Жители провели огромную работу, проанализировали проект,  выявили все его недостатки и косяки. Достаточно отметить,  что и замминистра жилищной политики Л. Ращепкина на последней видео конференции с жителями 2 октября признала, что «сфера транспортного обеспечения в проекте непродуманна и неприемлема», и она с ней категорически несогласна. Правда, когда она подписывала разрешения на строительство, то никаких возражений не имела. Но вот приехала на место,  увидела своими глазами и признала,  что да,  полный треш с парковками-то. Но лучше уж поздно, чем никогда.

Но гром грянул, когда при копке котлована повредили газовую трубу и выяснилось,  что по проекту дом 2/1 стоит на газопроводе и никакого согласования с АО Мособлгаз не проводилось.

И вот тут администрация зашла с туза,  выпустив на арену миротворца и “представителя конструктивной общественности,  готовой к диалогу”. Этим белым голубем оказался Владимир Лактюшин. То, что к Кратово он не имеет никакого отношения, не жил,  не работал,  и даже депутатом в этом поселении не был, местные власти не смутило. Как и то,  что репутация, этого господина настолько одиозна,  что,  не попав в прошлом году в Совет депутатов округа, он и в этом не смог попасть в абсолютно ручную, тихую и безобидную раменскую Общественную палату.

И вот этот “тигр Родины”, всей общественно-полезной деятельностью которого является только некое малопонятное общественное движение “Наш двор”, кинулся решать проблему,  начав обличать кратовчан-противников высоток ни много ни мало… как в создании Майдана и “вы- хотите-как-на-Украине”. Мы,  конечно,  понимаем,  что у молодого человека,  начинавшего свою политическую жизнь с участия в маршах в честь дня рождения одного немецкого политика 30-х годов прошлого века, и лексикон,  и арсенал методов весьма ограничен.

Как видим,  местная администрация своими руками создала и годами не развязываемый узел с аварийным жильем, и серьезный очаг напряжения в поселке. А теперь она пытается перевести конфликт хозяйствующих субъектов – жителей ИЖС, чиновников, прямо лоббирующих строительство,  стройинвестора,  в политический конфликт.

Такая территориальная политика вызывает серьезные опасения как в качестве управленческого корпуса округа,  так и в их прогностических способностях.

Но ведь недаром сложена пословица: где говорят деньги, там молчит совесть.

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут