Памяти моей мамы, Валентины Яковлевны Белостоцкой

1686

История жизни и смерти простой Жуковчанки из того поколения, на котором все держалось, рассказанная ее сыном. Глубоко-личная история из фейсбука, адаптированная для публикации в газете.

Это Валентина Яковлевна Белостоцкая, моя мама, самый дорогой мне человек на свете. И совсем недавно, 3 августа, я ее похоронил.

Она была простой и очень скромной жительницей нашего города и большинству читателей ЖВ она не знакома. Но чтобы стало понятно, что это был за человек, приведу некоторые факты из ее жизни.

Даже само ее появление на свет было в некотором роде чудом. Моё дед, Яков Иванович, вернулся домой со службы в армии на Дальнем Востоке 21 июня 1941 года, в день накануне начала войны и на следующее утро ушел на фронт. Еще не зная о том, что за эту ночь он дал начало новой жизни. О том, что у него есть дочка он узнал лишь в 46 или 47 году, вернувшись после войны, немецкого плена и последовавших проверок. А бабушка Антонина Андреевна бежала со своим старшим сыном Лёней от наступающих немецких войск, переплывала Днепр на бревне под бомбежкой, когда мосты уже были разрушены и укрылась в глухом Украинском селе на Черкащине у родственников деда. Там уже узнала, что ждет ребенка, плача то было… Война, голод, оккупация, бабушку и так прятали от фашистов, поскольку она своим интеллигентным видом заметно отличалась от сельского населения, была учительницей и активисткой и попади к немцам – точно пропала бы. Тут только новорожденного ребенка не хватало… Но обошлось и 21 марта 1942 года чуть ли не в окопе и без всякой медицинской помощи родилась моя мама. У бабушки началось тяжелое заражение крови,  она еле выжила. Но выжила и несмотря на полное отсутствие всего (из еды были только обильно растущие в тех краях тыквы), выкормила дочку, поставила на ноги и воспитала ЧЕЛОВЕКОМ. Кстати, быть может в этом эпичном начале жизни и преодоленных  тяжелых испытаниях кроется причина богатырского здоровье на годы вперед, а также воли и энергичности, которым позавидовали бы большинство людей.

Детство моей мамы прошло в Житомире, а затем, вслед за братом, она приехала в столицу и несмотря на огромный конкурс поступила в Московский Энергетический Институт по специальности Теплофизика. Это было по плечу, она была отличницей, спортсменкой, красавицей и очень целеустремленным человеком. В институте мама встретила нашего отца Юру (точнее выбрала его из множества достойных парней, поскольку в нее был влюблен весь курс). Вместе в стройотрядах ездили понимать целину, работали на ЗИЛе (студентов тогда приучали работать не только головой, но и руками). После института мама распределилась работать в Летно-Исследовательский Институт, так наша семья поселилась и укоренилась в Жуковском. Там в ЛИИ она и проработала старшим научным сотрудником почти всю свою жизнь, помимо прочего приняв участие в разработке теплоизоляционных плиток покрывавших первый и единственный советский космический «шатл» Буран, была награждена звание Ветеран труда. И в целом прожила она свою жизнь в трудах и в бескорыстном служении людям. И это не просто слова, это реально то, что отличало ее от подавляющего большинства людей, особенно нынешних.

Да, то было другое поколение, а мама – ярким его представителем. Главное, что ее интересовало в жизни – это была работа. Она была абсолютным трудоголиком и отдавала всю себя работе и именно ради самой работы, а не ради денег или карьеры, ТРУД был наивысшим приоритетом в ее системе ценностей. Рядом располагались альтруизм, порядочность, высочайшие моральные качества и обостренное чувство социальной справедливости. Она все делала для других людей, для страны, науки, трудового коллектива, немного для своей семьи и ничего не делала для себя самой. Она всегда ставила интересы общества выше личных, а если кто-то действовал в личных интересах за счет других, это вызывало ее праведный гнев. Даже те редкие случаи, когда мы выезжала на море были не совсем отдыхом, просто она устраивалась поработать на смену в лагерь ЛИИ в Дивноморском, брала меня дошкольным еще ребенком с собой и пока я купался и загорал, сама работала по каким-то хозяйственным вопросам лагеря даже там. И так во всем – все людям, ничего себе. Из глубочайшего внутреннего желания отдавать, а не брать. Как шутила она сама «Если бы все люди были такими как я, у нас давно был бы Коммунизм» (безусловно имея в виду лучший, идеалистический смысл этого слова).

Когда Советский Союз развалился, а вслед за ним и ЛИИ как крупный научный центр и пришли совсем другие времена, ей пришлось адаптироваться к новой реальности. Когда продолжать научную работу в ЛИИ стало невозможно, нашла новые сферы деятельности – освоила бухгалтерию, пробовала и другие занятия, например, организовала в пустующем и разрушающемся корпусе ЛИИ коммерческий склад и пыталась за этот счет ремонтировать и приводить корпус в порядок, сохраняя его для института. Вот только это оказалось не нужным самому ЛИИ, склад выгнали, а корпус после таки благополучно развалился…  В последние пару-тройку лет основным ее занятием стал уход на совсем пожилым братом Лёней, что тоже было своего рода работой и нелегкой. Таким образом она трудилась всю свою жизнь до самого конца, так и не став просто отдыхать на пенсии. И всю жизнь она была “центровой”, все тянула в первых рядах, все на ней держалось в любом деле, в котором она участвовала.

Когда в 60-х мама приехала с Украины поступать в Московский ВУЗ и затем осталась жить здесь, это была одна страна, на благо которой она трудилась. Когда Союз распался, Россия и Украина стали независимыми, но тогда все еще братскими странами. Но то что случилось между ними в последние годы воспринималось ей с огромной болью. Как честный и разумный человек она не могла принять тот поток агрессивной лживой пропаганды по отношению к Украине, которая полилась из всех государственных СМИ. Она лишь окончательно разочаровалась в современном Российском государстве и в том во что оно превратилось и всеми мыслями была с Украиной. Она мечтала бы вернуться туда, но слишком многое держало ее здесь. Еще задолго до смерти она просила на случай когда это случится,  похоронить ее в родном Житомире рядом с родителями. Но 2020 год с пандемией коронавируса оказался настолько жесток, что ни пережить его ни даже упокоиться в соответствии со своим желанием маме не удалось – границы закрыты, ни выехать из России, не въехать в Украину, тем более с телом.

Мама ушла на полном ходу, никто из нас не был к этому готов и до сих пор нам сложно поверить в случившееся. Потому расскажу и о ее смерти, быть может это станет для кого-то уроком и предупреждением, особенно тем, у кого есть пожилые родственники.

Сразу возникает вопрос, COVID-2019? И да и нет. Все началось с инсульта в конце июня и попадания в больницу. Затем были центры реабилитации в попытке восстановления пострадавших неврологических функций, первый, второй… В одном из них она видимо и заразилась. А для ослабленного болезнью организма это приговор. Пошло стремительное ухудшение ситуации – пневмония, дыхательная недостаточность, ИВЛ, остановки сердца… Реаниматологи смогли откачать, вот только остановки сердца вызвали повторный массированный инсульт с гибелью уже целого полушария. В итоге причиной смерти значится отек головного мозга в следствии инсульта неустановленной природы. Коронавирусная инфекция значится лишь как сопутствующее заболевание, а значит в статистику жертв короны мы не попадем. Вот только если бы не вирус, она еще пожила бы, т.к. до заражения состояние было стабильное и жизни непосредственно ничего не угрожало. А с другой стороны, если бы не инсульт, мама в своем обычном состоянии здоровья имела высокие шансы перенести ковид, не говоря уже о том, что она могла просто не заразиться, не попав в эти мытарства по медучреждениям, до инсульта мы ее очень берегли и никуда из дома не выпускали. Итого, по отдельности она вероятно могла бы справиться с каждым из этих вызовов, но двойной удар в виде ковида на фоне инсульта стал фатальным.

Основной мой вывод – попадание в больницы и в прочие медицинские организации сейчас смертельно опасно, если у вас есть возможность уберечь своих пожилых родственников от госпитализации, то лучше сделать это. Не факт, что там что-то смогут сделать по основной болезни, а вот риск подхватить коронавирус там очень серьезный, в силу их специфики. Помимо нашего случая знаю еще несколько аналогичных случаев среди знакомых. В общем, болеть сейчас категорически нельзя.

Но бывают ситуации, когда выбирать не приходится, как с тем же инсультом, дома такое не лечат. Впрочем, не факт, что смогут вылечить и в больнице и будут ли вообще адекватно лечить. За этот месяц с небольшим, сколько длилась болезнь, мы прошли в итоге через 3 московские больницы и два центра реабилитации. И отношение врачей встречалось очень разное. Где-то читалось “78 лет, пожила и хватит, к чему напрягаться”, а где-то боролись до конца даже в безнадежной ситуации и продлили жизнь мамы еще как минимум на неделю, давая использовать все шансы. Итого, даже московская медицина – это еще одна лотерея. Ситуацию усугубляют карантинные меры в результате которых вам будет сложно не то что увидеться со своим больным, а даже поговорить с лечащими врачами. Вы можете столкнуться с тем, что все что вам будет доступно – это звонок на горячую линию, на которой вам зачитают из базы общее состояния пациента без каких-либо подробностей. А ведь может быть какая-то важная медицинская информация которую необходимо донести до врачей, а сам заболевший в силу тяжести состояния уже будет не в состоянии это сделать. В общем старайтесь установить прямой контакт с врачом. Ведь даже сам факт того, что за пациента волнуются и им интересуются может привести  к более внимательному к нему отношению и кто знает, может обернуться лучшим исходом лечения.

Теперь о субъективной причине, которая привела к инсульту. Всю жизнь у мамы было отменное здоровье, она никогда ничем толком не болела, не ходила по врачам. И это сыграло с нами злую шутку – мы все, включая ее саму, привыкли думать, что она железная и что ей все нипочем. Единственной известной проблемой была гипертония с давлением порой далеко за 200. Но так длилось год за годом и мы к этому привыкли как к своеобразной норме. Это как с машиной у которой загорается какая-нибудь предупреждающая желтая лампочка, а машина продолжает ездить как прежде и беспечный водитель вместо того чтобы разобраться и сделать необходимый ремонт просто привыкает и перестает ее замечать. До тех пор, пока машина не встает в самый неподходящий момент с капитальной поломкой. Вот так и мы, не леча гипертонию дотянули до инсульта. Это предупреждение тем, кто поступает аналогично, чтобы представляли, чем это вероятно для вас закончится.

Про то что при первых признаках инсульта надо немедленно звонить в скорую знают, наверное, уже все. И признаки эти хорошо известны – появление проблем с речью, отнимающиеся конечности с одной стороны, перекошенная улыбка и т.д. Но важно успеть эти признаки заметить и забить тревогу. Сам человек может растеряться или вообще не понимать, что с ним происходит, адекватной реакция от больного можно и не дождаться. В нашем случае мама была со своим еще более пожилым братом и они были вроде как друг у друга под присмотром, вот только инсульт случился еще с утра, а брат ничего не заметил или не придал значения, а мы заподозрили неладное только к вечеру, драгоценное время было упущено. Если бы узнали сразу, быть может отделались бы легким испугом, т.к. в первые несколько часов неврологические нарушения бывают обратимы. Но если это время упустить, то происходит инфаркт головного мозга, а именно гибель участка мозга в зоне поражения и это имеет уже тяжелые последствия, тем большие чем больше зона поражения. Вывод – постоянное наблюдение за состоянием вашего пожилого родственника и своевременное обнаружение симптомов, может предотвратить трагедию.

В завершении скажу немного об отношениях со своими пожилыми родными и близкими людьми и возможно это самый важный вывод. Родители стареют постепенно и незаметно, а случается, что уходят в лучший мир неожиданно и порой без предупреждения. В итоге может получится как у меня, а я остался в неоплатном долгу перед мамой. Все думал, мол ты еще немного потерпи, вот сейчас все горящие дела порешаю и обязательно займемся тобой, помогу сделать жизнь комфортнее, поговорим по душам, запишем мемуары…. А она все ждала и ждала, а я откладывал и откладывал. Думал, что впереди еще как минимум несколько лет ее жизни и мы все успеем, но судьба распорядилась иначе.  И получается, что она сделала для меня в разы больше, чем я успел сделать для нее. Но уже нет и ничего теперь не исправить. Очень горько и обидно, но теперь уже все… У кого родители еще живы, позаботьтесь о них сейчас, пока они с вами. Выслушайте все, что они хотят вам сказать, окружите их жизнь любовью и комфортом. Ведь ваша связь может оборваться в любой момент, особенно в нынешние времена коронавируса. А не то потом будете локти кусать, когда будет уже поздно. Все надо делать вовремя.

Кто знал мою маму, помяните ее добрую память, она была достойнейшим человеком. А если возникнет желание написать что-то нам, ее родным, сделать это можно на ее адрес  belostotskaya@mail.ru

Поддержи Жуквести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут

Выпускающий редактор. Журналистские расследования, рубрика "Перлы недели", происшествия, вопросы ЖКХ.