Испытатель, так и не ставший космонавтом

Юбилей Леонида Денисовича Рыбикова

809

В рубрике «Лица города» ЖВ продолжают публикацию биографий известных людей, связанных с нашим городом. В этом номере мы расскажем о заслуженном летчике-испытателе СССР Леониде Денисовиче Рыбикове. Его жизнь — это жизнь человека, начинавшего как военный летчик и ставшего затем испытателем и кандидатом в космонавты. 6 августа Леониду Дмитриевичу исполнилось бы 90 лет, но судьба распорядилась так, что отважный летчик, бывший еще и талантливым художником, погиб в возрасте 46 лет при перелете с запасного аэродрома на аэродром ЛИИ. Светлой памяти испытателя и посвящается данный материал.

90 лет со дня рождения


Леонид Денисович Рыбиков
(1930-1976)

Родился 6 августа 1930 года в Смоленске. С пятнадцати лет жил в Москве. В 1947 году окончил третий Московский городской аэроклуб. После призыва в армию в 1949 году был направлен в Качинское высшее военное авиационное училище летчиков, которое окончил в 1952 году и в течение трех лет был в нем летчиком-инструктором. В 1956-1959 гг. Леонид Денисович служил в строевых частях военно-воздушных сил в Прикарпатском и Дальневосточном военных округах. Окончив в 1960 году Школу летчиков-испытателей стал летчиком-испытателем Летно-исследовательского института. За время работы в институте осуществил важные исследования особенностей аэродинамики крыла с острой передней кромкой на самолете-летающей лаборатории Су-9 ЛЛ, испытания МиГ-23М с двигателем Р-29-300 для расширения границ запуска двигателя, испытания работы двигателя Р-25-300 с системой разжигания форсажа камерным способом «огневой дорожки» на истребителе МиГ-21 БИС, испытания топливной системы истребителя МиГ-23М с доработанными отсеками перегрузки, испытания по определению взаимодействия продольного и бокового движений на дозвуковых и сверхзвуковых скоростях на самолетах-истребителях, испытания по аварийному сбросу фонарей на Як-38 и испытания двигателей на летающей лаборатории Ту-16ЛЛ. Также летчик участвовал в испытаниях таких самолетов, как МиГ-25, Су-17 и планера «Вега». Помимо испытательной работы, Леонид Дмитриевич с 1966 года был и летчиком-инструктором Школы летчиков-испытателей. Испытатель некоторое время являлся кандидатом в космонавты испытатели, но из-за перелома ноги, полученного при неудачном тренировочном прыжке с парашютом, мечту о полете в космос пришлось оставить. С детства большим увлечением в жизни летчика являлась страсть к рисованию — среди его картин есть и панорама летно-исследовательского института с изображенным на ней заходящим на посадку Ту-22. Герой России Леонид Попов в своей книге «Страстная неделя» вспоминает об картине Л. Д. Рыбикова: «Сама панорама, выполненная маслом на холсте большого размера, сколько я себя помню, висит в диспетчерской КДП. Точка, из которой сделана панорама, сугубо летная, из кабины самолета, заходящего на малую ВПП, расположенную под углом к большой. За аэродромом — подковой река, вплотную подступающая к началу и концу ВПП, мост — там поставлен памятник экипажу Бориса Половникова, рухнувшего после взлета вместе с самолетом Ту-22, на возвышении церковь, поля. Картина привычная и родная, обещающая скорую встречу с близкими, если возвращаешься издалека, да еще если там пришлось солено». 28 августа 1974 года Леонид Дмитриевич Рыбиков был удостоен почетного звания «Заслуженный летчик-испытатель СССР». Увы, но как часто бывает в судьбе летчиков-испытателей, Леониду Дмитриевичу после получения высокого звания оставалось жить совсем немного. 24 декабря 1976 года испытатель, являвшийся на тот момент командиром одного из отрядов летчиков-испытателей, совершал перелет с запасного аэродрома на самолете Су-15. Это был последний полет в жизни летчика. Леонид Попов в «Страстной неделе» вспоминает: «Леня упал на самолете Су-15 при перелете с запасного аэродрома, куда посадили накануне кого-то из летчиков из-за непогоды у нас. Да и в этот-то день 24 декабря 1976 года на аэродроме был жесткий для истребителей минимум, правда, верхняя кромка облаков была 1500-2000 метров…
Обычно еще ниже тянется рвань над лесом. Очевидцы рассказывали, как самолет с большим креном вывалился из облаков, он полого снижался, вместо стремительного, ликующего набора высоты, характерного для этого перехватчика…
Здесь самолет коснулся снега,.. здесь чиркнул по замерзшей земле, а чуть дальше все пропитано керосином… Здесь началось разрушение, отсюда все тяжелое, кувыркаясь, катилось по земле дальше, легкое — оставалось ближе… Часть фюзеляжа с разрушенной кабиной ударила досчатый сарай для удобрений возле кромки леса, но Лени там уже не было.
На сотнях метров скользящего удара остались защитный шлем… заголовник кресла… само кресло… лохмотья парашюта… сам Леня…
И все произошло через три минуты после взлета… За обычным докладом экипажа спасательного вертолета, прибывшего с «места», первый вопрос, волнуясь, задал Аркадий Иванович Вершинин, отвечающий за эксплуатацию всех легких самолетов Института:
— Керосина на земле много? Горит сильно? − Мы с командиром недоуменно переглянулись.
— Горело там… не сильно… Да как узнаешь там про керосин, — чтобы преодолеть гнетущую паузу, встрял я,— керосина на земле, вроде… нет. Аркадий Иванович буквально зашатался.
— Да что же он — без топлива взлетел? Неужели не заправили? — чуть не со стоном проговорил он.
Ответить в ту минуту ему никто не мог…
Утром с первым же вертолетом на «место» вылетели Валентин Петрович Васин и Аркадий Иванович одновременно с членами аварийной комиссии…
Прошли в направлении удара раз… другой. Погода хорошая, и отчетливо различимо на фоне общей белизны другой цвет снега, слегка желтоватый…
Сели. Аркадий Иванович бегом кинулся нюхать снег…
Уже потом, когда нашли панель выключателей и выключенный тумблер «Генератор постоянного тока» на ней, Вершинин подошел ко мне:
— Ты и меня вчера чуть не отправил на тот свет. Ты молодой, тебе пригодится — пойдем покажу, с которого места все керосином залито.
И мы пошли, хотя в тот момент я не понял, почему все это мне пригодится. Позднее я разобрался, что первая фраза Аркадия Ивановича была не привычным подшучиванием над собой умудренного человека, а говорилась всерьез, с обидой, которую он сумел перевести в желание ободрить молодого. За стеной горя общего как-то не воспринялись в скорбном месте боль и горе личное из-за моей «информации» накануне…». Похоронен Леонид Денисович Рыбиков на Быковском мемориальном кладбище.

При подготовке статьи использованы книги Героя РФ Леонида Степановича Попова «Страстная неделя» и историка авиации Андрея Симонова «Заслуженные испытатели СССР».

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут